Герои и Негерои

Я сотни раз давал себе зарок не ввязываться в уличные знакомства. Но в этот раз меня что-то зацепило. Этот человек стоял и внимательно разглядывал нашего чугунного динозавра - Тещу, как прозвали его в народе. Мужчина на вид 45-50 лет, слегка небритый, коротко стриженый, чуть лысеющий, абсолютно седой, но подтянутый, с приятной внешностью сельского врача, которая так нравится женщинам среднего возраста. Клетчатая рубашка и джинсы, кроссовки и небольшая черная сумка на плече – все довольно обычно. Но он так странно смотрел на чудище, что я остановился.
- «Вы впервые в нашем городе?»
- «Почему вы так решили?»
Он повернулся ко мне. Вам знакомо желание после первых слов собеседника либо сразу уйти, либо поближе с ним познакомиться? Он внимательно, с легкой полуулыбкой смотрел на меня. Я почувствовал, что много потеряю, если хотя бы не поговорю с ним.
- «Местные перестали на Тещу обращать внимание. Все привыкли, только на праздники украшают или одевают во что-нибудь». Он внимательно посмотрел на предмет нашего разговора и неожиданно рассмеялся.
- «Нет, я тоже местный. Но никогда не видел динозавра разнаряженным.»
- «Отчего же такое внимание?»
- «Понимаете, я, видя это существо, все время думаю об одном: насколько его судьба близка человеческой».
- «Минутку, динозавры вымерли 65 млн. лет назад. А мы, как видите, здравствуем до сих пор. Да еще исторически, собственно, не пересекались».
- «А вдруг мы тоже вымрем?» - хитро усмехнулся незнакомец.
- «Вы имеете в виду что-то конкретное?»
- «Да, я считаю, что человек, как биологический вид, исчезнет так же, как и динозавры. Человек тоже доминирует в природе, как и пресмыкающиеся в мезозое. Но однажды просто исчезнет».
- «Это почему?» - заволновался я и даже закурил. А ведь вроде бросил…
- «Скажите, вам это действительно интересно? Или просто не торопитесь?»
- «Если честно, я в волнении невероятном!»
- «Но вы можете прекратить разговор и выбросить его из головы. Так сделало бы абсолютное большинство людей».
- «Я из меньшинства» - сорвавшимся голосом брякнул я. Мне нравилась его благожелательная полуулыбка, в которой не было ни грамма превосходства или менторства. И мне вправду хотелось услышать, с чего это человечеству вымирать.
- «Что ж, слушайте, это просто. Я считаю, что в таком виде человек Природе не нужен».
- «В таком виде?»
- «Да, он весьма агрессивен, алчен, властолюбив, эгоистичен, кровожаден и почти бездуховен. Для Природы он…»
- «…вирус» - договорил я. Собеседник с интересом посмотрел на меня.
- «Я уже это слышал» - пришлось объяснить мне – «Кажется, у Головачева. Человек, мол, самый страшный вирус. Он уничтожает все остальные биологические виды, одни для пищи, другие для свободного пространства, третьи – 1просто так. Достойного соперника у н
- «Как не было у динозавров». Мы замолчали. Я неожиданно предложил:
- «Тут рядом есть уютное местечко, там вкусный кофе и впечатляющие чебуреки. Может, зайдем?»
- «Вы хотите услышать продолжение? – спросил незнакомец, когда мы устроились в практически пустом кафе.
- «Да, скрывать не буду».
- «И вы наверняка что-то нарисовали себе по поводу того, кто я и откуда у меня такие взгляды».
Пришлось смутиться:
- «Точно».
- «И что вы думаете обо мне?» Он странно пил кофе – наливал в блюдце и шумно прихлебывал. Вообще, мне хотелось слушать, а не рассуждать. Однако я боялся, что разговор развалится, если отказаться от обсуждения.
- «Вы явно не из рабочей среды». (Он ухмыльнулся). «У вас высшее образование, скорее всего, гуманитарное, а может и ученая степень». (Он улыбнулся). «Философия развития человечества – (он поперхнулся) – интересует вас давно, а, может быть, связана с работ
Тут собеседник звучно и заразительно расхохотался. Повар, темнокожий узбек, даже высунулся из своего окна раздачи, слегка озадаченный звуковой атакой. Я помахал ему, что все нормально.
- «Что вас рассмешило? Все не так?». Я так был уверен, что все угадал правильно.
- «Как вам сказать? Ну, образование у меня и вправду высшее, но техническое. Ученой степени нет никакой, а работаю я в охране на автостоянке. Просторы любимой Родины никогда не покидал, родной город изредка, на юг и в командировки».
- «Забавно, - улыбнулся я, - Пальцем в небо. А со сферой интересов?»
- «Тут вы попали в точку. Вопросы философии, психологии, религии, магии и эзотерики волновали меня с детства. Вот только всерьез свой интерес подкормить я смог где-то лет 20 назад. До этого получать такие знания было очень трудно и даже опасно. Да и сейча
- «Так по поводу человечества…»
- «Ага, вы хотите услышать мое мнение об Апокалипсисе, Армагеддоне, а может и о 2012 годе?»
- «Хочу. Ведь у вас, бесспорно, сложилось какое-то мнение».
- «Разумеется. Только оно вам не понравится».
- «У вас есть доказательства всеобщей гибели?» – с плохо скрываемым сарказмом спросил я.
- «Вы слишком хорошо обо мне думаете, - не принял вызова собеседник, - Речь идет о моих мыслях и моем мнении. О всеобщей объективности речи не идет. Так далеко я еще не зашел».
- «Ну, а все-таки? Нас ждет страшная гибель?» – опять сверкнул вызов в моих словах. Вместо ответа незнакомец вдруг спросил:
- «Мы уже час ведем с вами светскую беседу, а познакомиться не удосужились. Вас как зовут?»
- «Допустим, Владимир» - осторожно ответил я. Жажда услышать что-то необычное, из ряда вон выходящее, удерживала меня с моим визави, хотя где-то внутри появились слабые сигналы тревоги. С чего бы это?
- «А меня зовите просто Странник».
Хохот переломил меня пополам. Я смеялся от души и никак не мог остановиться. Странник смотрел на меня серьезным спокойным взглядом и ждал, когда я остановлюсь.
- «Чем же я так вас развеселил?»
- «Простите, я думал услышать что угодно, только не это. Странник – это вроде так романтично, но и в фантастике, и в шпионских романах, и в кино, в песнях полным-полно Странников. Это уже банально» - отдышался я.
Вместо ответа он достал из бокового кармана паспорт и раскрыл его перед моим лицом.
- «Странник Сергей Олегович» - прочитал я и прикусил язык. Возникла некая пауза, во время которой он принялся за второй чебурек, а я допивал кофе.
- «Самый настоящий Странник» - вдруг произнес я.
- «Да, самый настоящий» - подтвердил собеседник. – «Но продолжим, уважаемый Владимир. Вы, видимо, много знаете, в смысле читали, видели по ТВ разную информацию о конце света. Думаю, не менее моего интересуетесь всем таинственным».
- «Да, вы правы. За мое стремление узнать все, что можно, знакомые прозвали меня Искателем».
Я с удивлением понял, что сообщил абсолютно незнакомому человеку слишком личное. Настала очередь смеяться и собеседнику.
- «У нас милая пара: Странник и Искатель. Вы ищите, я брожу, почти коллектив. Впрочем, в мире бывают и более необычные вещи. Продолжим. Значит, о конце света вы наслышаны? (Я кивнул). А вы не задумывались, почему долгие века люди так настойчиво обсуждают
- «Это слишком глубокая и давняя тема. Еще до возникновения религии человек боялся Природы, ее сильных проявлений в виде бурь, грозы, молнии, землетрясений и т.д. А уж религии окончательно утвердили серьезные основания для страха: будет расплата».
- «За что?»
- «За плохое поведение – улыбнулся я. – «Помните начало разговора? Агрессия, алчность и т.д.? (Он кивнул головой.) «А началось, видимо, все с Адама и Евы». (Странник даже перестал жевать.) «Да, да, с Адама и Евы. Они, под влиянием Змия нарушили зап
- «И что?»
- «Как что? Господь проклял их и сбросил из Рая на грешную Землю. Но вы и сами знаете эту историю».
- «Знаю, но причем тут конец света?»
- «А вот дальше люди, обуянные гордыней, много раз пытались бросить вызов Богу, стать равным Богу, Они много раз были наказаны, но к соответствующим выводам не пришли. Они и друг с другом перестали уживаться. Постоянно доказывая, что кто-то из них сильнее
Я остановился. Странное вдохновение пропало. Я говорил слишком поэтично. Зачем? Кому?
- «Да! - крякнул Странник, - Вам бы стихи писать. Впрочем, вы их и пишите, скорее всего». (Заставил улыбнуться.) «Насколько я понимаю, вы абсолютно правы. А что касается борьбы Добра со Злом… Владимир, вы думаете, что таковая есть на свете?»
- «Вы меня удивляете! Только что вы согласились со мной и вдруг задаете такой вопрос! Конечно, верю! Вся наша жизнь – борьба Добра и Зла!»
- «Приведите пример!»
- «Ну, хорошо, хотя чего тут доказывать?» Я задумался. Тема была проста, но пример почему-то на ум не шел.
- «Хорошо, вот хотя бы это. В мире масса такого, что мешает нам жить: алкоголь, например. Сколько жизней и судеб исковеркано! Сколько жизней закончилось, когда ничего не удалось совершить. Все всё понимают, но пьют! Беда длится веками. Религия борется, вр
- «Сильно!- откликнулся Странник, - «И пример впечатляющий. Если поднапрячь мозги, можно в данном контексте многое упомянуть: убийц, насильников, наркоманов, террористов, маньяков и т.д.»
- «Можно упомянуть грабителей, мздоимцев, взяточников, воров, предателей, интриганов, и прочая, прочая» - добавил я.
- «Что ж, если не упоминать более тонкие виды Зла, вы показали, что есть Зло. Но борьба со Злом? Что есть борьба Добра со Злом? А что есть Добро?» - хитро прищурился собеседник.
- «Ну, вот, пошла софистика» - нахмурился я.
- «Отнюдь» - по-прежнему так же дружелюбно возразил Странник, - «Зло как-то можно выделить, описать. А Добро описать трудно. Проще так: Добро есть не Зло. А вот это уже софистика. Так что же такое Добро?»
- «Добро – это всеобщее благо» - буркнул я.
- «Неубедительно» - откликнулся мой оппонент, - «Когда казнят убийцу – это благо для всех? А как же он сам? А его семья, дети? А его мать? Или другой пример. Вы спасли утопающего, а он оказался маньяком. Вас поблагодарил и опять начал насиловать детей. Эт
- «По-вашему, понятия Добра и Зла относительно? Ну, тогда вы ставите борьбу Добра и Зла под вопрос?»
- «На мой взгляд, нет борьбы как таковой».
- «А что есть? – заинтересовался я. Показалось, что мы зашли в тупик, и в этих рассуждениях нет выхода.
- «Борьба Добра и Зла происходит внутри самого человека. В нем есть что-то от Бога, а есть что-то от Дьявола. И именно это внутри воюет, бурлит, противоборствует. Как вы думаете?»
- «Думаю, что полностью согласен» - кивнул я. Все именно так! Человек борется сам с собой, перенося тяготы борьбы на весь мир! Это же просто! И в этот момент эмоционального всплеска потолок обрушился на меня! Последнее, что я увидел перед собой – это вним

Я открыл глаза. Всё белым-бело. И стены, и простыня, и приборы. И даже сидящий передо мной человек – в белом халате.
- «Вы очнулись! Слава Богу!»
- «А вы кто? – еле пролепетал я. Говорить было трудно.
- «Как это кто? Не узнали?»
Интонация, голос – присмотревшись, я узнал его. Странник! Но ведь это он шарахнул меня по голове? Или не он?
- «У, сколько эмоций у вас на лице!» - улыбнулся он. «Вы, наверное, думаете, что это я вас приложил? Увы!»
- «Почему «увы»?» - прошептал я. Громко говорить не удалось.
- «Да потому что это не я».
В этот момент в палату вошли еще двое в белых халатах: строгий мужчина в очках, кажется врач, и миловидная женщина, видимо, медсестра.
- «Так, так» - начал вошедший, - «прекрасно, наш пациент в сознании. Спасибо, Сергей Олегович, вы изрядно помогли и больному, и нам». Странник старомодно поклонился. Врач подсел ко мне и взял мою руку.
- «Ну, что ж, Владимир Николаевич, приветствую вас в нашей клинике».
- «Что со мной?» - выговорил я.
- «В вас стреляли, батенька, и попали прямёхонько в легкое».
- «Ё…!!!» - зарычал я. Все дружно рассмеялись. В это время в палату вошел следующий персонаж. Мента можно было узнать даже в халате.
- «Доктор, разрешите поболтать с потерпевшим? – обратился он к врачу.
- «Ладненько, только недолго. Он еще очень слаб».
- «Я постараюсь шустро».
Врач, сестра и Странник по одному вышли, а последний слегка махнул мне рукой. Вот ответить я не смог. Между тем милиционер подсел ко мне, раскрыв блокнот и вооружившись ручкой. Выглядел он неважно: мешки под глазами, некоторая синюшность и вдобавок весьма неудачная побритость – местами.
- «Капитан Вьюнков» - представился он, нежно улыбнувшись. Я вздрогнул.
- «Ну, Владимир Николаевич, начнем?»
- «Начнем».
- «Как вы оказались в кафе?» И дальше в муторной тягучей беседе я рассказал то, что пережил более суток назад.
- «Вы уверены, что именно вы предложили посидеть в кафе?»
- «Конечно! Именно я это предложил. Хотя мне показалось, что Странник сомневался в целесообразности этого похода».
- «Странник?» - переспросил следователь.
- «Да, это его фамилия».
- «Скажите на милость! Удивительные бывают фамилии!» Можно подумать, он не узнал фамилию раньше! Игра?
- «Вы его подозреваете?» - решил спросить я.
- «Ну почему же?» - замялся собеседник, - «Просто надо все версии отработать. А почему вы вообще с ним решили пообщаться? Он внушает доверие?»
- «Да, кажется. Мне показалось, что он добрый и умный человек. А вам?»
- «Может быть, может быть. Во всяком случае, действовал он эффективно. Когда вы упали, из кухни выскочил насмерть перепуганный повар. Этот ваш Странник крикнул ему, чтобы вызвал «Скорую», а сам, как сайгак, рванул через улицу, откуда, как он решил, стреля
Не нашли и мы, хотя привезли собаку. Выяснили только, что в скверике действительно кто-то находился, много курил – куча окурков. Но, ни оружия, ни гильз не нашли. Бабка там бутылки собирала. Сказала нам, что сидел тут парень в спортивной куртке и вязаной шапочке. И это в июле! А что делал и куда делся, не знает. Выстрела никто не слышал. Стрелок работал с глушителем».
Я слушал, открыв рот. Если учесть, что он у меня открывался с трудом, я был просто обескуражен. Кому, на хрен, понадобилась моя жизнь?! Я всегда сторонился конфликтов, почувствовав сопротивление окружающей среды, искал другой путь. Долго нет троллейбуса, шел на трамвай, его нет, шел пешком. Если мое мнение вызывало бурю, либо менял его, либо просто помалкивал. Никакого экстрима!!
- «Скажите, а у вас есть враги?»
- «Какие к дьяволу враги! Мне казалось, даже мухи меня не боялись».
Мое высказывание вызвало некое подобие смеха у капитана. Правда, оно больше напоминало бульканье закипающего чайника, но вид был веселый.
- «А все-таки? Соперники, коллеги-завистники, мужья-ревнивцы? Может, с кем не поделились? Теща-ненавистница?»
- «Я в разводе 3 года» - почти спокойно выдохнул я.
- «Да, безнадега, то бишь «глухарь» - печальным голосом провозгласил собеседник. В этот момент вошел врач.
- «Батенька, должен вас поторопить. Больному нужен покой. И так не все гладко, а тут еще и вы».
- «Доктор, я в небольших дозах не опасен».
- «Не знаю, не знаю, голубчик, пора и честь знать».
- «Но я еще забегу. Вопросов немало».
Они чопорно раскланялись, и мы с врачом остались одни. Он подсел ко мне, взял мою руку, нащупал пульс, посматривая на часы.
- «Доктор, можно подробней обо мне».
- «Вам, дорогой вы мой, влепили в легкое пулю калибра 7,62 мм. Хорошо, что навылет, и хорошо, что одну. Ваш знакомый вовремя вызвал «Скорую», да еще не отходил от вас после операции. Своеобразный мужик, умница, и чувство юмора отменное. Вам повезло!»
- «В смысле?» - не понял я.
- «В смысле друга» - пояснил врач.
- «Мы едва знакомы».
- «Да?» - удивился врач, - «А он так вас хвалил, описывал как чуть ли не лучшего из всех людей на свете».
Я почувствовал головокружение. Перед глазами закружились в вальсе лечащий врач с милиционером, у которого почему-то на голове оказалась фата с длинным шлейфом, который бережно поддерживал Странник в шортах и в лаптях на босу ногу. Все трое во все горло распевали “We Are The Champions”! Меня вновь накрыла тьма…

Слава Богу, снов я не видел. А первое, что увидел, придя в себя, был Странник.
- «Мне начинает казаться, что вы мой крест» - простонал я. Господи, все та же улыбка!
- «Это вы зря! Я скорее ваше спасение».
- «От чего?!»
- « От вас самого, Владимир Николаевич. Возможно, наша встреча – это судьба. И вообще, вам вредно волноваться. Давайте, покушаем».
- «Вы и кормить меня будете?» - еле выговорил я.
- «Да, у сестры выпросил».
- «Надеюсь, «утку» мне подложит сестра».
- «А почему? Давайте я присмотрю за вами по полной. И сестра отдохнет».
Мой крик, казалось, сотрясает Мироздание! На самом деле, я только слегка прохрипел. В перерывах между ложками каши ко мне вернулось спокойствие.
- «Странник, что вы здесь делаете? Езжайте к семье, в библиотеку, пошныряйте по Интернету, наконец. Вас уже обыскались».
- «Вряд ли. У меня… Впрочем, неважно! А вот вы один быть не должны». Я ничего не успел ответить, как в палату вошли моя бывшая жена и сын. Ах, Странник, ах, сукин сын!
Вера была хороша! Белый халат только подчеркивал её красивую фигурку, а длинные стройные ноги разили насмерть! Впрочем, насмерть разило все: и белокурые волосы, и задорная мордашка вечной школьницы, и потрясающая грудь, которая готова была прорвать халат насквозь! Даю руку на отсечение, что Странник считает меня круглым идиотом, раз я развелся с такой женщиной. Заметно волнуясь, Вера приблизилась к кровати. Игорь, мой сын, рослый тинейджер 15 лет, смотрел уж очень сурово, Наверно, она силком его привела. Зачем? Когда мы развелись, парню было 12. Он тяжело переживал разрыв. Но до 14 лет мы много общались, гуляли, ходили в парк, в кино, а недавно как отрезало. О причинах можно только догадываться. Странник раскланялся с обоими и скромно удалился. Вера выдохнула и сказала: ”Привет! Как ты?” Игорь тоже заговорил:
- «Привет, бать!» Казалось, это единственное, что они могут сегодня сказать. Сын подошел ближе, но его заинтересовала аппаратура жизнедеятельности рядом с койкой. Вера, нервно теребя пакет, который держала в руках (с фруктами, наверное) тоже подошла ближе
- «Сергей Олегович в двух словах рассказал мне, что произошло. Тебе очень больно?»
- «Вера, оставь банальности! Зачем ты пришла? Отметиться своей порядочностью?» Она стала покрываться пятнами от гнева. Игорь повернулся:
- «Ну, зачем ты так, бать!»
- «Ладно, ладно, не обижайтесь, родственники! Это я от недомогания». Вера успокоилась, даже присела на край кровати.
- «Ты что, в милиции работаешь?»
- «С чего ты решила?»
- «Ну, в тебя же стреляли!»
- «Да нет! Это какая-то ошибка. Оказался не в то время не в том месте». Неожиданно вмешался сын:
- «Бать, а тебе компенсацию выплатят?»
- «Какую компенсацию?» - не понял я.
- «Ну, за ранение!» - недоуменно ответил Игорь. Пришла моя пора багроветь. Вера мгновенно вскочила:
- «Ну, ладно, нам пора. Вот тут тебе фрукты, молочка, немного выпечки. Поправляйся!» Сын направился к двери:
- «Да, бать, поправляйся. А если компенсацию дадут, подкинь тогда на мороженое» - и подмигнул. Ого! Дверь за ним закрылась, а Вера повернулась ко мне.
- «Володя, Сергей Олегович сказал мне, что ты перед ранением хотел предложить мне начать все сначала…»
Ах, Странник, какая же ты сука!
- «И что?»- спросил я, стиснув зубы.
- «Поверь, я к тебе очень хорошо отношусь. Ты умный, добрый, серьезный… Но… В общем, я через неделю выхожу замуж» - выпалила она, наконец. А мне казалось, что я не собственник! И в глаз что-то попало…
- «Конечно, я понимаю, тебе не очень приятно это слышать. Но я хотела пригласить тебя на свадьбу. Однако, видишь, как все получилось с тобой…»
- «Пригласить?! В качестве кого? Ты же понимала, что я откажусь!» Она опустила голову. Нам обоим было неловко, как бывает, когда застают за чем-то не очень приятным.
- «Я пойду» - наконец проговорила она.
- «Вера, а ваша дружная семья будет жить в нашей квартире?»
- «Какое это имеет значение, если ты отказался от приватизации! Какое тебе дело до этой квартиры?»
- «Хочу понять, ошибся ли я тогда, согласившись на бомжевание, да и то из-за сына».
Она вздохнула, поправила волосы и, глядя в пустоту, сказала:
- «Я продаю квартиру. А жить мы будем в его доме. Там достаточно этажей и комнат для всех».
- «Олигарх?»
- «Нет, просто обеспеченный человек».
- «Я рад за тебя. То, что я не смог тебе дать, ты, наконец, нашла».
- «Почему «наконец»? Мы начали встречаться через 2 месяца после нашего развода!»
Эх, Вера, Вера, я забыл, ты же натуральная блондинка! Иди уже!
Странник сформировался сразу же после её ухода.
- «Владимир Николаевич, я переборщил?»
- «Слушай, Странник, тебе сколько лет?» - нервно спросил я.
- «51, а что?»
- «Я уверен, что, как минимум 48 из них ты всем помогаешь. И, как минимум 47 из 48 тебя все проклинают».
- «Я понимаю ваше раздражение, Владимир Николаевич. Но и вправду пытаюсь, подчеркиваю, пытаюсь помочь людям».
- «И что, со всеми полный провал?» - съязвил я.
- «Не со всеми» - абсолютно серьёзно ответил он. Поглядите только, даже ухом не повел на «ты»!
- «Конечно, были люди, что меня и проклинали. Были те, кто гневался и просил оставить их в покое. Были случаи, когда и по голове били!» - усмехнулся он. Плакать надо!
- «И все-таки большинство благодарило!»
- «Вы странный человек, под стать фамилии. Какое вам дело до других?! Устаивайте свою жизнь! Знаете пословицу:
Не делай добра – не получишь зла!»
- «Вы сами добрый человек, и, наверняка, не верите этой пословице!» Ох, Странник, хотя бы на секунду сорвался! Разъярился бы! Обматерил! Ох!
- «Помните наш разговор о борьбе Добра и Зла? Если борьба эта идет внутри человека, то её подпитывает внешняя среда. Например, во времена инквизиции о прогрессе тяжело было думать – выжить бы! При коммунистах пришлось восхвалять партию и Ленина, о духовно
Когда пришёл капитализм, это привело к тому, что люди перестали уважать друг друга. Про любовь к ближнему надо вообще забыть! Кругом кричат, что добро должно быть с кулаками. Согласен, в современном мире добро должно
быть с кулаками. Но только по отношению к реальной опасности! Зачем же кулаки по отношению к женщинам, детям, слабым и незащищенным! После удара по левой щеке предлагалось подставить правую потому, что хотелось, чтобы ударивший подумал и не ударил. Зачем насилие?
А попробуй сказать об этом современной молодежи! Засмеют! Какая доброта, какое милосердие! Убить человека сейчас – как два пальца… Прости, Господи! Надо, надо делать Добро, милейший Владимир Николаевич!»
- «Я согласен с вами, но повсюду люди отвечают Злом на Добро. Это противоречит вашим словам, Странник». «Неправда. Это происходит из-за того, что Добро это неискренно. Нищим кладем мелочь, авось Господь отметит. Старушке место уступили в транспорте – окр
- «Ну, а как же милосердие? Вы же не будете отрицать его существование?»
- «Не буду. Только настоящее милосердие очень редко встречается. А вы не задумывались, что самые видимые проявления милосердия из мира богатых? Когда в кошельке приличный запас баксов, то можно что-то выделить на бедных, обездоленных, больных. Но только д
- «Знаете, Странник, а вы, оказывается, злой! Давайте попытаюсь догадаться: обида на весь мир из-за выноса Вашего Величества на обочину судьбы! Неудачи в личной жизни, провал в материальной обеспеченности, неудовлетворенные амбиции в политике и карьере! У
Вместо ответа собеседник побагровел и выскочил из помещения. Почти сразу же вошла сестра со шприцем.
- «Что это с нашим добряком? Вылетел, как пуля, красный, как рак, разъяренный, как бык!»
- «Я, кажется, его обидел!»
Мне было стыдно. Зря я его так! Ведь он искренне говорил! Возможно, в чем-то я был прав. Но не обида говорила в нем в его страстном порыве – он верил в то, что говорил! После ухода сестры Странник вернулся в палату. Он смущенно улыбался! Он сел рядом с моей кроватью на стул и произнес:
- «Приходится извиняться еще раз! Владимир Николаевич, прошу прощения, был несдержан». Мой ответный порыв был не менее сильным:
- «Нет, это вы меня простите! Я все же перегнул палку! Что бы я не думал, надо соображать, что говоришь».
- «Нет, нет! Вы во многом правы! В последнее время по моим амбициям судьба круто ударила. Но на вас нельзя негатив сбрасывать. Это моя вина».
- «И вы во многом правы!» Он не ответил, опустив голову. Вдруг заговорил снова:
- «Мы хотя бы понимаем друг друга. И говорим по-человечески. А это сейчас большая редкость. Пройдите по городу! Никто не улыбается! Все напряжены, готовы к отпору, хотя бы к словесному! И вежливость рассматривается как слабость!»
- «Подождите, Странник! А если вас в темном переулке грабят? Надо тоже отвечать добром? Другую щеку подставлять?»
- «Если кто-то вышел грабить в темный переулок – значит, Зло победило вокруг него, а следом, и в нем самом. Этот человек сам стал Злом. Ну, а я… Сбегу, наверное, если смогу!» И он весело засмеялся. Даже я улыбнулся.
- «Странник, вы уникум!» Это я искренно. Мне нравился этот человек. И, ведь, не бросил меня, раненого! Кстати, обо мне. Что там у меня с работой? Не выгнали еще?
- «Владимир Николаевич, у вас, кроме жены и сына, есть родственники?»
- «Нет, я один? А в чем дело?»
- «Вам на работу я уже сообщил. Они тоже к вам сегодня придут». Я даже глаза завел! Нет ни слов, ни эмоций! В палату вошла сестра с термометром.
- «Ну-ка, больной, давайте температурку померяем! А общение с Сергеем Олеговичем вам идет на пользу! Вон как глаза блестят!»

Ещё 2 недели пролетели незаметно. Странник появлялся у меня через сутки из-за своей работы, но проводил со мной часов 6-7 . Он помогал сестрам, читал мне газеты, рассказывал многое из того, что сам знал о неведомом. Однажды даже налил наперсток коньяка, воспользовавшись доверием медперсонала. Причины, по которым он так заботился обо мне, были непонятны. Лечащий врач как-то на вечернем дежурстве, слегка попахивая спиртом, весело ляпнул о нездоровом интересе Сергея Олеговича к моей персоне. Пришлось ответить, что я думаю по этому поводу. В общем-то, неплохой мужик, доктор сразу же извинился, причем изрядно покраснев при этом. У меня еще дважды были из милиции. Они завели уголовное дело, но их унылые лица говорили, что это действительно «глухарь». Ни одной зацепки, ни одной серьезной версии! Капитан Вьюнков по секрету выложил, что даже получил задание проверить, нет ли у меня криминальных связей. Я так смеялся, что потерял сознание. Моя бывшая благополучно вышла замуж, о чем мне рассказал сын. Он пришел через пару дней после свадьбы и даже показал фотографии. Избранник Веры впечатлял: он напоминал игрока в регби, такой же крупный и медведеобразный. Сын рассказал, что молодожен когда-то был культуристом и жрал анаболики, как картошку. Теперь он бизнесмен, но форму поддерживает. Я не выдержал и выразил мысль, что вместе с анаболиками ему надо употреблять и «Виагру». Игорь согнулся пополам от хохота. Понял ли мой грустный сарказм? А, не моё это дело! Коллеги с завода наволокли мне фруктов, которые дня через два благополучно сгнили. Они так энергично уверяли меня не беспокоиться за ту часть работы, что я выполнял, что я подумал: моя судьба в трудовом коллективе решена. Но, как говорил Странник, разве можно обижаться на то, что нельзя изменить?
Всё чаще я вспоминал, как во время беседы со Странником в кафе меня посетило не менее 2 раз чувство тревоги. Где-то подсознание почувствовало опасность, и это в присутствии человека, которого я так неожиданно встретил, и который проявил столько участия в моей судьбе. Случайно? Я успокаивал себя тем, что подсознание среагировало на опасность от стрелка. А если нет? Впрочем, нет ничего тайного, что бы в конце концов не стало явным.
Однажды вечером, когда Сергей Олегович читал мне «КоммерсантЪ», я внезапно прервал его, задав вопрос:
- «Странник, вы кто?». Тот посмотрел на меня поверх очков, улыбнулся и спросил:
- «Прошу прощения?»
- «Вы же поняли вопрос?» Пауза, улыбка сошла.
- «Я вас понимаю. Моё поведение подозрительно. Наша встреча таинственна, покушение и на меня кидает тень. Но разве всё это говорит о том, что я не Странник?»
- «Я не об этом. Мне кажется, вы знаете больше о ситуации, а потому как бы хотите загладить чувство вины».
- «Даже так…» - уныло протянул собеседник.
- «Ну, колитесь, уважаемый Сергей Олегович. Я случайно оказался на вашем месте, в смысле стуле? И меня благополучно подстрелили. Так?» Я так разошелся, что меня бросило в жар.
- «Успокойтесь, друг мой. Возможно, вы в чем-то , подчеркиваю, в чем-то, правы. Но сейчас не время и не место это осуждать. Поверьте мне, это так. Выздоравливайте, и мы всё обсудим. Благо, спешить некуда».
Как не готовился я к неожиданностям, меня его признание ударило основательно. Всё-таки нечисто оказалось всё. Внутри стало холодно и пусто. Я даже не услышал, как Странник ушел. Его не было 3 дня.
Появился он не утром, как всегда, а к вечеру. Даже медперсонал заметил его долгое отсутствие. А наша медсестра даже посочувствовала мне и высказала опасение, что со Странником что-то произошло.
- «Может, заболел? Жалко, такой сердечный человек». И со вздохом добавила: «И мужчина видный!»
Видный мужчина выглядел весьма помято, был небрит и заметно взволнован. Он рассеяно спросил, как я, положил на тумбочку пакет с гостинцами и уселся на гостевой стул. На меня он старался не смотреть.
- «Пьянка? Неприятности на работе? Женщина?» - Он вздрогнул. - «Ага, значит, «шерше ля фам»?» Он молчал.
- «Успокойтесь, Сергей Олегович. Я не буду вас терзать расспросами. Зачем? Если у вас проблемы, могли бы не приходить сегодня. Чего ради вы рвались сюда?»
- «Долг, мой друг. И дружеские чувства к вам» - с улыбкой произнёс этот странный человек. И негатив куда-то растворился!
К моему удивлению, Странник остался на ночное дежурство. Мы с ним много говорили, играли в шахматы и даже слушали музыку: он принес небольшой приёмник. Дежурная сестра пила с нами чай и смотрела на нас с интересом. Искреннее сочувствие всегда вызывает сомнение! Спал я, как никогда, глубоко и без перерывов. Я часто просыпался ночью после того, как попал сюда. В этот раз – глубокий и спокойный сон. Странник оказался для меня настоящим лекарством! Это отметил и лечащий врач при утреннем обходе.
- «Да, батенька, с участием милейшего Сергея Олеговича вы поправитесь гораздо раньше. Может, мне его в штат зачислить? От него превосходный терапевтический эффект!» Сам Странник на сыпавшиеся на него со всех сторон похвалы не обращал никакого внимания. А
- «Странник, мне гораздо лучше. Продолжим наши разговоры о ситуации?»
Тот решал скандинавский кроссворд довольно успешно, и потому был несколько недоволен отвлечением.
- «Вы думаете, есть смысл?»
- «Я заслужил это своей раной!» Он помолчал, однако после некоторых очевидных колебаний ответил.
- «Я не думаю, что вас обрадует то, что я расскажу». Многообещающее начало!
- «Помните наш разговор о Добре и Зле?»
- «Ну, конечно!»
- «Продолжим?»
- «Не вижу смысла! Это только уводит нас в сторону от моей просьбы».
- «Напротив! Приведет к ней непосредственно!»
- «Что ж, если вы так думаете…»
- «Нас прервали так п?шло, когда мы пришли к выводу, что Добра со Злом идёт, прежде всего, внутри человека». Я кивнул. – «Как вы думаете, от чего же зависит процентный состав Добра и Зла внутри человека?»
- «Ну, от разного. Во-первых, от первоначальных условий, что даны человеку от Бога и родителей. Во-вторых, от того, что влили в человека окружающие условия: воспитание, улица, средства массовой информации, книги, Интернет, друзья, любимые и т.д.»
- «Согласен. А еще?» Я задумался. По-моему, я перечислил всё.
- «Не знаю, вроде я всё упомянул. Единственное…» Я запнулся.
- «Ну-ну?»
- «Проводники Добра и Зла будут тянуть к себе, и возможны экстраординарные события».
- «Поподробнее, пожалуйста!»
- «К примеру, обычный человек неожиданно для себя станет больше смотреть ужастиков, а потом сам пойдет на большую дорогу убивать и грабить».
- «Ну, это вы хватили, уважаемый Владимир Николаевич! Такие вещи всё же имеют корни в первых ваших двух причинах».
- «Ну, тогда… Вот. Нормальный человек попал к инопланетянам под нож и превратился в испуганного, психологически неуравновешенного типа».
- «Вы зря иронизируете! Ваш пример хорош. Итак, вы выдали 3 фактора, влияющие на соотношение Добра и Зла: индивидуальность человека, его окружение и факторы непознанные, потусторонние».
Если честно, я слушал собеседника с большой долей иронии. В самом деле, кто будет верить во вмешательство борьбы Добра и Зла потусторонних сил или инопланетян! Я только теоретически это обсуждал! А вот само существование этих сил, строго говоря, не доказано!» - Мои сомнения отразились у меня на лице.
- «Вообще-то, вы сомневаетесь в своих собственных словах! Это ваши выкладки!»
- «Да, но именно их вы хотели услышать, именно к ним вы меня подводили! Разве нет?»
- «Верно! Я-то в это верю. Но если хотите, я не буду продолжать» - почти обиженно проворчал Странник. Удивительно, я впервые увидел, как он обижается! А раньше он был незыблем, как скала, и добр, как… Как кто? Не знаю, даже с кем сравнить! Нет у нас этало
- «Нет, нет, Сергей Олегович, продолжайте!» После небольшой паузы он продолжал:
- «Потусторонние силы или силы из других миров очень интересуются Землей и её обитателями. Наш мир уникален, потому что люди не только разумны, но и эмоциональны».
- «Я слышал эту теорию. Смысл в том, что в иных мирах пространствах или мирах, или состояние иное, скажем, энергетическое, а не физическое, как у нас, или уровень цивилизации несоизмеримо высок, при этом и там, и там эмоции утеряны. Или намеренно вырваны
- «Браво, Владимир Николаевич!»
- «Однако, уважаемый Странник, вы говорите обо всём этом так, как будто сами являетесь представителем потусторонних сил», - ирония прямо-таки распирала меня. Собеседник вновь замолчал, затем, сунув руки в карманы, прошелся по палате взад-вперед.
- «Бьюсь об заклад, вы хотите в чем-то сознаться», - осторожно предложил я.
- «Вы не поверите мне, друг мой, если я даже просто начну говорить».
- «А вы попробуйте», - сказал я, почувствовав, как где-то внутри опять заворочалось глухое чувство опасности.
- «Наша встреча у Тещи не была случайной», - наконец выдохнул Странник.
- «Вот как…» - выговорил я. Предчувствие меня не обмануло?
- «К сожалению. И я послан к вам кое-кем из тех, других, третьих сил, влияющих на соотношение Добра и Зла на Земле». Ирония и сарказм резко перешли у меня сначала в озлобление, а затем в легкий испуг: у него точно плохо с головой!
- «Сергей Олегович!» - начал было я, но собеседник перебил меня.
- «Знаю, знаю, вы уже подумали о 16 бригаде, шизофрении, помутнении рассудка и прочих вещах, связанных с моим сумасшествием. Так? Но это никак не объясняет нападение на вас».
Наступила пауза. Логика в его словах была, но где-то был разрыв. Потусторонние силы. Я считал, что они существуют, но где связь со мной? Я не лидер, не апостол, я маленькая частичка нашего общества, я всегда в стороне от проблем. Не цепляйтесь ко мне!!!
- «И что?»
- «Я знаю, кто в вас стрелял. Я знаю, почему. И я могу объяснить, почему вы интересуете представителей внеземной цивилизации».
Я не успел среагировать, я не успел переварить всего вышесказанного. Раздался страшный треск, и ваза с цветами на моей тумбочке разлетелась вдребезги, а за мгновение до этого и огромное оконное стекло! Странник прыгнул ко мне и – как сумел?! – сдернул меня с кровати на пол. Я отключился.

По моей щеке текла слеза. И не было сил, чтобы смахнуть предательницу! И открывать глаза не хотелось, пропади всё пропадом! Хотелось унестись далеко-далеко, подальше от всего этого бреда с инопланетянами, стрельбой, бывшими женами и лживыми друзьями!
- «Он очнулся», - услышал я шепот медсестры.
- «Ну-с, батенька, пообщайтесь с нами», - почти нежно обратился ко мне мой врач. Я открыл глаза. Сцена N-ная, персонажи те же: врач, медсестра и злыдня-Странник! Улыбается, зараза! Рад, что жизнь мне спас? На кой, чудило?! Но обратился я к врачу:
- «Скажите, вы Ленина играть не пробовали?» - Ласковая улыбка в ответ:
- «Слава Богу! Вы шутите! Это радует!»
- «Что на этот раз?» Улыбка сразу исчезла. У Странника тоже.
- «В вас опять стреляли. Сергей Олегович сбросил вас с кровати. И вовремя. Вторая пуля вошла в подушку. У вас небольшой болевой шок от падения. Никаких повреждений нет, но на этом хорошие новости заканчиваются. Стекло вставили и приняли прочие меры». Я то
- «Владимир Николаевич, события как-то сгущаются, так сказать. Поэтому товарищи из органов хотят с вами основательно поговорить». Я кивнул. Врач, сестра и Странник направились к двери, но следователь неожиданно обратился к нему:
- «Сергей Олегович, останьтесь, пообщаемся». Тот пожал плечами, но вернулся и присел на стул. Заговорил неизвестный мне оперативник:
- «Меня зовут Николай Николаевич. Я следователь по особо важным делам прокуратуры города». Я кивнул.
- «Моё дело оказалось серьёзнее?»
- «Даже слишком! Судите сами. Первое покушение: ничего не ясно, ни улик, ни версий, ни подозреваемых, ни причины. Полный «глухарь». И вдруг второе покушение. Чудом вас спасает ваш друг (взгляд на Странника). На крыше соседнего дома мы находим снайпера с д
- «Я уже говорил вашему коллеге и повторяю ещё раз: ничего не понимаю. Кто охотится на меня – понятия не имею».
- «Я тем более», - добавил Странник, глядя в пол.
- «А нам кажется, что вы что-то скрываете, Сергей Олегович!» - жестко заявил следователь.
- «А может вы считаете, что это я нанял киллера на жалкие гроши охранника с автостоянки, а потом, рискуя жизнью, спасаю жизнь Владимира Николаевича?» - сказано было спокойно, но с лёгким гневным отливом.
- «Перестаньте», - поморщился Николай Николаевич, - «Я не собираюсь вас обвинять. Но думаю, что кое-что вы все-таки знаете, или догадываетесь. Поделитесь с нами! Или, действительно, будем ждать третьего нападения?»
- «А на чём основаны ваши подозрения?» - поинтересовался я. «Или нечто эмпирическое?»
- «Нет», - ответил следователь, - «Вполне конкретное. Вы, Владимир Николаевич, наверняка не знали, что господин Странник был у вас на работе, прикинувшись работником биржи труда. Там он разговаривал с вашим начальником отдела на тему вашего, якобы, обраще
- «Возможно. Я и вправду был на бирже труда. Только не пойму, Сергей Олегович, как вы узнали, что я ищу работу? Да и зачем идти к начальнику?» Следователи переглянулись.
- «Уважаемый Владимир Николаевич! Вы удивитесь ещё больше, если узнаете, что Странник ходил на завод за день до вашей якобы случайной встречи». А вот это уже сюрприз! Что теперь скажите, наш добряк? Да и что он там нёс перед стрельбой? Странник сидел в пр
- «Поражаюсь сильной работе наших органов. Вы, что, следили за мной?»
- «Поверьте, были вынуждены. Конечно, до задержания и обвинений дело не дошло. Но вопросов много. И мы решили именно здесь всё выяснить. Если нет ничего криминального, вам и скрывать нечего».
- «А если есть?»
- «Разговор будет иной».
- «Ясно. Каюсь, Владимир Николаевич, я провёл вас. Но сделал это вынужденно. Почему-то был уверен, что моё внимание к динозавру вас заинтересует».
- «А если бы я прошёл мимо?»
- «Пришлось бы искать другой способ завоевать ваше внимание».
- «Но зачем? И чего ради были у меня на работе?» А мне было плохо. Разочарование? 100%-ное! Обида? Явная. Боль? Сильная… Меня точно размазали по асфальту!
- «Я прошу у вас прощения, Владимир Николаевич. Всё надо было сделать по-другому. Всё предельно просто. Моя бывшая жена работает с вашей бывшей, с Верой. Откуда-то Вера узнала, что вы ищите новую работу, поделилась с моей. Её волновало, что оставшись без
- «И что?» - буркнул я. Практически я всё понял. Но Вера! Между тем Странник продолжал.
- «Руководитель службы занятости – моя хорошая знакомая. Моя бывшая жена попросила сходить к ней на биржу, узнать, правда ли что Владимир Николаевич ищет работу. Я сходил и усложнил задание, по звонку одноклассницы под видом её работника был на заводе. Ко
- «Что выяснили?» - очумело спросил капитан Вьюнков.
- «Что с работой всё нормально. А искал Владимир Николаевич подработку вечером и в ночь. Правильно?»
Пришлось кивнуть. Мне были нужны деньги: потребности росли. Но Вера!! Олигарх, большой дом, квартира, от которой я отказался ради сына, продаётся! И тут же боится потерять мои копейки с алиментов! О, женщины!
Менты тоже были поражены, но по другой причине. Всё развалилось! Но Николай Николаевич не сдавался и потребовал подтверждения. Странник дал ему номер телефона бывшей жены, с которой следователь мило поговорил. Всё, конечно, подтвердилось. В комнате повисло молчание. Я всё же был раздосадован. Все мной крутят! Какого черта!
Оперативники попали впросак. А милейший Сергей Олегович опять в сиянии своей нечеловеческой доброты! Ангел, только без крыльев! Гости неловко извинились, раскланялись и вышли. Мы остались одни.
- «Знаете, Странник, я волновался за вас!»
- «Да? Это вы о чём?»
- «Вы так лихо расправились с их подозрениями, что они забыли поинтересоваться, зачем же вы всё-таки встречались со мной. По логике, вам это было не нужно: задание выполнено. Что вам до меня?»
- «Вам какую версию изложить: для следствия или настоящую?»
- «Обе».
- «Сначала официальную, для допросов. Я хотел взглянуть на человека, который развёлся с такой красавицей, как Вера. Я же любитель всего необычного. А потом, как всеобщая скорая помощь, хотел помочь вам воссоединиться с семьёй».
- «Поэтому и сказали Вере, что я решил начать с ней всё сначала?»

- «Каюсь, не подумал. Позже понял, почему». Мы помолчали.
- «А настоящая версия? И почему, собственно, меня хотят убить?! Кстати, я ваш должник – вы спасли мне жизнь. Собственно дважды!». Ответа я не услышал, так как в палату вошёл Вьюнков.
- «Забыл сказать, что теперь у вас есть охрана. Двое в коридоре, наблюдение за окнами и периметром. В обиду вас не дадим». Разведя руки в стороны, мол, чем могу, он удалился.
- «Странный мужик, работу себе не ту выбрал», - прокомментировал Странник.
- «Почему?» - удивился я.
- «Едва в рамках держится. Он о себе большего мнения, чтобы быть капитаном».
- «С чего это вы так решили? Вьюнков производит впечатление доброго служаки!»
- «А вы к нему приглядитесь повнимательней! Внутри он другой: мелкий прыщ с зачатками мании величия!».
- «Странно! Нормальный мужик, слегка неуравновешенный. Вы что-то знаете или настолько проницательны?»
- «Просто догадываюсь» - туманно объяснил он. Ох, непрост ты, товарищ мой невольный!
- «Всё же вернёмся к нашим баранам» - предложил я. Собеседник кивнул.
- «Вы знаете, Странник, у меня непонятное состояние: мне бы бояться, дрожать от страха. Я даже не взволнован. Только бесит то, что кто-то упорно хочет сделать из меня дуршлаг».
- «Весьма образно, друг мой. Повторяю, я знаю, кто желает вам зла. Но я знаю так же, кто желает вам добра».
- «Опять борьба Добра со Злом. Кстати, Сергей Олегович, прежде, чем вы откроете мне страшную тайну, пока мы одни, расскажите всё-таки, что связывает предстоящую гибель человечества с борьбой Добра и Зла. Стрелок не дал нам договорить в кафе».
- «На первый взгляд связь нащупать трудно. Но только на первый. Судите сами, Апокалипсис, по версии Иоанна Богослова, наступит, когда будет второе пришествие Христа. Будет суд, даже для тех, кто умер. Спасение получат только праведники. На мой взгляд, Суд
- «Конечно, ведь это будет время прихода к власти Антихриста. Значит, в людях будет побеждать Зло!»
-«И порукой будет вмешательство потусторонних сил, не так ли?»
- «Вынужден согласиться».
- «Итак, вывод: Человечество погибнет, потому что борьба Добра со Злом, долгое противостояние, долгий паритет закончится в пользу Зла. И произойдёт это скоро».
- «Пресловутый 2012 год, 21 декабря?» Мой скепсис превысил объёмы моего тела и стал выливаться наружу.
- «Вы зря иронизируете, герр Владимир». Его обращение рассмешило меня, на что он не обратил ни малейшего внимания.
- «У меня на это есть своеобразное доказательство. И тут, увы, не до смеха».
- «Возможно, но каким образом в общие рамки этого прогноза вписываюсь я с дыркой в лёгких?»
- «Очень даже вписываетесь. Но я даже не знаю, как вам всё это рассказать. Вы же мне не поверите, ни единому моему слову. Все эти недели с момента нашей встречи я раздумывал, как сообщу вам всё. Ради этого и была задумана наша встреча».
- «Давайте-ка угадаю! Вы что-то узнали о всеобщей катастрофе, но вам никто не верит. Вы случайно столкнулись с моей скромной личностью, т.е. после истории с Верой, услышали, что я тоже витаю в облаках, и решили сделать из меня первого союзника. Как вам ве
Он походил по комнате, сцепил пальцы, неприятно похрустел ими.
- «Версия неплоха. Только она верна отчасти. Вы не нужны мне, как союзник. До 2012 года подать рукой, формировать общественное мнение бесполезно. Почти все знают, что может быть, но никто всерьёз это не воспринимает. Иногда только улыбнется кто-нибудь и с
- «В этот день с друзьями, родственниками, любимыми напьёмся в усмерть и ничего не почувствуем! Кстати, тоже выход! Но ведь не верит никто!»
Таким Странника я не видел. Он побагровел, брови сдвинулись вниз, губы дрожали, пальцы ломали друг друга.
- «У нас много информации о катастрофе. Ну, хоть кто-нибудь начал хоть как-нибудь готовиться? Не знаю, туннели рыть, что ли, «челноки» готовить на Луну, Марс или на спутники Юпитера. Нет. Все кивают головами, когда слышат об угрозе, но в душе не верят в э
- «Успокойтесь, Странник! Ваша горячность мне, например, понятна. А вот всё остальное человечество думает по-другому. Доказательства либо косвенные, либо неубедительные. Вот и не верят. Если бы, скажем, ваши инопланетяне прилетели, сели бы на Красной площ
- «И что? Все бы поверили, начали бы действовать? Да первое, что бы сделали земляне, это попросили бы помощи у пришельцев».
- «Ну и что? Это же логично! Наверное, у них возможностей больше, чтобы спасти Землю или землян при их техническом превосходстве».
- «А если бы пришельцы ответили, что не могут отвести от Земли угрозу, а всех землян не спасут из-за маломощности флота, что тогда?»
- «Ну, не знаю. Тогда бы, по логике, попросить спасти бы детей, ценных в интеллектуальном плане землян для возрождения цивилизации где-нибудь в мире, похожем на Землю».
- «Логично, только на Земле началась бы паника. Следствием борьбы Добра и Зла внутри человека является нежелание человека быть выше других. Все будут доказывать, что нужнее всех для возрождения, а значит и для спасения необходим именно он, и только он. Ви
- «Если уж и дальше придерживаться логики, то переговоры о спасении надо вести тайно. А лучше самим инопланетянам выбрать, кого спасать».
Я весело включился в игру. Было забавно!
- «Именно, мон шер Владимир, именно! Именно самим! Вы сами пришли к этому выводу. Я вас не принуждал».
Моё веселье как волной смыло! Знакомое чувство опасности зашевелилось внизу живота. А не маньяк ли, или шизофреник, милейший наш Сергей Олегович? Как будто читая мои мысли, Странник небрежно махнул рукой.
- «Ну вот, я так и думал. Вы опять испугались, ни сумасшедший ли я? Нет, нет и нет!»
- «А кто же вы?»
- «Я контактёр. Не надо объяснять, кто это?»
Господи, образумь меня! Верить? Не верить? Звать ментов? Или просто прочитать «Отче наш»?
- «Не бойтесь. Я говорю вам правду. Ну, на всякий случай держитесь за спинку кровати!»

Рассказ Странника
Произошло это весной. Я ночью дежурил на автостоянке и вышел на улицу. Уже было тепло, апрель. Звёзды высыпали на небосводе. Красиво! Я зашёл за угол «караулки» справить, так сказать, малую нужду. Отстрелявшись, я с удовольствием вдыхал пьянящий, чуть морозный воздух ранней весны. Вдруг меня окликнули:
- «Странник!» Голос был незнакомый. Я обернулся. У ворот стоянки стоял человек, который звал меня. Я подошёл ближе. Он был высок, выше меня, с приятным лицом, лет 35, одет в лёгкую куртку, джинсы и кроссовки. Но был абсолютно лыс. Да, глаза. Глаза больши
- «Это вы меня звали?»
- «Конечно, я, Сергей Олегович!»
- «Мы знакомы?»
- «Пока нет. Надеюсь исправить этот недостаток в самое ближайшее время. Нам надо поговорить. Дело очень серьёзное и не требует отлагательств».
Его речь несколько насторожила меня. Он говорил уж очень правильно, тщательно выговаривая каждую букву. Интонационные переходы практически отсутствовали. Однако… Ну и что?
- «Что-то случилось? С кем?»
- «Нет, но может случиться».
- «Давайте, я открою ворота, посидим в дежурке. До приезда начальства ещё час. Время есть».
Я почему-то сразу поверил ему. Вокруг паслось много разной дряни. Через забор постоянно старались залезть представители местной мелочи, что-нибудь срезать с машин, вынуть приёмники, снять «дворники» и т.д. Приходилось держать ухо востро. Но этому человеку я поверил сразу. Глаза. В них не было зла и тайных намерений. Только искренность. Лишь потом я сообразил, что современные контактные линзы дадут и нужный цвет глаз, и выражение лица, и нужные эмоции. А в этот раз я просто поверил. Однако незнакомец идти в дом отказался.
- «У меня всего несколько минут. То, что я вам сейчас скажу, невероятно для вас. Поэтому, мы не будем форсировать события. Я расскажу всё, что надо, а вы сами будете решать, продолжать наше знакомство или нет. Согласны?»
Я кивнул, но на всякий случай спросил:
- «А кто это «мы»? Вы кого-то представляете?»
- «В этом суть проблемы. Для начала возьмите это», - Он протянул мне небольшой кусочек картона размером с визитку. На ней был написан номер сотового телефона. – «Спрячьте. Если контакт вы решите продолжать, позвоните. Спросите Лео. Это моё имя. Далее. Вы,
Я хотел было возразить, вступить в разговор. Но собеседник жестом остановил меня.
- «Дослушайте, я очень спешу. Мы, по вашей терминологии, инопланетяне, представители высокоразвитой цивилизации. Мы давно наблюдаем за развитием Земли. Не скрою, желание вмешаться было не раз. Вы (он сделал паузу, подыскивая слова) странные, часто меняете
- «Меня выбрали?» - выговорил я.
- «К сожалению для вас, нет. Но вы контактёр, причем очень качественный. Нам необходимо, чтобы именно вы уговорили одного из ваших земляков присоединиться к нам. Он скептик, при контакте, скорее всего, вызовет милицию. А вы добрейший представитель вашего
- «Но …» - начал было я.
- «Никаких «но». Обдумайте ситуацию. Вы ведь можете обидеться, что выбрали не вас. И порвать карточку с телефоном. У человека есть право выбора. Подумайте, всё оцените и звоните. Или не звоните. У вас только сутки».
Я ещё что-то пытался сказать, спросить, но незнакомец просто растаял в воздухе. Не скрою, за исключением последнего трюка, всему остальному я не поверил. Полная чушь! Я стал жертвой какой-то мистификации. Да и растворялся он, скорее всего, условно. Может я моргнул, ну, не знаю, может, отвлекся. Сейчас всё можно подстроить! Но как же всё остальное?

Тут я не выдержал и прервал рассказ Странника.
- «Минутку, минутку, прервите, пожалуйста, ваше повествование!» Рассказчик замолчал, опустив голову.
- «Сергей Олегович, когда это было?»
- «Вы мне поверили?» - спросил он вместо ответа.
- «Допустим. Так, когда это было?»
- «Я же говорил – в апреле, где-то в середине».
- «Прошло несколько месяцев: в контакт со мной вы вступили только в июле. Что-то не вяжется».
- «Сообразили, что вы один из выбранных? Занятно, а я думал, что не дойдет».
- «Ну почему же? – возразил я, - «По логике всё так и есть. Вот вы наверняка обиделись, что выбрали не вас».
- «Не скрою, был ошарашен. А вы горды?»
- «Чем? Если бы не эта история со стрельбой, я бы охотно всё высмеял. А так… Не знаю, что и думать».
- «Ладно. Пауза с апреля по июль была для того, чтобы серьёзно и больше узнать о вас. Слушайте дальше».

Продолжение рассказа Странника
Мою ночную сонливость как ветром сдуло! Можно увлекаться фантастикой, всю жизнь читать подобные книги и вдруг столкнуться с неведомым нос к носу! Что делать? Поверить? Порвать карточку? Позвонить? Обратиться в ФСБ? Кто поверит? А если всё это правда? Боже мой, жить осталось всего ничего! И какие-то неизвестные избранники улетят куда-то возрождать цивилизацию! Чушь! Бред!! Фигня!!!
До утра я ничем не мог заниматься: ни смотреть ТВ, ни музыку слушать, ни решать мои любимые кроссворды! Я нервно крутил в руках карандаш и в конце концов сломал его. Часа в 3 ночи довёл себя до кипения, сбегал в соседнюю палатку, взял пива, и после 3 бутылок успокоился. Не взяли? Так это здорово! Пришелец только для нас так красив, на самом деле он маленький, тощий, большеголовый, урод с длинными руками! Бр-р-р-р! А совсем утром, когда меня сменили, я поехал к моему старому знакомому в университет. Он преподавал физику и много «сидел» в Интернете. Я попросил его покопаться там и дать небольшую справку об активности Солнца. Он меня расстроил, т.к. нарисовал картину, похожую на рассказ ночного гостя. Оказывается, Солнце «пыхтит» бурями, т.е. выбросами радиации, примерно через каждые 11 лет. Где-то в 2008 году оно должно было «резвиться» в очередной раз. Но оно прочему-то молчало. Много астрофизиков считают, что если Солнце не будет активно ещё год, то на 3-4 год оно будет гиперактивно. Это выльется в невероятно мощные выбросы энергии, которые могут, по минимуму – увеличить температуру Земли на несколько градусов, а это почти катастрофа! – по максимуму – сжечь всё живое на Земле! Катастрофа грозит разразиться в 2012 году. А один умник из США опубликовал в Интернете серьёзный доклад, где приводит серьёзную статистику активности Солнца в разных его частях – ежедневную! – с 1934 года, из которого выводит формулу активности на каждый пик. Из его работы видно, как с течением времени промежутки между пиками активности растут, а сила выбросов энергии возрастает, причём очень серьёзно. Если использовать его формулу для 2012 года, то результат выходит ужасным: Земля будет уничтожена! Общение со знакомым выбил из меня остатки оптимизма. Я напился до безобразия! Правда, предварительно позвонил Лео и согласился. Он назначил мне свидание на следующий день. Слава Богу, что я записал место и время на его карточке! После второй бутылки водки я бы ничего не вспомнил.
На следующий день я выпил литр пива, чтобы придти в себя. Однако меня всё же колотило. Поэтому днём в парке, на месте встречи, я выглядел жутко! Лео вышел на аллею из кустов очень неожиданно. Увидев его, я вздрогнул, да так, что меня едва не вырвало. Зато пришелец даже рассмеялся.
- «Прежде чем мы продолжим разговор, позволь помочь тебе».
Он прикоснулся правой рукой к моему виску и … Боль сразу ушла. Да здравствует здоровье!
- «Ох, спасибо, Лео! Ваши все так умеют?» Он улыбнулся и сказал:
- «Вы, люди, странные! Любите и цените здоровое состояние тела, отсутствие боли и болезней. Однако едите всякую дрянь, пьёте яды, страдаете, приходите в себя через боль. А потом, если смогли вылечиться, повторяете всё заново. Зачем? Я ещё понимаю ваших лю
- «Уважаемый Лео! Вы не землянин, вам действительно трудно понять наш менталитет».
- «Значит, поверили?»
- «Вынужден!»
- «И согласны работать с избранным?»
- «Вынужден согласиться!» - гнул я свою линию.
- «А вам не больно, что выбрали не вас?»
Я не ответил. А что можно было отвечать? Что тоже хочу убраться отсюда? Что не хочу умирать? Что до чёртиков завидую этому избранному? Мы присели на скамейку, коих по аллее было достаточно. Пользуясь перерывом в разговоре, я внимательно рассматривал Лео. Ещё бы! Разве часто беседуешь с инопланетянином!
- «Пытаетесь разглядеть во мне зелёного человечка? – неожиданно спросил собеседник.
- «Это очень заметно?»
- «Очень».
- «В какой-то мере. Говорите вы как землянин. Да и выглядите… Это камуфляж или вы такие же, как мы?»
- «Давайте договоримся не касаться этой темы. Нам и так есть о чём поговорить». Я пожал плечами. Начало серьёзное. Значит, их внешность всё же другая. А я-то надеялся!
- «Сергей Олегович, сначала я попытаюсь удовлетворить ваше любопытство по поводу нашей встречи. Потом, если не всё затрону, вы зададите какие-то вопросы. А в конце разговора я расскажу, кого вы будете, как сказать, вербовать и на каких условиях. Согласны
- «А у меня есть выбор?»
- «Тогда начнём. Конечно, вы понимаете, что я могу объяснить вам не всё. (Я кивнул) Самое важное следующее: ваша планета уникальна во Вселенной. Таких удивительных природных условий нигде больше нет. Везде суровый климат или уничтоженная экосфера. Многие
- «Стоп, стоп», - вмешался я, - «Дайте переварить. Что, нашу планету давно пасут, и много желающих?»
- «Сожалею, но это так», - вздохнул Лео, - «Сохранить инкогнито большинство претендентов на ваш мир не удалось. НЛО, контакты, опыты над людьми, прогулки на кораблях некоторых землян, столкновения военной техники и т.д., всё это , за редким исключением, п
- «И за эту конфетку вы чуть не передрались!» - ехидно заметил я.- «Как мне не неприятно, это так. С большим трудом мы всё же договорились о невмешательстве в дела планеты. Хотя находились постоянно те, кто нарушал договор.
В основном это были представители двух цивилизаций, которые похищали ваших соотечественников и производили над ними опыты».
- «А какая цель опытов?»
- «Однозначно ответить трудно, но главное – получить от вашего вида для своего самое лучшее, а для людей – найти самый простой способ сделать из них покорных рабов на генном уровне».
- «Ого! Даже так! Даже боюсь спрашивать: они достигли чего-нибудь существенного?»
- «Трудно сказать. Всё может быть», - уклончиво ответил Лео, - «Но 2 года назад, по вашему исчислению, все внешние наблюдатели получили сведения об сверхактивности Солнца. Целый год все заинтересованные , а нас больше 20, сосредоточили внимание на вашем с
- «Не от вас они получили знания?»
- «Нет, не от нас. 5 тыс. лет назад у них были представители одной древней расы. Они жили с индейцами 10 лет, многому их научили: наукам, магии, передали тот знаменитый календарь. Однако древние ничего не сообщали о печальной роли Солнца! Они просто остан
- «А посещений Земли много было?»
- «Очень много! Вашу прекрасную планету заметили ещё во времена динозавров!»
- «Но жизнь сама зародилась здесь или её занесли сюда?»
- «Сложный вопрос. Не отвечу однозначно. Тем более вы мне всё равно не поверите. Проще говоря, жизнь на Земле – процесс совместный, и местный, и внешний. Если бы вы только могли представить, что происходило в вашем мире последние 200 млн. лет!»
- «А вы расскажите!» - загорелся я.
- «Увы!» - с почти земной грустью ответил Лео, - «Не могу, точнее не должен. Это не мои тайны. Есть понятие Галактической этики. По её требованиям я не могу раскрыть вам много информации. Как не могу передать вам технологии инопланетян. Это имеет очень, о
- «Как же так?» - возмутился я, - «Изучали нас, как лабораторных крыс, смотрели, как в микроскоп, опыты делали, а при опасности решили понаблюдать, как мы сдохнем?!»
- «Спасти целую цивилизацию – проблема. А что-то сделать с вашим Солнцем уже нельзя. Даже наши технологии не позволяют остановить развитие желтого карлика в красного гиганта. Мы предложили увезти планету вглубь системы за орбиту Юпитера. Подсчёт последств
- «Печально».
- «Для большинства наблюдателей интересен ваш мир в целом, как единая система. Они считают, что жители без Земли не имеют ценности».
- «Вы решили по-другому?»
- «Да, наша экспедиция в одиночку взяла на себя ответственность спасти 500 ваших земляков. И перевезти на похожий мир, чтобы возродить цивилизацию. Устроиться мы там поможем».
- «Чушь, полная чушь!» - неожиданно выпалил я. Мистификация, настоящая мистификация! Но зачем?
- «Я вас понимаю. Вам нужны доказательства». Я даже ответить не успел, только скептически скривил губы.
- «Хорошо».
Внезапно мир исчез. Вот был парк и вдруг пропал. Вместе с Лео мы очутились в помещении, похожем на рубку космического корабля. Лео посмотрел на меня:
- «Так и есть».
- «Вы читаете мысли?» Лео не ответил. Перемещение было впечатляющим! Круглый зал с огромными окнами, 5 операторов (пилотов?) за пультами, звёздное пространство за окнами! Меня слегка замутило. Операторы повернулись к нам. Это были люди, такие же, как мы
- «Теперь поверили?» Теперь промолчал я, только молча подошёл к иллюминаторам. Нас окружал Космос! А чуть ниже уровня корабля – огромная Земля! Из космоса она была необычайно красива: голубая, с белыми шапками облаков, с тёмными пространствами морей и оке
- «Хватит доказательств!»
Обратное перемещение я опять проморгал в прямом смысле. Взмах ресниц, и мы опять сидим на скамейке в парке! Мимо пронёсся парень на роликах, неспешно прошла молодая пара с детской коляской. Жизнь продолжалась! И никому в голову не приходило, что рядом инопланетяне! Они не собираются порабощать Землю! Она и так обречена…
- «Итак? Продолжим?» - как ни в чём ни бывало спросил Лео, совсем по-человечески покусывая травинку. Когда сорвать успел? Пришлось только кивнуть.
- «Мы долго думали: по какому признаку отбирать землян. Детей? Гениев? С чистым генным механизмом? Индиго? Спортсменов? Суперов из спецслужб? Духовно просвещённых? Любой вариант имел недостатки. Но, строго говоря, критерий отбора у нас был готов давно. Б
- «Минутку!» – перебил я, - «Вы хотите сказать, что эта общность как бы Галактическая раса?»
- «Что-то вроде этого. Только они об этом не знают. Это очень редкое качество. В нашей цивилизации их всего 650, в вашей – 368».
- «Но вы сказали, что полетят 500?»
- «Верно, мы добавили ещё 132 человека, потенциальных долгожителя с прекрасными генными данными и мастеров-универсалов в разных областях».
- «Все взрослые?»
- «Нет, из 500 человек 220 – дети от 5 до 15 лет».
- «Как же родители их отпустили?!»
- «О, это особая история…»
- «Подождите!» - вновь перебил я, - «А как же определяете представителей Галактической расы?»
- «У нас есть специальная техника с волновой наводкой. Мы с орбиты этими приборами всех и нашли, хотя и не сразу. Это оказалось просто по сравнению с процессом вербовки».
Я потёр небритый подбородок, сморщил кислую физиономию и выдавил:
- «А вопрос этики вас здесь не волновал?» Лео улыбнулся:
- «Понимаю. Тогда ответьте на такой вопрос: когда американские представители разведки вербуют ваших российских сограждан, волнуют ли их вопросы этики? И наоборот?»
- «Ну, вы и хватили! Это наши земные дела. А тут такое!»
- «Бросьте! Национализм во всех ваших странах силен, Россия не исключение. Однако криминал национальностей не признаёт. Вы не согласны?» Вот зараза! Лупит по больному! Лео весело засмеялся. Чёрт, он же мысли читает!
- «Совершенно верно!»
- «Прошу прощения! Это слишком непривычно!»
- «Ничего, ничего! За годы, проведённые на Земле, я понял, что люди, все без исключения, снаружи одни, а внутри другие. А если учесть ваше подсознание, то глубоко внутри ещё и третьи».
Стало почему-то стыдно. Я же не на исповеди!
- «Ладно, Лео, пойдём дальше. А вот, этот мой, ну тот, кого я должен уговорить, он взрослый?»
- «Да, это мужчина 40 лет, конструктор, разведён. Потенциальные возможности его колоссальны!»
- «Даже завидую! Постойте, а что вы имели в виду, что они легко переходят с одного энергетического уровня на другой?»
- «Вы энергию получаете из пищи, из воздуха с дыханием, при движении. А представители Галактической расы могут энергию получать из розетки, от лучистой энергии Солнца, да, наконец, прямо из Космоса!»

- «Ого! Вот это да! И мой подопечный из этих ребят?»
- «Совершенно верно!»
- «А что вы говорили о трудностях вербовки?»
- «О, это и вправду проблема! Первые 10 землян, которых мы решили уговорить улететь, отказались от миссии, предложив нам забрать и спасти своих родственников: детей, матерей, отцов, братьев, сестёр и т.д. Самое интересное – все они поверили сразу! И в то,
искать какое-то спасение для землян. Один даже предложил инициировать всех 368 уникумов прямо на Земле, чтобы они по-быстрому что-нибудь придумали!»
- «Это просто здорово! Разве это не выход?»
- «Это гибель! Если инициировать представителей Галактической расы прямо здесь и сразу, произойдёт катастрофа! Во-первых, этих изменений ни мозг, ни физиология не выдержат! Человек или сойдёт с ума, или буквально развалится на глазах на части! Изменения
Что касается детей… Да, вы правы, родители впадали в панику, их охватывал ужас, они пугались, плакали, угрожали. Мы чудом избежали 3 серьёзных конфликтов с различными органами от милиции и полиции и до разведок и служб безопасности. В конце концов, всё было решено. Мы обещали родственникам показать телетрансляцию отправки. Но сколько мы видели слёз и рыданий!»
- «Ещё бы! Я даже не представляю себя в такой же ситуации! Но при таком подходе большая вероятность утечки информации!»
- «Верно. Тут мы применили все свои средства, вплоть до психотропных. (У меня вытянулось лицо) Да, да, пришлось! Однако кое-что мы упустили. В вашей стране, например, один олигарх создал группу «За справедливость!» Мы пригласили в путь его знакомого, а е
вооружённого воздействия. Он просто отстреливает претендентов на отлёт с Земли. Их он считает предателями. Вообще-то, Галактистов на Земле было 376. 8 человек, из них 2 детей, погибли…»
- «Как же так? Он и детей убил?!»
- «Теперь мы вынуждены просить контактёров ещё и охранять избранных. В отдельных случаях даже вооружаем».
- «Вот на это я не согласен! Я, в конце концов, не телохранитель. Мозги и так кипят, как только пытаюсь проанализировать всё это! Гибель Земли, инопланетяне, Галактисты, контактёры! Разбудите меня!»
Дальше я плохо помню, потому что впал в натуральную истерику. Лео привёл меня в чувство. И во-время, ибо по аллее фланировал наряд милиции. Когда я отдышался, Лео тревожно склонился надо мной.
- «Когда мы исследовали вас, то не нашли склонность к припадкам».
- «Это от нежелания признавать неминуемого. Депрессняк по максимуму».
Лео с сомнением посмотрел на меня, но промолчал. Когда я порозовел, он рассказал, кого мне надо будет уговорить. Так он вывел меня на вас.
********************

Я потёр виски.
- «Вы рассказали мне совершенно невероятную историю. Она неправдоподобна со всех сторон. Но 2 вещи меня заставляют не спешить с выводами. Первое. Стрельба в меня. Вы дали единственное объяснение. Другого нет. Второе. Не представляю, зачем вам обманывать м
Странник засмеялся, но как-то невесело. Только сейчас я увидел, как он сдал за последние недели 2. Под глазами появились тёмные мешки, лоб пересекла мощная морщина. Да и глаза перестали лучиться. Он весь как-то потух.
- «Что с вами, Сергей Олегович? Вам нездоровится?» Он помолчал, глядя в окно.
- «Я беспокоюсь. Беспокоюсь за вас, за себя, за медперсонал, не знаю, ещё за кого. И устал бояться».
- «Так езжайте домой, отдохните. Выпейте, наконец. Здесь же охрана. Да и я особо почему-то не боюсь».
- «Я дал слово, - с жаром проговорил он, - я не могу оставить вас. Чтобы не случилось, я должен быть с вами!»
Почему-то это очень растрогало меня. Глаза защипало, а в голову пришла странная мысль, что Странник, по сути, самый близкий мне человек. Чего только не бывает в жизни!
Как бы то ни было, жизнь продолжалась. Однажды после обхода я попробовал встать. Голова кружилась, мышцы плохо слушались, но дело пошло! Врач меня хвалил, медсестра Вера Ивановна всячески помогала. Странник даже делал со мной восстановительную гимнастику по рецепту физиотерапевта. Несколько дней мы не касались темы инопланетян. Я об этом не думал, так было легче. Охрана несла службу исправно. Приключения, казалось, закончились. Странник теперь появлялся через день, чтобы удавалось работать. Однажды он появился к вечеру, когда я осуществлял променад по палате.
- «Ого, какие успехи! Так, глядишь, через месяц на выписку!»
- «Может быть. Я надеюсь. Засиделся я здесь. Уже очумел от белого цвета больницы!»
- «Понимаю, понимаю. И всё же главное – выздороветь. А скука…»
- «Кстати о скуке! Сергей Олегович, может, продолжим прерванную когда-то тему? Тогда мы, кажется, не договорили?»
- «Если вы о Лео и иже с ним, то, возможно, тема исчерпана. Теперь вы всё знаете. Вам осталось только принять решение. Лео дал время до 30 сентября, потому что 31 декабря отбытие. Если откажитесь, надо успеть найти вам замену. Кстати, Лео хочет встретитьс
- «Здесь, в больнице?»
- «А почему нет? Вы ещё больны, а познакомиться вы хотите оба. И ваше согласие или отказ надо передать непосредственно инопланетянам. А я почти выполнил свою задачу».
- «Хорошо. Когда?»
- «Лео сказал, что послезавтра мы придём с ним вдвоём. Я представлю его, как вашего коллегу».
А почему бы нет? Интересно, если менты привяжутся к Лео, что он будет делать? И тут я впервые осознал всю глубину ситуации. Ведь всё погибнет! А мне улетать… И у меня скрытые возможности, тайная Галактическая составляющая психики! А как же мой сын, как же все остальные, как же все земляне? Наш отлёт похож на предательство! И все эти события… В них невозможно поверить! Это невероятно!!
- «Слушайте, Странник, а о чём вы ещё говорили? Думаю, вы рассказывали мне только основное. Наверняка, вы засыпали его вопросами!»
Мой телохранитель стоял у окна и подглядывал в щелочку закрытых наглухо штор. По-прежнему все окна держали закрытыми. По словам капитана Вьюнкова, регулярно осматриваются все возможные места устройства снайперов на чердаках и крышах ближайших домов. Странник повернулся ко мне и сел на стул.
- «Конечно, я спрашивал много. Об их цивилизации, откуда они, как быстро переносятся по Галактике, верят ли они в Бога, как у них с сексом, что они думают о нас, как будут вести себя все 20 цивилизаций-наблюдателей до 2012 года, какое у них политическое у
- «А так, в общем, что вы поняли?»
-«Общей картины мне сложить не удалось. Только-только что-то уловил, просил рассказать поподробнее, как тут же получал отказ. Но кое-что понял, и скажу прямо: радости не ощутил. Они, именно цивилизация Лео, очень похожи на нас. У них 2 пола, мужчины и жен
быстрее скорости света. Но технологию они, естественно, раскрывать не собираются».
- «А представляете, Странник, как было бы здорово! Они показывают нам технологию передвижения, помогают в строительстве кораблей. И через пару лет все улетают на эту выбранную планету!»
Он покосился на меня, поиграл желваками. (Волнуется?)

- «Я уже предлагал им подобный сценарий. Лео ответил, что это исключено».
- «Жлобы!»
- «Почему? Их понять можно: таким образом они получают мощного соперника по экспансии Галактики. Оно им надо?»
- «А как будет выглядеть отбытие? Вы сказали, это будет 31 декабря?»
- «Да. По их версии, на орбитальные корабли надо отправлять избранных десятками. Значит, по всей Земле 50 десятков будут собираться каждый в своём месте и по наведённому лучу будут телепортироваться на корабль. Ваша десятка будет стартовать где-то за горо
- «Всё равно в это трудно поверить».
- «Да, нормальное мышление обычного человека отвергает подобные события. Это невероятно, потому что не вяжется с официальной точкой зрения. И тем более нет человеческого опыта общения. Сами инопланетяне не вписываются в нашу жизнь».
- А вы не пробовали говорить с Лео о борьбе Добра и Зла?»
- «Знаете, Владимир Николаевич, это очень интересно. Они ведь 200 лет изучают Землю. Кстати, Лео здесь уже 30 лет. Они прекрасно знают нашу историю, культуру, религии. Благодаря супервозможностям ментального обучения, каждый из них знает 8-10 земных языко
- «Ого! Зачем ему это?»
- «Он утверждает, что общаясь непосредственно с местными жителями страны на их языке, а также читая их прессу и книги, понимаешь ситуацию более ясно».
- «Они работают на Земле?»
- «Лео говорит, что на планете находятся не более 100 представителей всех 20 цивилизаций. Цель – разведка, и, судя по всему, иногда подбрасывание тех или иных идей для развития».
- «Это напоминает прогрессорство у братьев Стругацких».
- «Я задавал ему вопрос, не помогли ли они Стругацким с сюжетами. Утверждает, что нет. А вот намёки на персональный компьютер и Интернет были. И немалые!»
- «Вот как!»
Мы замолчали. Странник был явно удручён. Отвечал он вяло, постоянно тёр руки и сплетал пальцы.
- «Сергей Олегович, что с вами?»
Он ответил не сразу, походил по палате. Заметив, что руки выдают его состояние, он сунул их в карманы брюк. Однако настроения это ему не прибавило.
- «Понимаете, Владимир Николаевич, жизнь продолжается. Ваша Вера вышла замуж, врач заботится о вашей жизни, все люди живут, ходят на работу, зарабатывают деньги, растят детей. И только небольшая горстка людей знает, что будет со всеми нами. Грядут страшны
- «Успокойтесь, уважаемый Странник! Всё я понимаю! Никуда я не полечу, можете передать это Лео. Впрочем, это я ему и сам скажу через день».
Реакция собеседника была неожиданной. Он расхохотался, причём смеялся долго и с удовольствием. Куда только делся обескураженный, измученный страхом человек! Я решил ему не мешать. Через пару минут, отсмеявшись, Странник заговорил:
- «Прошу прощения, геноссе Владимир! Это у меня нервное. Хотя ваш ответ я предсказал. Я сказал Лео, что вы не согласитесь покинуть Землю. Поэтому он и придёт сюда сам».
- «Замените меня, Странник! Я не боюсь умирать!» Он моментально побагровел.
- «А вы считаете, что я боюсь?! Вы меня плохо поняли!» Он замолчал, вновь терзая руки.
- «Мне страшно оттого, что я буду видеть людское горе и ничего не смогу сделать. Мне страшно, что мне все эти месяцы придётся лгать, хотя бы молчанием… Что касается замены, я бы не стал этого делать, даже если бы мог. Но я
не прошёл отбор». Внезапно он вскочил.
- «Постойте, как это отказываетесь?!» (Дошло?) «Они же так надеялись на вас! Вы один из избранных!»
- «Мне всё равно, Сергей Олегович! Я останусь на Земле. Не нужна мне Галактическая составляющая. Посмотрите правде в глаза: после её инициации я уже не буду человеком. Наверняка, начнётся перестройка организма, часть органов отомрёт, другая преобразуется.

Странник, кажется, был готов метать гром и молнии.
- «Вы понимаете, что говорите?! Вы надежда Земли! На вас лежит груз возрождения рода человеческого!»
- «Не преувеличивайте! Без меня там 499 нормальных пассажиров. Все задачи будут выполнены. А мы тут вдвоём с вами, Сергей Олегович, будем искать союзников и готовиться к Апокалипсису! Вдруг есть шанс выжить?»
Собеседник стоял посреди комнаты и смотрел на меня тяжёлым, обвиняющим взглядом.
- «Нет шансов. Ни одного. А отказываетесь вы от неверия. Впрочем, я не буду вас уговаривать. И правда, у каждого человека есть выбор. Вы, видимо, его сделали. И моя роль тогда заканчивается. До вашего завтрашнего разговора с Лео я с вами. Потом делайте, ч
Он обиженно и демонстративно закрылся газетой. Я соображал несколько минут.
- «Не обижайтесь. Так будет лучше».
- «Лучше? Но группа воздействия? Они же не будут знать, что вы уже раздумали покидать планету! Пока вы здесь, менты вас, возможно, защитят. А что будет, когда вы отсюда выйдете? Повесите на грудь табличку: ,,Я остаюсь на Земле”?»
Его слова рассмешили меня. Но Странник был прав.
- «Интересно, а как эта группа узнала, что я из группы отбывающих?»
- «Хороший вопрос. Надо его задать Лео».
- «Если это утечка информации, надо по тому же каналу пустить, мол, Искатель остаётся».
Моё предложение, в свою очередь, насмешило Странника.
- «Знаете, Владимир Николаевич, вы в свои 40 лет одновременно умный человек и беспросветный романтик. То, что вы предлагаете, бред несусветный».
- «А вы предлагаете мне удариться в бега после выздоровления? Вот это уж точно бред!»
- «Если за вами будут охотиться независимо от того, улетите вы или остаётесь, логичнее улетать. Тогда за вашу безопасность будут отвечать пришельцы. Если оставаться… Ну, не знаю».
Я понимал, что ситуация ненормальная. И выхода что-то не наблюдалось.
- «Неужели вы меня бросите на произвол судьбы, Сергей Олегович? После всех этих недель дружбы и заботы? И вам будет всё равно, если узнаете, что меня всё-таки уложили? И сердце не дрогнет?»
Он молчал. А мне что-то было почти весело!
- «А как же Добро с большой буквы? Или Зло победило в вашей душе?»
Он вскочил, замахав руками:
- «Вы как ребёнок! Отказываетесь от спасения, когда гибель планеты неизбежна! Потом требуете защиты, подставляя ещё и меня! Ради себя вы хотите от меня подвига и самопожертвования! Я готов на это, но только, чтобы вас доставить на корабль. Нянькой на Зем
Я весело смеялся, заливаясь, и вправду, как ребёнок. Странник смотрел на меня, как на умалишённого! Пойми ты, чудак, мы уже черте сколько обсуждаем то, чего в принципе не может быть! Ни гибели Земли в 2012 году, ни контроля инопланетян над цивилизацией, ни попытки кого-то спасти! Только слова! Странник смотрел на меня тем же тяжёлым взглядом. Однако теперь ещё добавилось немного печали. Сейчас взгляд напоминал взгляд матери на расшалившегося ребёнка.
- «Значит, вы решили бесповоротно?»
- «Да!»
- «Тогда я связываюсь с Лео прямо сейчас. Пусть он берёт ответственность за происходящее на себя».
Я промолчал. Мне было интересно, как всё сложится дальше. Странник вытащил телефон и набрал номер. Но, к его огорчению, соединения не произошло.
- «Странно. Почему-то трубку не берёт».
Я закрыл глаза. Беседа меня утомила. Вдруг его сотовый задребезжал. Странник ответил:
- «Да». (Пауза).
- «Не может быть!» (Пауза).
- «А что же делать нам?» (Пауза).
- «Ясно!» Я открыл глаза.
- «Что-то случилось?» Странник выключил телефон.
- «На группу Лео напали. Сам Лео ранен. Нападавших было трое. Как сказал его помощник, Нико, встречи завтра не будет. Нам он передал ждать 2-3 дня и постараться нигде не светиться. А вот это вам надо увидеть!»
- «Что именно?» Странник включил мобильник и показал мне дисплей. На экране возник чуть освещенный край лесного массива. Над ним медленно появилась громада НЛО. В его днище отодвинулась какая-то задвижка, образовалось отверстие, из которого на землю ударил столб света. На поляне из столба сформировались 3 фигуры в блестящих комбинезонах. Они направились к краю поляны. Вдруг откуда-то сбоку раздались выстрелы, проявились полосы трассирующих пуль. Одна фигура упала. Одно из существ в комбинезонах повёло рукой, и там, за кустами грохнуло с выбросом пламени. Раздались крики, и всё исчезло.
- «Впечатляюще! – пробормотал я. Я был потрясён! Всё это время сомнения душили меня, а здесь!..
- «Нико сказал, что его группа встречала группу Лео на смену. И такой контакт всегда регистрируется на видео. Ну, и…»
Он сидел, опустив голову, нервно сплетая руки.
- «И что теперь будет?» - спросил я.
- «Не знаю. Боюсь, как бы гнев инопланетян не обрушился на всю Землю!»
- «Это вы загнули! Они и так знали об экстремистах. Им важно выполнить миссию. И они будут продолжать её выполнять!»
- «Может вы и правы!» Внезапная мысль пришла мне в голову.
- «Сергей Олегович, а что если Лео сотоварищи решат просто силой изъять всех 500 избранных? Безо всякого их согласия! Вы же сами говорили об их ментальных технологиях! Запудрят мозги, и вперёд!»
- «Зачем?» – Странник даже в лице переменился.
- «Ну, не знаю!» Ещё одна мысль молнией сверкнула во тьме!
- «А что если…», - Я даже зажмурился от этого предположения, - «А что если они не собираются восстанавливать род человеческий? А что если они просто хотят под своим контролем инициировать Галактическую составляющую из избранных, а потом их сделать своими
- «Я думал об этом. Логика железная: зачем применять правило отбора землян по галактической составляющей?
Ответ: чтобы её в дальнейшем использовать. Я задавал Лео этот вопрос. Он только посмеялся».
- «Посмеялся?! Что же тут смешного?»
- «Лео сказал, что инициация пройдёт только по желанию избранного. Конечно, они познакомят всех с теми возможностями, что появятся у них. Эти люди даже без инициации – супера! Восстановить человеческую цивилизацию – главное. Потомство будет уникальным, чт
- «Знаком. И всё же не понимаю, что его рассмешило в ваших словах?»
- «Во всех цивилизациях, где соплеменники Лео находили галактистов, опасались одного и того же».
- «Это совсем не смешно!»
- «Владимир Николаевич, у них совершенный разум! Разве они могут совершить зло?»
- «Зло?! Вы же сами сказали, что у них нет эмоций! Только чистая логика! Представьте себе, что у них самих, при развитии технологии существуют границы познания. А при помощи галактистов, контролируя их сознание, они сотрут эти границы! Для них это будет и
- «У вас очень бурная фантазия!»
Бедный, бедный добрейший человек! Ты так верил в Доброту Разума, но, оказывается, всё может быть по-другому. А ведь недавно именно он доказывал мне, что Добро и Зло относительны!
- «Бурная фантазия? А как же эта история?! Чтобы её вообразить, какую игру воображения надо иметь?»
Странник вздрогнул. Мы замолчали, даже не зная, что можно сейчас сказать. В палату вошёл лечащий врач.
- «Так, так, и вы здесь, дражайший камрад Сергей Олегович! Очень, очень рад! Ну-с, Владимир Николаевич, как наши дела?»
- «Помаленьку!» - как-то нерадостно ответил я.
- «А что так пессимистически? Вы явно на поправку идёте. Если так всё пойдёт, то через недельку и выпишем вас!»
Странник сорвался с места.
- «Доктор, нет! Надо серьёзно подлатать нашего друга. Не спешите, пусть всё хорошенько заживёт!»
Вот это горячность! После его недавних слов, что он «умывает руки», это несколько удивило меня.
- «Хорошо, хорошо, дон Сержио, не волнуйтесь так. Безусловно, подлатаем основательно вашего друга. Потренируйтесь, кстати, ещё в ходьбе».
Врач покинул палату, дружески похлопав меня по плечу. Мы и вправду побродили по палате, даже попытались выйти в коридор. Наши бдительные стражи изрядно всполошились и наружу не выпустили. Приказ! Я слегка запыхался, и мы прекратили тренировку. Я прилёг. Странник устроился рядом.
- «Давайте про сверхъестественное больше не будем!» - успел предложить я.
- «Без вопросов!» - ответил мой товарищ, - «У меня другое предложение: почитайте свои стихи».
От неожиданности я вздрогнул.
- «А кто вам сказал, что я пишу стихи?»
- «Да будет вам, Искатель!» (Я вновь вздрогнул). «Вы законченный романтик, а значит стихосложение – часть вашей души. Ну, сознайтесь?»
- «В чём: что я романтик, или в том, что я пишу стихи?»
- «Это одно и то же».
- «Всё-то вы знаете, дон Сержио!» - пошутил я, скрывая неловкость, - «Хорошо, я прочту, но помните: вы сами попросили!»
Тихо гаснет свеча, каплет воск, обжигая и тая…
И разлука-печаль над поникшей любовью летает.
Я такой не один, опалённый в пылающей страсти,
И в потоке причин разбивается хрупкое счастье.
Заплутала любовь, перепутав проулок с проспектом.
Как себя не готовь, не привыкнешь к житейским эффектам.
И всего лишь вчера на тебя кто-то с жаром молился!
Ныне грусти пора: этот «кто-то» с тобою простился…
Пусть занудой зовут – как же спичке с пожаром сравниться! –
Океан не поймут те, кто плавать в корыте учился!
В волнах жизни-реки все хотят плыть и дальше, и дольше.
И любви вопреки кушать хочется лучше и больше!
Ах, как трудно любить без ответа! Распахнута клетка!
И так хочется жить! Лишь на сердце кривые отметки…

Наступила тишина. Странник задумчиво глядел прямо перед собой. Его губы что-то прошептали. Я разобрал:
- «Ах, как трудно любить без ответа!» Понравилось!
Вслух он спросил пару минут спустя:
- «Это действительно вы сами написали?»
- «Всегда один и тот же вопрос задают, когда я читаю свои стихи. Резкая разница между мной и стихами?»
- «Простите, возможно, я не очень разбираюсь в стихах, но эти куда-то прямо в сердце. Вы меня продолжаете поражать, Искатель!» (Опять!) «Почитайте ещё!»
- «Что ж, повторяю: вы сами предложили! Слушайте!»

Переменятся судьбы – адреса неизвестны, только память шальная возвращается вновь
К тем печальным событиям. Память, нечестно! Мне отчаянно больно вспоминать про любовь…
Будто острым ножом рассекается сердце, если вечером чьё-то вспоминаю лицо.
Беспокойство и грусть – просто некуда деться, настоящее с прошлым замыкаю в кольцо.
Я романтик в душе, но романтик с изъяном. Мне бы птицей летать, только в клетке пока.
Мне бы клетку разбить: надоело быть пьяным, и умчатся в полёт высоко в облака.
Там ни боли, ни снов, лишь восторг и забвенье, раскалённое солнце и громада небес!
Всё, что было и жгло, стало мигом, мгновеньем. И куда-то ушло… Небо – место чудес!
Высоко-высоко, где сияют вершины, где парят горделиво на свободе орлы,
Не дано мне пожить, только там, на равнине обитать и мечтать. До поры! До поры!!
Но когда-нибудь вдруг притяженье земное не удержит, не сможет меня удержать.
Не задержит ни клетка, ни что-то другое. И очистится сердце, и я буду летать!

- «Завидую я вам, Владимир Николаевич!»
- «Почему?»
- «Чтобы так чувствовать и видеть мир, надо и вправду быть Избранным. Вдохновение – это выдумано или оно есть?»
- «Не знаю, что и ответить. Вдруг неожиданно откуда-то выплывают строчки, еле успеваешь их записывать. Но так не часто бывает. Чаще вымучиваешь рифму часами, пока не плюнешь и не отложишь до следующего раза».
- « Я не пишу стихов. Пробовал писать прозу, но её не приняли ни в одном издательстве. Говорят, бездарно».
- «И писали, наверняка, фантастику!»
- «Верно! Мне казалось, что это моё призвание!»
- «А что же не нравилось критикам?»
- «Они говорили, что у меня бурная фантазия, но стилистическое воплощение отвратительное!»
- «Не беда! Сейчас вы можете написать роман на основе реальных событий! И он вряд ли будет фантастическим!»
- «Это уж вам проще, дражайший Владимир Николаевич! Вы словом владеете!
- «Зато вы генератор идей! Возле вас комфортно их развивать!»
- «Мы друг друга, как петух и кукушка, нахваливаем!»
- «И не говорите! Идиллия какая-то! Я подумал, что такое умиротворение всегда плохо кончается. Не дай Бог!»
Пролетели ещё 2 недели. Менты рыли землю, что-то нашли. Нам ничего не сообщили, но приходили и задавали вопросы с важным видом. Круг их интересов был широк: от семьи моей бывшей жены до наших со Странником банковских вкладов. Но чувствовалось, что всё же не складывается у них. Мы даже обсудили, не могли ли органы выйти на экстремистов, напавших на меня. Но по всему выходило, что всё мимо! Однажды Вьюнков зашёл в палату вместе с врачом. Я усиленно ходил взад-вперёд. Рана побаливала, но сил изрядно прибавилось. Я был готов к выписке, что и отметил мой лекарь.
- «Да вы прямо орёл, батенька! А где же наш маэстро Сержиани?» Вьюнков засмеялся.
- «Он сегодня работает».
- «Это хорошо. Мы с капитаном хотели с вами поговорить. Точнее, говорить будет он. А я рад вам сообщить, что готов вас выписать. Когда? Всё будет зависеть от вашей беседы с гарным парубком господином Вьюнковым».
Капитану нравилось, как ведёт беседу врач. И он всё время улыбался, когда тот говорил. Но когда тот оставил нас вдвоём, улыбка исчезла.
- «Знаете, Владимир Николаевич, если бы у вас была семья, ситуация была бы ещё сложней. Тогда, провожая вас домой, мы бы волновались ещё и за них». Я кивнул.
- «Однако проще не стало: вы всё ещё в опасности. Так мы считаем»,
- «Вы что-то придумали?»
- «Конечно! Мы вам предлагаем прямо сейчас покинуть пределы больницы. Причём сделаем это тайно. Знать будет только наш остряк врач. Мы вас выведем как бы на процедуры. Обратно вы не вернётесь. Одежда и машина готовы. Мы вас вывезем за город в один из спец
- «Ого! У нас и такое есть?»
- «У нас много чего есть!» - с гордостью заявил капитан, - «Побудете там недельки 3-4, пока мы не выясним то, сё!»
- «А что, есть какие-то зацепки?»
- «Кое-что есть. Но вам говорить ничего не будем. Меньше знаешь – крепче спишь. В этом доме есть бильярд, огромный плазменный ТВ, бассейн, бар – отдыхайте!»
- «Вот это да! Как в штатовских фильмах! Прямо не верится! Но… Как же Странник?»
Вьюнков замялся, не глядя на меня.
- «Вы думаете, что он в чём-то замешан?»
- «Знаете, есть несколько моментов в его жизни… Не могу ничего рассказывать. Надо всё проверить!»
- «Подождите, его поведение в чём-то подозрительно?»
- «Да, кое-что кое с чем не стыкуется! Ладно, буквально 2 слова об этом. Он общается со странными личностями. Мы их не можем идентифицировать. Ну, всё, хватит! И так много наговорил».
- «А что вы ему скажите?»
- «Скажем правду. А потом последим за ним. Если он чист, извинимся. А там… Чем чёрт не шутит! Так вы согласны?» А куда мне деваться?! Ох, как всё запуталось! Ладно, за 3-4 недели подумаю, всё взвешу, что и как. Вот только что будет делать Лео? А может
- «Хорошо, я согласен. А если жена с сыном придут?»
- «Странно! Вас это действительно волнует? И что за проблема, если вас не будет в палате? Выздоровел! И с чего вы решили, что они вообще придут? Строго говоря, они не придут».
- «Почему?» - удивился я.
- «Укатила ваша бывшая с сыном и мужем в Испанию. По нашим сведениям, здесь они не появятся пр меньшей мере месяца 2. А потом, не найдя вас здесь, она бы только с облегчением вздохнула».
Я молча кивнул. Ладно, вперёд к новым приключениям! Через полчаса, когда я собрал кое-какие мелочи из вещей, врач вкатил в палату инвалидное кресло. Увидев мои удивлённые глаза, он махнул рукой.
- «Пан Владзимеж, успокойтесь! Мы как бы вывезем вас на процедуры. Внизу, в гараже переоденетесь. В машине Вьюнкова ваша одежда в соответствии с сезоном».
Я уселся в кресло, отметив, что сидеть очень удобно. Доктор выкатил меня в коридор, где охранники тут же составили нам компанию. Мы ехали по коридору, и на нас никто не обращал внимания. Мимо туда-сюда сновали врачи, медсестры, больные и посетители в белых халатах. Я не ожидал, что здесь так многолюдно! Мы заехали в лифт и опустились на нижний подвальный этаж, который выходил на подземную стоянку. Мои сопровождающие уверенно везли кресло в нужном направлении. «Гарный парубок» Вьюнков уже махал нам рукой, стоя у потрёпанной чёрной «Волги». Врач на прощание долго тряс мою руку.
- «Дон Вольдемо, желаю вам успехов! Не попадайте под пули! Живите долго!»
Один из охранников отправился с врачом, транспортируя в больницу кресло. Вьюнков прогревал мотор, я переоделся в машине. Другой телохран связался с кем-то по рации. Видимо, он доложился о ситуации и выключил аппарат. Я закрыл глаза. Прощай, приют немощных! Послышался какой-то шум. Открыв глаза, я замер от неожиданности. Трое в масках, выскочив непонятно откуда, вооружённые пистолетами, прижали Вьюнкова и одного охранника к стене. Четвёртый открыл дверцу «Волги» и поманил меня пальцам. Я не герой, я послушался. Интересно, кто нас накрыл? Лео или радикалы? Незнакомец голосом Странника произнёс шёпотом:
- «Владимир Николаевич, бегом за мной и без вопросов!»
А я и не думал! Проходя мимо остальных, мы видели, как телохран дёрнулся и получил удар рукояткой пистолета в голову. Вьюнков тоже попытался что-то сделать, но тоже оказался на земле! Я рванулся к ним:
- «Не бейте!» Но Странник неожиданно так сильно дёрнул меня за руку, что я едва не упал!
- «Тихо! Ничего с ними не сделают! А мы просто бежим!» Но это только сильно разозлило меня.
- «Идите к чёрту! Ваши пришельцы убьют людей, и мы ничего не сделаем!»
- «Ещё раз говорю, никто никого убивать не будет. Спешите!»
- «Зачем, чёрт вас дери! Я никуда не полечу! Меня спрячут от радикалов. Я хотя бы отдохну от всех вас!»
- «Вы не понимаете!» – Странник убивал своим терпением! – «Радикалы вас уже ждут на той даче, куда вас везут! Там и шлёпнут! Соображайте!»
В голове всё перемешалось. А, будь, что будет! И я последовал за Странником. Едва мы подбежали к синему «Ситроену» (откуда у него иномарка?), как в гараже раздались выстрелы. Это начал стрелять вернувшийся телохран. Мы вдвоём прыгнули в машину, и Странник шикарно рванул восвояси. Кажется, стреляли и в нас. Кто-то кричал, кто-то лежал на земле… Мы выскочили на улицу. Шёл снег, всё было белым-бело. Странник сдёрнул маску и было видно, что он чрезвычайно бледен. Нижнее веко правого глаза заметно подрагивало. Мой похититель изрядно нервничал.
- «Куда мы едем?»
- «Вперёд!» Однако проскочив один квартал, он свернул в переулок и заехал в какой-то двор. Затем достал сотовый и попытался с кем-то связаться. Попытка оказалась неудачной. С минуту мы молчали. Первым не выдержал я.
- «Так что всё это значит?»
- «Верьте мне, Владимир Николаевич! Я не хочу вам навредить. Нет желания улетать – ваше право. Но я не могу вас подставить под пули. В конце концов, это я вас втянул в эту историю».
- «Хорошо, хорошо. Кто эти люди в масках?»
- «Понимаете, группа Лео задержала одного боевика из отряда вооружённого воздействия. Он им и выложил, что сегодня вас тайно вывезут в загородный дом. Сказал адрес и время. Вот мы и решили вас выкрасть. Если бы Лео не дал мне своих ребят (я передёрнул пле
- «А с ними что? Вы с ними пытались связаться?»
- «Да, но они что-то молчат».
- «А Лео?»
- «И он тоже». Мы помолчали.
- «Господи, не дай Бог, они перестреляли друг друга!»
Мимо шли озабоченные люди, радостные ребятишки кидались снежками. И им было невдомёк, что где-то гибли люди и инопланетяне! И всё из-за меня! Пропади всё пропадом!
- «Что будем делать?»
- «Едем ко мне!» - решительно произнёс Странник, включая мотор.
- «К вам нельзя! К вам менты придут к первому. Вы у них на подозрении. Вьюнков сказал, что вы общаетесь со странными людьми, которых они не могут идентифицировать»,
- «Люди Лео. Как они меня отследили? Это очень плохо».
Его и так не очень спокойный вид ещё больше исказился за счёт красных пятен на лице. Он положил голову на руль и затих.
- «Так что же дальше?» Таким подавленным я его не видел.
- «Давайте оставим машину на стоянке, а сами где-нибудь посидим, может, поедим».
- «Вы правы».
Через полчаса мы уже сидели в странном заведении кабацкого типа, где сочетались элементы забегаловки и ресторана. В углу мощно разливали водку для солидной очереди человек в 50. Правда, особо ожидать страждущим не приходилось: каждый выпивал или стакан, или полстакана, чем-то мелким закусывал, а то и занюхивал рукавом, и спешно удалялся. В центре, у бара народ цедил что-то более дорогое. Вдали за десятком столов народ чинно обедал (или завтракал?) с приличными приборами. Не сговариваясь, мы пошли именно в эту часть заведения. Помятая, но опрятная официантка приняла заказ: мне 100 гр. коньяка, лимон, щи, плов, ему кофе и мороженое. Странник вновь пытался позвонить, и вновь безрезультатно. Только бы все были живы!
К нашему удивлению, заказ принесли практически сразу. И на вид всё было съедобно! Бывает же!
- «А если связь не наладится?»
- «Даже не знаю», - глухо ответил Странник. Он был обескуражен и не пытался это скрыть.
- «Может, связаться с Вьюнковым?»
- «Вы с ума сошли!»
- «Не понимаю! Он же не хочет нам плохого! Да и ситуацию ему надо знать. Кроме того, он по-человечески переживает за меня».
- «Поймите, чудак-человек! Едва вы скажите обо мне, я попаду в обвиняемые! Как я докажу, что не имею отношения к покушению на вас?»
- «Но я же жив!»
- «Верно! Зачем же я участвовал в вашем захвате на территории больницы? Кто эти люди в масках? Что я отвечу?»
Он был прав.
- «А если я просто свяжусь с Вьюнковым? Встречусь с ним, скажу, что сбежал».
- «Меня это не спасёт. Всё равно будут искать. А уйдя от меня, вы подвергаете себя опасности. Если среди ментов нет информатора, как радикалы узнали о вашем отъезде?»
- «Вы правы!»
- «А потом, если в поземном гараже были жертвы, всё становится ещё хуже».
- «О чём вы?»
- «Ну, представьте: вас крадут. Кто-то из группы Лео ранен или убит, не дай Бог! Его лечат или вскрывают и видят, кто он такой. Мы с вами даже представить последствия не сможем!»
- «Да, конечно! Даже меня посчитают пришельцем!»
- «То-то и оно!»Я хлопнул коньячку, закусив лимоном. Приятное тепло разлилось в желудке. А может быть, не всё так худо? Странник задумчиво тянул кофе. Борщ был неплох, а вот плов представлял слипшуюся рисовую кашу с
кусочками чего-то, весьма отдалённо напоминающего мясо. Я бросил вилку в тарелку.
- «И что мы будем делать?»
- «За последний час вы задаёте этот вопрос несколько раз!» Ого, да он успокоился!
- «Я его задам ещё и ещё. Но пока ответа на мой вопрос не было».
- «Потому что я не знаю, что делать».

- «Хорошо, ночевать-то где-то всё равно придётся!»
- «В крайнем случае, поспим в машине». Я промолчал.
- «В любом случае надо дождаться ответа от Лео. По крайней мере, надо знать, что предпримут они, для того, чтобы принять решение самим». Видимо, это было разумно. Я огляделся. За столиками сидело человек 6. За соседним находился только один, но он лежал л
- «Знаете, Искатель, интересно всё, что с нами происходит!»
- «Вы называете это «интересно»?»
- «Конечно! Пришельцы, менты, бегство, неизвестность. Как в американских фильмах!» Я поморщился.
- «Я бы предпочёл бы находиться сейчас в своей постели».
- «С Верой?» - с совершенно невинным видом спросил Странник. Провокатор! Пришлось запустить в него кусок хлебного мякиша. Ну, Странник, ну, зануда!
- «Совершенно не понятна ваша реакция! Ваша Вера – это просто супер!»
- «Странник, вы сексуальный маньяк!»
- «Ну, это слишком образно! У вас, Владимир Николаевич, хороший вкус!»
- «А ваша жена?»
- «Что «моя жена»?»
- «Вы ведь тоже в разводе?»
- «Да. Но мы хорошие друзья. Наш сын вырос, живёт на Дальнем Востоке. У нас у обоих свои квартиры, но иногда мы общаемся…» Он смущённо замолчал. Я, улыбаясь, погрозил ему пальцем.
- «Вот кто скрытый эротоман! Вы близки со своей бывшей женой?» Он только развёл руками.
- «А вы считаете, что это плохо?»
- «Наоборот! Это здорово! А она предлагает жить вместе?»
- «Предлагает. Вот уже 2 года».
- «А вы?»
- «Говорю, что это ограничит нашу свободу. А вдруг она ещё найдёт своего принца?»
- «В таком возрасте?»
- «В каком? Ей только 49. Сейчас женятся даже в 70. А она ещё молода». Он вытащил из бокового кармана фотографию. С неё на меня смотрела улыбающаяся миловидная женщина лет 50. Короткая стрижка, лёгкая седина, чуть заметные морщины, полные красивые губы и
- «Зря вы, Странник! Эту женщину надо беречь и быть рядом с ней!»
- «Вы её не знаете. Я прожил с ней 20 лет и понял, что с ней лучше быть другом, чем мужем».
- «Вам видней!» Мы опять замолчали. Внезапно мне пришла в голову мысль.
- «Странник, а как вы расцениваете действия группы Лео в плане борьбы Добра и Зла?»
Он не успел ответить. Наш сосед поднял голову от стола и повернулся к нам. Это был крупный небритый мужчина со всколоченными волосами. Смахнув остатки макарон со лба, он зарычал:
- «Борьба Добра и Зла? Кто сказал?» Мы переглянулись.
- «Это я сказал», - медленно ответил я. Он встал, бесцеремонно сел за наш столик и бешеным взглядом оглядел нас. Меня охватили недобрые предчувствия.
- «Вы серьёзно обсуждаете борьбу Добра со Злом? Кто вы, чёрт вас подери? Психи? Политики? Поэты?» Возле нас появился мужчина лет 45, одетый как менеджер банка, в чёрную тройку с бабочкой.
- «Эммануил, прошу тебя!», - начал было наш подошедший.
- «Увянь, паскуда!», - рявкнул в ответ наш грубиян.
- «Эммануил, я вызову охрану!», - повысил голос «менеджер». Его левый глаз стал немного подрагивать. Эммануил грозно глядел ему в глаза, нервно раздувая ноздри. Неожиданно он рассмеялся, хлопнул подошедшего по плечу и сел.
- «Расслабься, Семёныч! Я в порядке! Сегодня я невинен, как ягнёнок. Вот только с приятелями поболтаю немного и закругляюсь. Да, братан, принеси коньячку! Слегка в горле запершило!»
Семёныч что-то пробурчал себе под нос, отходя к стойке. А Эммануил вновь оглядел нас не вполне трезвым взглядом и вновь развеселился.

- «Напугал я вас! Не ссыте, я добрый!» Семёныч поставил перед ним маленькую рюмку с коньяком. Наш возмутитель
спокойствия побагровел:
- «Гнида, тебе коньяка жалко?!»
Бармен, видимо, зная последствия, уже ставил перед ним открытую бутылку армянского коньяка. Немая сцена: мы с белыми лицами, Семёныч с перекошенным лицом и с нервным тиком на обоих глазах, подобострастный официант и Эммануил, с блаженной улыбкой, прижимающий к груди коньяк. Пара минут пролетела под бодрое переливание коньяка в широкое горло нашего нового знакомого. Он успел опрокинуть 3 рюмки, вкусно причмокивая. Звучно крякнув и закусив моим лимоном, Эммануил провозгласил, оглядев нас:
- «Ну-с, майн херн, какого хрена вы обсуждали борьбу Добра и Зла?»
Странник хмуро ответствовал:
- «У вас на неё аллергия?»
Оппонент широко улыбнулся:
- «Смешно! И смело! Но глупо! Объясню: подобная проблема муссируется только в литературе и кино. В реальном мире это не имеет смысла, причём по многим причинам».
- «Например?» - заинтересовался я.
- «Сколько угодно! Ответьте, стремиться к большим заработкам хорошо или плохо?»
- «Смотря, каким способом!» - буркнул Странник.
- «Именно! Но только в обсуждении. На деле все готовы перейти закон где угодно и как угодно. Смотрите, сколько в России миллиардеров! Когда-то, не так давно, поделили национальные богатства через приватизацию, и в дамках! Видели рекламу: «Газпром – национ
Он радостно заржал, как будто эти деньги лежат в его кармане!
- «Своих детей эти Прохоровы, Фридманы, Абрамовичи и иже с ними учат добру. Уверен! Но и умению делать деньги. Не совместимо! Деньги выбьют дурь из головы! И о Добре и Зле, как таковых, их дети перестанут задумываться уже в первых классах элитных учебных
- «А что есть?» - заинтересовался я.
- «Есть только человек, обременённый грехами господом Богом! Читали Библию? Мы родились во грехе, во грехе и умрём!»
- «Простите, а откуда же появились сами разговоры о борьбе?»
- «Борьба Добра и Зла придумана самим Человеком давным-давно. Придумана как красивая сказка, чтобы было, во что верить. Помните, при социализме все верили в светлое будущее. Так вот, эта борьба - то же самое. А ответьте мне, мэны, почему Дьявол до сих пор
- «Будет Второе пришествие», - так же хмуро ответствовал Странник.
- «Что вы говорите! Зачем же Господь Всемогущий ждёт порабощения Антихристом всего мира, а уже потом явится вновь в наш мир? А может, лучше так: Дьявола – под корень; Антихристу – вообще не родится; бедность, неравенство, войны, болезни – изъять! Разве эт
Я неуверенно ответил:
- «Ну, наверное, для того, чтобы люди сами выбрали светлую сторону, отвергли Дьявола и сами начали с ним бороться!»
- «Что вы говорите! Но если готовится Апокалипсис, значит всё предрешено: и 2 пришествие Христа, и Антихрист, И Страшный суд! Значит и Человечество, погрязшее в грехах, неуклонно склоняется ко Злу! Нет никакой борьбы Добра со Злом! Есть постепенное, векам
Эммануил вещал! Он вознёс руки к потолку, в одной бутылка коньяка, в другой вилка с лимоном Казалось, пророк обратился к Богу! В каком-то смысле это так и было.
- «Что-то ещё в человеке сопротивляется, но власть Золотого Тельца не только Моисею когда-то мешала в пустыне, по которой он водил евреев 40 лет. Золотой Телец – теперь икона для всех людей. Почти для всех».
- «Вы исключение?» - съязвил я. Он опустил руки и сел, хлебнув прямо из горлышка.
- «Я? Вряд ли. Я такая же продажная сволочь, как и все. Правда, он (кивнул на «менеджера») сволочь ещё б?льшая».
У «сволочи» желваки заходили ходуном, но он промолчал. Чувствовалось, что это молчание давалось ему с трудом.
- «Когда-то я выстроил это заведение. Я его задумал, воплотил, а этот козёл (в сторону «менеджера») только денег добавил. Типа, компаньон. Дело пошло удачно. Потекли деньги и т.д. Ну, я слегка запил, ну, там, девчонки, казино. Короче, этот фуфел подстроил
- «Ты лгун и вор, Эммануил», - абсолютно спокойно проговорил «менеджер», - «Но мне надоело твоё вещание в эфир. Охрана, выведите его!»
В зале появились два бодрых здоровячка в форме и подступились к нашему соседу. Тот вскочил и схватил стул.
- «Семёныч, отведи псов. Я допью коньяк и уйду. В противном случае здесь будет много крови и битой посуды».
Семёныч, помедлив секунду-другую, дал отмашку охране и отошёл сам. Наш собеседник сел, выпил ещё, закусил остатками мороженого из тарелки Странника и оглядел нас.
- «Долг заплатить я не смог. Тогда пришлось отдать свою долю в бизнесе этой мрази. Теперь кафе принадлежит ему. Правда, иногда он в хорошем настроении и наливает мне бесплатно. Чаще меня гоняет его охрана. Но мне повезло».
- «Чем же это?» - так же хмуро спросил Странник.
- «Теперь я обычный обыватель. И у меня меньше соблазнов по сравнению с Семёнычем. Мне теперь приходится выживать».
- «Можно подумать, вы теперь святой» - не выдержал я.
- «Нет, не святой. Напротив. Я такая же дрянь, как и Семёныч. Но у меня возможностей меньше. Мы все катимся ко Злу. Только те, кто побогаче, катятся быстрее».
Он допил коньяк из горлышка и откинулся на спинку стула.
- «Смотрю на вас и вижу странное».
- «Странное?» - удивился я.
- «Да, странное. Вы абсолютно разные люди. Ты добряк. В тебе столько доброты, что её считают за слабость. Таких людей не бывает. Ты с другой планеты? (Я вздрогнул) А ты (к Страннику) мутный. На взгляд ещё добрее твоего друга. Возможно, что где-то в глубин
На лице Странника пронеслась гамма чувств. Видимо, слова собеседника задели его. Удивительно!
- «Это коньяк говорит в вас, Эммануил? О каком добре вы упомянули? Вы же в него не верите? Всего идёт ко Злу, по-вашему. Почему же мы добряки?»
- «Во-первых, вы не добряк. Во-вторых, вы меня плохо слушали. Добро есть в любом человеке. Оно быстро испаряется под действием Зла. Причём того Зла, что внутри него самого, и под действием окружающего мира, который постепенно попадает под влияния Зла. Ест
Возле нас вырос Семёныч.
- «Не слушайте его. Спился он. Умный и сильный человек, но мозги пропил. Это Зелёный Змий говорит, а не Эммануил. Эммануил умер».
Наш новый знакомый вскочил:
- «Да, я умер! Умер для себя, для всех тех, кто любил меня. Кто пошёл на компромисс с собственной собственностью – тот умрёт! Если не физической смертью, то моральной! И ты труп!» - повернулся он к Семёнычу. Тот отшатнулся, крикнув:
- «Уберите его отсюда!»
Из подсобки выскочили 4 охранника, скрутили вольнодумца и поволокли к выходу. Тот, дёргаясь в руках бойцов, кричал: ,,Ребята, у вас есть шанс! Ты, кто проиграл, покайся! Ещё не поздно! А ты, наивный, не верь ему! А то тоже проиграешь!»
Мы в смятении молчали. Семёныч, вытирая пот со лба огромным платком, наклонился к нам:
- «Джентльмены, я извиняюсь за моего бывшего компаньона. Но (сделал паузу), я был бы вам благодарен, если бы вы покинули моё заведение».
Мы вышли. В кабине «Ситроена» Странник включил печку. Стало более-менее уютно, всё располагало к общению, но
мы молчали. Вдруг у Странника зазвонил телефон.
- «Да, я слушаю». Оппонента он слушал долго, не менее 3 минут, а потом отключил телефон.
- «Лео?»
- «Да. У них проблемы. Двое из группы, что нас освобождала, погибли. Лео вызвал группу поддержки, чтобы трупы не достались ментам. В результате 3 ментов убиты. У группы поддержки Лео 2 погибших, 3 раненых. Но всех успели подобрать».
Я был потрясён!
- «Это что получается: у пришельцев 4 погибших, 4 раненых, включая Лео. У людей 3 погибших, 1 раненый (Вьюнков). Сколько это будет продолжаться, Странник?!»
Я перешёл на крик, и сам не заметил, как. Собеседник молчал.
- «Это ты завёл всю историю чёрте куда! И что теперь делать?»
- «У вас истерика, Искатель», - устало ответил Странник, - «По-вашему, надо застрелиться?»
- «Для начала хотя бы рассуждать здраво».
- «Тогда не хнычьте. Вон Лео, такие потери, чуть было не сорвался, психанул, но остыл».
- «Он хотел отомстить?»
- «Нет. Они хотели, было, улететь и плюнуть на программу спасения, но глава их миссии его остановил. В смысле, приказал всё доделать до конца».
- «И?»
- «Нам надо подождать где-то с час, а потом они нас подберут». Мы замолчали.
- «Странник, если у них нет эмоций, что ж так взбеленился Лео?»
- «Эмоциональная сфера у них есть, хотя и изрядно ослаблена по сравнению с нами. Разум у них в приоритете, однако чувства всё же присутствуют. Их цивилизация решила, что удалив эмоции полностью, они превратятся в машины».
- «Логично!»
Разговор не клеился. Вокруг да около! Вокруг да около! А люди погибли…
- «Странник, я сейчас пойду в милицию. И просто сдамся».
Собеседник побагровел, неожиданно вцепился в мою куртку и заговорил, стиснув зубы:
- «Из-за тебя погибло столько людей. Напрасно? Да я тебя теперь хоть сам на этот чёртов корабль заброшу!»
Я осторожно освободил свою одежду от его рук. Да, Странник, не знал я тебя, дорогой, не знал! Какие ещё сюрпризы ты мне преподнесёшь? Наши дружеские отношения, кажется, дали трещину. Дружба, и в самом деле, проверяется в бедах. Эти проблемы, как видно, всё расставили по местам. И даже то, что он спас мне жизнь, теперь кажется мне лишь выполнением своих обязанностей. Вся его забота в больнице – из той же оперы. Странник покосился на меня и осторожно сказал:
- «Вы думаете о том, что всё это не было дружбой?»
- «Нет, о другом».
- «О чём же?»
- «Пытаюсь понять, что делать».
- «Придумали?»
- «Надо поразмышлять. Ваш Лео так же опасен, как и радикалы».
Странник возбуждённо врезал ладонью по баранке. Раздался вой автомобильного сигнала, который изрядно напугал проходившую мимо старушку. Та не преминула солидно обматерить «вонючую шваль на иномарках». Никто не смеялся.
- «И как же мы будем размышлять?»
- «Молчим 5-10 минут, а потом говорим друг другу своё мнение с аргументацией».
- «Да мы хоть сейчас можем сказать с аргументацией! Впрочем, ладно!»
Молчание давалось трудно. Хотелось убеждать своего оппонента! Не размышлять, не думать! Мы оба, в самом деле, уже приняли решение. Наши «эго» не хотели ни на йоту понять позицию друг друга! И это еще одна причина, почему
мы сваливаемся во Зло!
- «Готовы?»
- «Конечно!»
- «И что вы решили?»
- «Ждём Лео, он нас прячет на свою базу. Мы находимся под его охраной. Они готовят остальных избранных. И, возможно, ваш отлёт будет раньше 31.12. Всё!»
- «А что будет с вами? Вы об этом думали?»
- «Это после вашего отлёта? Всё будет неважно. Даже смерть. Всё лучше, чем зная, дожидаться катастрофы».
- «Безрадостная версия».
- «Ваша, можно подумать, веселее!»
- «Вряд ли».
- «Излагайте, послушаю».
- «Вот моё предложение. Я всё же думаю, что Лео преследует другие цели, не слишком гуманные. Это раз. Не знаю, как считают другие отлетающие, а я не полечу. Это два». Странник хотел что-то сказать, я прервал его движением руки.
- «Помолчите, я вас выслушал. Противно, что вас считают преступником в милиции. Погано, что на Земле вообще ничего не знают. Это три. И я решил действовать. Это четыре».
- «И как же?»
- «Силовые структуры разбираться не будут. А вот средства массовой информации другое. Им важна сенсация любой ценой. Я предлагаю выйти на ТВ в прямой эфир, и нам с вами рубануть всю правду-матку о катастрофе и пришельцах. Покажем ваш ролик с мобильного о
- «Ну и глупец же вы! Сколько в вас наивности!»
- «О чём вы?»
- «Вам не поверят сами телевизионщики! Ролик? Скажут, что сейчас такую вещь состряпать может любой компьютерщик! А если, не дай Бог, кто-нибудь из этой братии вас сдаст в органы, то вы просто исчезните! Приведите им пришельцев, и желательно с их кораблём
- «Вы меня не убедили. В чём-то вы правы. Но мы же не пробовали! Есть ещё сила убеждения!»
Странник только покачал головой, хмуро глядя через лобовое стекло.
- «Знаешь, Искатель, можно долго гадать, кто из нас неправ: я, помогая пришельцам, или ты, подозревая их в самых поганых намерениях. Мы можем разбежаться, а можем как-то повлиять на ситуацию».
- «И как же?»
- «А вот как!» - и он направил на меня пистолет, вытащив его из кармана. Худшие опасения начинают сбываться! Вот ты и раскрылся, мой друг!
- «Как я понимаю, вы меня силой заставите ждать ваших зелёных человечков?» Он кивнул.
- «А если я буду сопротивляться?» Он не ответил.
- «И что потом?»
- «Мы отправимся на базу Лео. Я думаю, что там вы успокоитесь и поймёте важность миссии».
- «Заставят поверить?» Он опять промолчал.
- «Странник, а как вы оцените последние слова Эммануила?»
- «Это о том, что один наивный, а другой проиграл? А что вы думаете?»
- «В этом что-то есть».
- «А я думаю, что для этого мужчины появились новые слушатели в нашем лице. Остальные его просто посылают».
- «Но, исходя из последних событий, я с ним согласен, что вы мутный».
- «Любопытно!»
- «Всё сходится: вы не раз либо обманывали, либо недоговаривали. Впрочем, в любом случае это ложь».
- «Как это?»
- «Дело в том, что ложь – это не искажение правды, а её отсутствие!»
- «Сильно!»
- «Ваша искренность критики не выдерживает. Ваша доброта под сомнением». Он криво усмехнулся.
- «Наверно, вы правы. Сейчас я гораздо более уязвим для критики, т.к. все мои слова подвергаются сомнению. Но, поверьте, я искренне не хочу никому зла. А потому…», - он замолчал, - «А потому я вас отпущу. Огрейте меня чем-нибудь по голове. Скажу Лео, что
Я с интересом оглядывал своего спутника. Опять новый поворот! Ой, что-то он лукавит! В этот момент у Странника
опять зазвонил телефон. Он подключился.
Звонил Лео. Разговор был однообразен: «да» и «нет». Но Странник неожиданно выдал в трубку:
- «Знаете, мы передумали, точнее он передумал улетать. Ваши добрые намерения мы поставили под сомнения. По крайней мере, нам не нравится шантаж. Улетайте без нас. (Пауза). О безопасности мы позаботимся сами».
В этот момент какой-то человек в лыжном комбинезоне и ушанке выскочил перед машиной метрах в 10 от нас, смешно присев по-ковбойски. В руках его блеснул пистолет. Реакция Странника была невероятно быстрой: он мгновенно завёл машину, вдавил педаль газа и вильнул вправо в промежуток между домами! Пуля щёлкнула по борту, потом ещё одна. Странник летел вперёд, как на самолёте! Остановились мы за городом, когда убедились, что погони за нами нет. Тут же обнаружилось, что Странник, давя на педаль, раздавил и свой сотовый. У меня скрутило живот так, что едва не вырвало. На свежем воздухе стало гораздо лучше. На окраине посёлка-спутника города мы стояли возле машины и смотрели, как спускались сумерки.
- «И что дальше?»
- «Не знаю. Если Лео начал в нас стрелять, дело – труба!»
- «А если это не Лео? Может, это совпадение?»
- «Во всяком случае, мы не в чести у милиции, и Лео обманули. Что делать, ума не приложу!»
- «А может, всё-таки, как я предложил, обратиться к прессе?»
- «У Лео большие возможности. С его техникой они всё же нас найдут. А если решат, что мы захотели всё предать огласке, они быстро с остальными покинут планету. Нас засмеют, а в крайнем случае уберут».
- «Зачем же?»
- «Много знаем, создаём панику – мало ли что! А я ещё и в розыске за то, что выкрал вас. На мне обвинение в соучастии в покушении на вас».
- «Тогда у нас действительно один выход – дать материал средствам массовой информации».
- «Не всё так просто. И там люди продажны и трусливы».
- «Вы думаете, там нас сдадут?»
- «Вполне возможно».
- «И что делать?»
- «У меня тут кое-что есть из съестного. Давайте закусим и подумаем».
И вправду, у Странника в бардачке в пакете имелось несколько бутербродов, сырники и термос с кофе. Вот хитрец! Имел запас, но позвал в кафе! Впрочем, какое это теперь имеет значение!
- «Скажите, Владимир Николаевич, вы отписали свою квартиру жене и сыну. А где же вы живёте? А прописаны где?»
Самый клёвый вопрос во время перекуса! Я усмехнулся, насколько мне позволил горячий кофе. Мой случай нетипичный. Рассказать?
- «Знаете, Странник, я прожил с женой 13 лет, и все эти годы думал, что моей семейной жизни скоро придёт конец».
- «Из-за жены?»
- «Она была так красива, что одно этот портило мне настроение!»
- «Она по-прежнему очень красива! Удивительно! Мужчины обычно радуются красивым жёнам».
- «И я радовался! Более того, я был счастлив. Счастлив до одури! Была невероятная любовь!»
- «Была?» - хитро прищурившись, спросил Странник. Я пожал плечами.
- «Я был счастлив до тех пор, пока не понял, что её красоту видят много других мужчин».
- «И что?»
- «С незапамятных времён женщина, как хранительница очага, подсознательно, а теперь и сознательно, ищет в любой ситуации лучшие условия для своих детей, и, безусловно, для себя, как матери этих детей. Я подумал, что я не самый оптимальный самец для Веры.
а) более красивый;
б) более мускулистый, сильный, мужественный;
в) более богатый;
г) более сексуальный;
д) более перспективный с точки зрения карьеры и власти;
как тут же она меня бросит».
- «Обычная история слабого и неуверенного в себе человека!»
- «Возможно! Но… Нет, не буду я вам рассказывать о том, как всё у нас происходило! Вердикт вы уже вынесли. Расскажу только об одном моём выводе из всего вышесказанного. Однажды я завёл сберкнижку, о которой жена не знала. За последние 12 лет я много туда
- «У вас был счёт в долларах?»
- «Ну да! В итоге в начале этого года я купил дом в Старом городе».
- «Ого! И велико ли хозяйство?»
- «Дом 6х9, с чердаком. Я его называю Пентхаус. Там у меня обсерватория с телескопом. Есть земля 8 соток, небольшая банька».
- «Отлично! Поехали к вам!»
- «Нет, Странник! Я сдаю дом семье военного с тремя детьми. Вот уже 3 месяца».
- «Как так? А сам где?»
- «Как развелись с женой 3 года назад, я то у друзей, то у подруг, то на съёмных квартирах. Как придётся!»
Странник засмеялся.
- «Теперь я понимаю: вы натуральный Искатель. В семье вы лишний. Вы недаром боялись, что останетесь один. Может быть, ваша Вера осталась бы с вами. Но она женским чутьём чувствовала, что вы не в семье».
- «А где же?»
- «Где-то там, в поисках. Вы по дому что-нибудь делали?»
- «Конечно! И кашеварил, и с сыном возился много, и чисто мужские дела, ну там, электрика, сантехника. По-моему, всё было достойно». Странник улыбнулся и сказал:
- «А Вера сказала другое».
- «Вы это обсуждали с Верой?»
- «К сожалению, да. Она хотела поговорить со мной после моего визита на завод».
- «Хотела убедиться, что мои доходы ещё существуют?»
- «Что-то типа этого. А рассказала она то, что вы либо всё делали из-под палки, либо отвлекались, думая о чём-то другом».
- «То есть, если я всё делаю по дому, для жены это мало: надо всё делать с душой?
- «А вы всё делали без души?»
_ «Да нет же! Просто стирая пелёнки, гуляя с маленьким сыном, ремонтируя розетку, я размышлял о многом, в т.ч. и об эзотерике. Ума не приложу, как это заметила Вера!»
- «Понятно, Искатель! Вы неисправимы. И жениться вам надо было на ком-то вроде себя. Помните Лару Крофт в исполнении Анжелины Джоли?»
- «Ну, это вы хватили!»
- «А что? Отличная пара! Вы ищите загадки, она их находит и разгадывает. А в перерывах страстная любовь!»
- «В больнице у вас был добрый сарказм, а сейчас злой!»
- «Ну, я же проиграл, Добро у меня съехало ко Злу!»
Я покосился на него. Нервы? Слава Богу, что чувство опасности меня не беспокоит! К моему удивлению, я вспомнил, что и до нападения в поземном гараже, и до стрельбы на стоянке, я не чувствовал опасности! Отвлёкся? Или просто не чувствовал? Может, моя хвалёная Галактическая составляющая дала дуба? Эта мысль меня изрядно развеселила!
- «Что вы смеётесь? Вспомнили Эммануила?»
- «Кстати, об Эммануиле. Давайте найдём его и расспросим».
- «Зачем? Это же алкоголик, спившийся пророк!»
- «Вот именно! У таких людей полно сочувствующих Может, есть друзья и среди ТВ-шников!»
Странник задумался. Какие-то мысли рвали его крепкую черепную коробку изнутри! Я был готов поклясться, что слышу, как они кипят там, натыкаясь друг на друга! Наконец, совершив некий титанический рывок, он кивнул.
- «Давайте попробуем. Но тогда придётся вернуться в город».
- «Где наша не пропадала!» То, что мы задумали, было полным идиотизмом. Нас могли ждать на въезде в город, нас
могли пеленговать пришельцы, нас могли остановить патрули ГИБДД, в конце концов мы могли не найти пьяницу-чудака. Но что-то другое в голову не приходило. В кафе с течением времени кое-что изменилось. «Водопой» для желающих хлебнуть крепкого исчез. Зато эту часть заведения тоже заполнили столики с посетителями. В дальней части кафе на небольшом возвышении весело «лабали» 2 гитариста, ударник и клавишник. Долговязая девица в джинсах и свитере прокуренным голосом выводила: «Я буду, я буду для тебя твоей малышкой!» Ей как-то не верилось.
- «Эта дама себе льстит», - уныло протянул Странник.
- «Не будьте жестоким. Дайте девушке помечтать», - ответил я.
- «Конечно, конечно. Мечтать не вредно!»
Семёныча не было видно, и мы спокойно заняли места за свободным столиком. К нам подошёл хмурый официант:
- «Что будете заказывать?»
- «Семёныча!» - не менее хмуро ответил Странник.
- «Что?!» - выдавил побелевший парень.
- «Забудь. Просто нам нужен твой начальник. Мы хотим с ним поговорить».
Через минуту к нам в сопровождении телохранов подошёл давешний знакомый. Увидев нас, он слегка выдохнул, но озабоченность лица не сменил.
- «Это опять вы. Мы уже всё выяснили. Что вам ещё надо?»
- «Скажите, как нам найти Эммануила?»
- «А зачем он вам?»
- «Хотим предложить ему работу». Семёныч заметно занервничал.
- «Какую?»
- «Ну, об этом мы скажем ему самому!»
- «Он алкаш. И работу он может делать только одну – пить. Надеюсь, не эту работу предложить хотите?»
- «Интересно», - улыбнулся Странник, - «Можно было бы попробовать. Представляете, весёлый выпивоха за стеклом! Пьёт круглые сутки, смешные реплики, философские притчи – реалити-шоу «Спившаяся элита нации»!»
У Семёныча задёргалось веко.
- «Если вы ничего не будете заказывать, покиньте помещение. Иначе вам помогут».
- «Не волнуйтесь, уважаемый! Нам он нужен по другой причине. Понимаете, мы пишем книгу о том, как спивается интеллигенция в России. Нам показалось, он подходящий кандидат в герои книги».
- «И вы хотите, чтобы он рассказал всей стране, а может и всему миру, как мы весело делили торговую точку? Ищите идиота в другом месте!» Внезапно раздался знакомый голос:
- «Зачем же в другом, гражданин Смольников! Вы на своём месте!»
Эммануил собственной персоной, широко улыбаясь, с бутылкой дешёвого портвейна в руке, вырос возле нас.
- «Сгинь, Сатана!» - заорал Семёныч, пятясь назад.
- «Если я Сатана, то кто же вы, мой друг?» - философски заметил Эммануил, по-домашнему располагаясь за нашим
столом, закинув на него свои ноги. Семёныч махнул рукой и скрылся в подсобке. А наш новый друг, улыбнувшись ещё шире (куда ж ещё шире!) заметил:
- «Значит, интервью у меня брать будете?»
- «Типа того», - осторожно ответствовал я.
- «Нет, с портвейном это не интересно», - сплюнул Эммануил и в два гигантских глотка допил содержимое. Вытерев губы рукавом, он оглядел нас, икнул и произнёс:
- «Интервью лучше всего начинать с коньяка!»
Делать было нечего! Через 15 минут на столе перед ним стояла бутылка коньяка, жареный картофель с бифштексом и овощной салат. Мы заказали по чашечке кофе. Интервьюер блаженно цедил напиток чайного цвета, закрыв глаза. Внезапно он поставил стакан на стол и почти нежно сказал:
- «Други мои, на кой ляд вы вернулись? Я ни на секунду не верю вашим байкам о книге. Тем более, что такие два типа, как вы, могут сосуществовать только в опасности!»
- «С чего вы так решили?» - удивился Странник.
- «Хотя бы потому, что вы друг другу не доверяете. А так вроде друзья».
Мы переглянулись. Наблюдательный, гад! Между тем Эммануил наслаждался. Причмокнув и оглядев стол, он заявил:
- «Халява! Сладкое слово! Халява – тот же наркотик!»
- «Почему это?»
- «Быстро привыкаешь, и её всегда мало!» Странник даже зааплодировал.
- «А вы цитатник свой не думали выпустить?»
- «Подумывал, но миром правят Семёнычи. Они даже коньяк наливают редко, а книгу выпустить…»
И он махнув рукой, сделал из бутылки мощный глоток. Оторвав бутылку от губ, он несколько секунд сидел, не дыша, тупо глядя в одну точку.
- «Он не умер? Может ему плохо?»
Эммануил закрыл глаза, улыбнулся и сказал:
- «Мне очень хорошо! Итак, что за работу вы хотели мне предложить?» Мы переглянулись.
- «Это не работа», - начал Странник, - «Скорее обращение за помощью».
Рука нашего знакомого, тянувшаяся к салату, остановилась на полпути.
- «Помощь? От меня?» - на его лице отразился неподдельный ужас, - «Я могу помочь только хлебать».
- «Ну, в этом деле помощников всегда хватает! Мы о другой помощи. Мы и вправду в опасности. У нас на руках очень серьёзный материал. И хотелось бы выйти на ТВ. Решили, что у вас есть такие знакомые. Или мы ошиблись?»
Эммануил закрыл глаза и затих. Приехали? Нет, жив курилка!
- «Давно рядом со мной не пахло жареным! Однако в вашем деле я на самом деле могу помочь. Но это будет непросто!»
- «А мы и не думали, что это как 2х2. Сведёте нас с кем-нибудь из этой сферы?»
- «А что у вас за материал?» Мы вновь переглянулись. (В который раз?) Началось самое сложное.
- «Понимаете, камрад, это настолько необычно, что вы нам не поверите».
- «Земля на самом деле плоская и лежит на 3 слонах?»
- «Вроде того. Так сведёте?»
Эммануил отставил бутылку в сторону, вытер губы ладонью и неожиданно трезво заявил:
- «Если то, что вы хотите высказать на ТВ, серьёзно и невероятно, по-настоящему невероятно, я не советую вам туда соваться. Им действительно нужны сенсации, они за это деньги немалые срубают. Но всему есть предел».
- «Цензура?»
- «Не совсем. Как таковая она отмерла, но есть другой вид ограничений. Знаете, что такое «интересы национальной безопасности»?»
- «Приблизительно».
- «Так вот, серьёзные люди, близкие к руководству страны, встречаясь с руководителями средств массовой информации, советуют тем в случае получения материалов на сверхсекретные темы, не торопиться с их опубликованием. Сначала надо сообщить куда следует, а
- «То есть, материал не выйдет, журналисту заткнут рот».
- «Где-то так. Это может быть и серьёзнее, если сверху опасаются даже устных разговоров».
- «Уберут?»
- «Скорее, переведут».
- «Это ваши домыслы», - нервно сказал Странник, - «У вас нет доказательств».
- «Тогда я вас сведу с нужным человеком. Попробуйте всё сами. Только за вашу дальнейшую судьбу я не дам и ломаного гроша».
- «А какие темы считаются сверхсекретными?» - спросил я.
- «Инопланетяне, магия (но настоящая), супероружие, знания древних, сверхвозможности человека и всё в таком стиле».
- «Катастрофы глобального масштаба», - добавил я.
- «Конечно! А у вас сведения о 2012? Серьёзные доказательства?» Мы промолчали.
- «Из-за этого у вас неприятности?»
- «В общем, да».
- «Тогда ваше дело – труба! Послушайте профессионального алкаша: исчезните. Ложитесь на дно и забудьте о массовом просвещении. Люди получают жуткий стресс, узнавая о таких вещах».
- «Но люди имеют право на знание» - повысил голос я.
- «Имеют право?!», - внезапно заревел собеседник, - «Они имеют право только жить. Лучше умереть в неведении. Раз, и нету. А ждать и переживать, когда тебя заливают потопы, сжигают ядерные бомбы, солнце, внезапно сошедшее с ума, инопланетяне-маньяки, страш
день за днём, неделя за неделей за себя, близких, любимых, своих детей – это страшнее смертной казни!»
- «Вы преувеличиваете» - поморщился Странник.
- «Нет, мой дорогой, я преуменьшаю» - допив из горлышка коньяк, Эммануил упал лицом в салат.
Семёныч (тут как тут!) флегматично заявил:
- «Коньяк после портвейна – это убийственно! Я удивляюсь, как он вообще разговаривал. Всё, что он вам сказал, не принимайте всерьёз. Как я уже говорил, это речь Зелёного Змия. А он плохой советчик».
Собственно говоря, тут нам делать было нечего. На улице мы немного постояли под снегом, не торопясь куда-то. Да и куда? В это время зазвонил телефон Странника. Тот посмотрел на дисплее номер и сообщил:
- «Лео. Отвечать?» Я пожал плечами.
- «Пожалуй, поговорю». Однако отвечать при мне он не решился. Хитрит что-то! Хотя, если честно, мне уже было всё равно. Да и неожиданно рана на груди заныла. А ведь почти забыл о ней! Мой спутник, отойдя метров на 10, беседовал со своим оппонентом решите
- «Всё плохо?»
- «Это не Лео!»
- «В смысле, не пришельцы в нас стреляли?»
- «Именно!»
- «Радикалы?»
- «Скорее всего!»
- «Как они нас нашли?»
- «Эти парни вышли на группу Лео, вторую группу. Если первая была с нами в больнице, то эта вторая дежурила у того дома, куда вас везли. Там была ещё одна стычка. У этих ребят много информации о наших передвижениях».
- «Тогда надо бросить эту машину».
- «Разумно, но другой у меня нет».
- «Итак?»
- «Мы в тисках. Я уже начинаю подумывать о вашем предложении сдаться».
- «Решились?»
- «Нет. У меня другое предложение».
- «Лечь на дно?»
- «Ну, да, и прихватить с собой Эммануила с бочкой коньяка!»
- «Ух, ты! А если попробовать?»
Странник поморщился и даже сплюнул.
- «Так о чём вы с Лео договорились?»
- «Они засекли нас и готовы встретить. Я сообщил, что мы отказываемся».
- «И?»
- «Пришёл в бешенство, но неожиданно успокоился. Сказал, что это наш выбор».
Моему изумлению не было предела:
- «Он оставит нас в покое?»
- «Не знаю. Я спросил его прямо, насколько гуманны их задумки. Мол, нет ли здесь некоего умысла!»
- «Ясно, что он всё отрицал!»
- «Нет, Лео сказал, что нет времени обсуждать гуманность их миссии. Они улетают через 3 дня».
- «Вот как!»
- «Нам дали сутки на размышление. И есть адрес, куда надо прибыть».
Я посмотрел на фонарь на столбе. Луч света пересекали мириады снежинок. В этом году ранняя зима. Или это один день снежный? А завтра всё растает и потеплеет?
- «Я тут вспомнил кое-что после разговора с Лео», - сообщил Странник.
- «Что-то важное? Нам в помощь?»
- «Возможно. У меня есть старый друг. Он уже на пенсии. Когда-то он работал в системе КГБ/ФСБ. Мышление у него удивительное: одновременно и масштабно, и точечно».
- «Вы о чём?»
- «Нам нужен совет со стороны. Мы зациклились в конкретных событиях, придавлены напряжением. Вы к тому же не совсем оправились от раны. А нам сейчас нужен аналитический ум».
- «Вы ему доверяете?» Он усмехнулся:
- «Мы друг другу до конца никогда не доверяли».
- «А говорите – друг. Скорее, приятель».
- «Возможно. Просто нет другого выбора. Он смог бы нам помочь. Давайте послушаем аналитика и примем решение».
После короткого раздумья мы оставили машину на стоянке. А сами сели на «маршрутку» и около часа тащились на другой конец города. Ещё на стоянке Странник позвонил другу. Тот был дома и готов был нас принять. Я поинтересовался, как на нашу встречу посмотрит его жена, но оказалось, что товарищ живёт один. Друга звали Михаил. Это был крупный высокий мужчина без единого седого волоса, с мощной мускулатурой и с внимательными, умными глазами. Он цепко оглядел меня с ног до головы, крепко пожал руку. Пока мы добирались сюда, Михаил собрал на стол в кухне, поставил бутылку коньяка, пожарил картошку, нашинковал салатик и порезал колбасы. Типично холостяцкий ужин! Странник с Михаилом весело подкалывали друг друга о весёлом юношеском времени, о каких-то Лене и Маше, неком профессоре и неизвестной мне научной деятельности Странника. Стало тепло и уютно. Выпили по одной рюмочке (привет Эммануилу!), закусили, и Михаил поинтересовался, чем вызван наш визит.
- «Понимаешь, Миша, мы с Владимиром Николаевичем попали, прямо скажу, в поганое положение».
- «Вот нет, чтобы просто приехать по-дружески, по-приятельски. Приезжаешь, чтобы помощь получить».
- «Что делать, так и проверяется дружба. Ты всё выслушай и до конца рассказа не задавай вопросов. Только в конце». Михаил кивнул. А потом Странник минут 20 передавал всю эту необычную, несколько корявую историю. Я наблюдал за хозяином квартиры во время ра
- «Если бы, Серёжа, я не знал тебя так долго, если бы не видел тебя в самых необыкновенных ситуациях, я бы не поверил ни единому твоему слову. Но если всему этому поверить, голова отказывается соображать. Да, я знаю, что и наша служба занималась необычным
- «И что ты думаешь?»
- «Что вы от меня хотите?»
- «Посоветуй, что делать. Масса сомнений, масса опасений».
- «А тебе не кажется, что мне проще всего вас сдать, и никаких проблем? Вы попадётесь, и тут всплывёт моё имя. Что тогда? А ещё проще – послать к такой-то матери!»
Странник покосился на Михаила, закусил нижнюю губу, пожал плечами и выдавил:
- «Я не думаю, что ты нас сдашь. Да и не пошлёшь!»
- «Это почему?»
- «Тебе интересно. А если ты нас выдашь или пошлёшь, то для тебя история закончилась. Сдашь, информацию засекретят, и ты больше ничего не узнаешь. Никогда». Михаил усмехнулся.
- «Психолог! Впрочем, ты прав: мне интересно. Я бы даже в ваших приключениях поучаствовал».
Я смотрел на них обоих и чувствовал, что я тут лишний. Зачем я здесь? И Странник продолжает удивлять! Друзья из ФСБ? Научная деятельность? Что-то я мало знаю о нём. Ох, неспроста всё это! Эта история заходит всё дальше и дальше. И мне это здорово надоело! Хотя может Михаил и предложит что-то! Тем временем он продолжал:
- «Вот что вам скажу. Первое. Абсолютное большинство землян ничего не знает. А планета потихоньку движется к своей гибели. Так?» Мы кивнули.
- «Второе. Пришельцы в мире уже собрали 499 претендентов на отлёт и готовы это сделать через 3 дня.
Третье. Лео ждёт Владимира Николаевича ещё сутки. Причём он может вас засечь в любом месте за короткое время. При этом место, куда надо прибыть, вы знаете. Так?»
Мы опять кивнули.
- «Четвёртое. Возможно, что действия пришельцев не столь гуманны. И тогда их действия, с нашей точки зрения, опасны. И хорошо бы их замыслы озвучить пошире, что и предлагает Владимир Николаевич.
Пятое. Экстремисты охотятся за Владимиром Николаевичем, а, возможно, и за Странником. Их оперативность наводит на мысль, что у них есть «крот» в милиции, или ещё где-то в серьёзных конторах.
Шестое. Милиция считает, что Владимир Николаевич стал жертвой каких-то киллеров. И, что Странник, может быть, имеет к этому отношение. У них жертвы, они в ярости! Вас обоих они потеряли из виду. Что они делают сейчас, есть ли у них что-то новенькое, мы не знаем.
Седьмое. Ваше обращение к Эммануилу. Скорее всего, Семёныч вас уже сдал, если хоть что-то слышал из вашего разговора. Кажется, всё!»
- «Очень может быть!» - Странник почесал свой «ёжик», - «И от всего этого что-то нерадостно. Ну и что ты скажешь?» Михаил продолжал мерить кухню шагами и одновременно вещал:
- « Не пойму, зачем экстремисты прицепились к вам, Владимир Николаевич. В этом нет никакого смысла. Ну, убьют вас. И что? Только внимание органов к себе привлекают! Взяли бы и обратились в газеты или ТВ, как вы задумывали. Это намного эффективнее».
- «Действительно, дурь какая-то!» - согласился я.
- «А может, они и обращались», - предположил Странник, - «А на них вышли спецорганы!»
- «Тем более, должны помалкивать и лечь на дно. Если бы не эта опасность, всё остальное не страшно. Поясню. Если вы вдвоём появитесь в милиции, а Владимир Николаевич заявит, что Странник спас его от группы нападавших, претензии закончатся. Видимо, такой ш
- «А вдруг спросят, почему сразу не обратились в милицию?»
- «Ответ: испугались. Мало ли что, мало ли кто!» Странник опять пожал плечами.
- «Но каждая минута необращения в органы усиливает вашу вину!»
- «А «крот»?»
- «Верно! Это и уводит в сторону шанс сдаться. Кстати, а вы «хвоста» случайно не привели?»
Мы со Странником переглянулись. Об этом мы не подумали. В этот момент погас свет. В темноте наступила тишина. Однако тут же раздался шум упавшей табуретки. Послышались какие-то звуки, мат, и кухня озарилась бледным светом «зажигалки» Михаила. Мы посмотрели друг на друга. Михаил икнул. И было отчего! В дверях в бликах пламени мы увидели фигуру в белом. Моё сердце ухнуло вниз! В этот момент свет зажегся. Миловидная девушка в белом спортивном комбинезоне, с короткой стрижкой, рыжеватая, с огромными синими глазами, серьёзно осматривала нас троих. Первым не выдержал Михаил.
- «Миледи, как вы здесь оказались?» - сорвавшимся голосом спросил он.
Девушка не ответила, продолжая оглядывать нас. Заговорил Странник:
- «Вы от Лео?» Девушка улыбнулась.
- «Конечно! Меня зовут Элейя».
- «А почему такое странное появление?»
- «Войди я через дверь, пришлось бы долго вам что-то объяснять. А так… Это Лео предложил. Контакт будет легче».
Мы переглянулись.
- «Если Лео послал вас, значит что-то случилось», - заключил Странник.
- «Верно. Милиция выследила вас. Сейчас группа спецназа направляется сюда. У вас полчаса».
- «Вы пришли за нами? Телепортация в лагерь Лео?»
- «Нет. Лишнее использование технологий не разрешается: привлечёт внимание других наблюдателей с орбиты. Возле дома машина. Нам надо спешить!»
- «И куда?»
- «Я отвезу вас в безопасное место в городе. Там мы побеседуем. А сейчас все разговоры опасны: нет времени».
К чести Михаила, он и глазом не моргнул. Единственно, прихватил документы и деньги. Всё-таки кегебешники серьёзные ребята! А наша связная симпатичная девчонка! В машине все молчали. Я только заметил, как Михаил и Странник с интересом оглядывали нашу спутницу. Впрочем, она мне тоже понравилась! Интересно, у них секс такой же, как у землян? Господи, я совсем с катушек съехал! О чём это я! Мировая катастрофа, общая гибель, проблемы с пришельцами – надо на весь мир кричать «Караул!» А я… А что я?! Я живу! Я ещё живу! И бояться мне надоело! Будем испытывать удовольствие от приключений, чем бы они ни кончились! Мы весь день сегодня мотались про городу взад-вперёд. В этот раз Элейя привезла нас в другой конец города. Сегодня мы здесь ещё не были. Остановилась машина у новой 9-этажки. Элейя привела нас в большую 3- комнатную квартиру на 9 этаже. Здесь было уютно, хотя и чувствовалось, что постоянно здесь не живут. Устроились мы в зале на мягкой мебели. На невысоком журнальном столике перед нами стояли фрукты, а Элейя приготовила нам кофе. Когда мы понемногу освоились, девушка взяла инициативу в свои руки.
- «Итак, мужчины, давайте продолжим. Строго говоря, мне надо было лишь вывезти вас подальше от милиции. А дальше не моё дело. Но, кроме Странника и избранного, в дело оказался замешанным и третий человек». Она выразительно посмотрела на Михаила.
- «Вы его, что, уберёте?» - усмехнулся я .
- «Это вы так шутите, как я понимаю?» - укоризненно спросила Элейя. Мне стало стыдно. А Михаил как-то весь собрался. К нападению, что ли готовится?
- «Прошу прощения, шутка была неудачной. Но объясните, что дальше».
- «Как раз сейчас Лео принимает решение».
- «Элейя», - обратился к ней Странник, - «Если к нам присоединился ещё кто-то, что тут необычного. В ваши дела и так уже много окунувшихся. Десятки, если не сотни, людей в курсе. Неужели участие Михаила что-то изменит?»
- «Не в этом дело. Если милиция направлялась на его квартиру, то он, как и вы, подозревается в похищении. Надо что-то придумать, чтобы вывести Михаила из-под удара. Ну, заодно и информацию не упустить дальше».
Михаил заметно расслабился. Я взял свою чашечку кофе. Интересно, как его варят инопланетяне? Кофе был ароматным, с чуть горьковатым вкусом и ещё с чем-то пряно-травяным. А у них есть кофе? Тем временем девушка принесла из соседней комнаты ноутбук и подключила его. На экране возникло лысое лицо человека лет 36
с голубыми глазами. Мы все подошли поближе.
- «Я Лео», - представился человек, - «Я попросил Элейю привезти вас на эту квартиру. Милиция не должна вас поймать до нашего отлёта».
- «А после – можно?» - ехидно заметил я.
- «После – меньше хлопот», - холодно парировал собеседник, - «Теперь дальше. К сожалению, ранние мои надежды не оправдались. Я не могу дать избранному размышлений на сутки. Всего рассказать не могу, но проблемы только увеличились. Поэтому до вечера следую
- «Прошу прощения», - заволновался я, - «Почему так жёстко?»
- «Жертв и так было достаточно. Если вас оставить без внимания, будет ещё больше. Мы не будем больше рисковать».
- «А если я не соглашусь?»
- «Вопрос решён. На корабль вас доставят силой». Экран погас. Я вскочил и бросился к Элейе. Странник мягко
остановил меня.
- «Не горячитесь, Владимир Николаевич. Я уверен, что это недоразумение».
Однако наша спутница, сидевшая в кресле, невозмутимо вмешалась в разговор:
- «Боюсь, что вы неправы, Странник! Всё сложнее и хуже. Нам известно, что вы колеблетесь, Владимир Николаевич, сомневаетесь и даже готовы связаться с телевидением. Надеюсь, Эммануил вам всё серьёзно объяснил. У вас нет никаких шансов».
- «Вы и до Эммануила добрались?» - сдавленным голосом произнёс Странник.
- «Мы уже говорили, что у нас много возможностей. А уж засечь вас в городе тем более просто. Прослушать ваш разговор с кем-либо тоже не проблема».
- «А что будет завтра вечером?» - спросил Михаил.
- «Владимир Николаевич, мы отвезём вас на базу, а вас двоих отпустим. Надеемся, что вы не очень будете разглашать наши секреты».
- «Нас тут же схватит милиция. И что нам говорить?» - невесело поинтересовался Странник.
- «Что вы помогли Владимиру Николаевичу сбежать от экстремистов. Отбили, прятали, боялись «крота» в милиции, а потом он от вас сбежал».
- «А вы меня спросили?», - зло влез я в разговор, - «Может, я не захочу ехать с вами!»
- «Как сказал Лео, вопрос решён». Тем временем Михаил выглянул в окно.
- «У подъезда джип, кто внутри, не видно, снаружи двое». Из коридора раздался голос Странника:
- «И на лестничной площадке двое. Нас стерегут по полной». В комнате воцарилось молчание. Я ходил взад-вперёд, как Михаил пару часов назад.
- «Вы не спасители человечества, вы носители геноцида в космическом масштабе. Вы завоеватели и лгуны!» - Меня несло! – «Силой хватать разумные существа! Да это… Это!.. Небось, и остальных силой?!» Элейя не отвечала.
- «Послушайте, Искатель, не надо истерики!» - остановил меня Странник, - «Может, мы что-нибудь придумаем».
- «Да и ты хорош, выкормыш инопланетный! Сколько ты получил от них сребреников? Думаешь, я поверю тебе, что это не ты привёл меня в это логово?!» Я полез с кулаками на Странника, Михаил бросился к нам, мелькнула Элейя, и всё исчезло…
…Глаза я открыл с трудом. Вокруг всё было белым-бело. С трудом я поднялся, ощущая, что голова, словно чугуном налита. Странное место! Ни горизонта, ни близи! Сплошной белый туман сверху, снизу, со всех сторон. Я ощупал себя. Вроде всё на месте, одет, как обычно. Стоп! Что значит, «как обычно»? Ну, как в квартире Элейи! Вот оно что! Значит, последнее воспоминание – квартира Элейи! Может, я умер? Не отравила ли меня красавица-хозяйка? Например, кофейком с травяным привкусом? Тогда где это я? В кармане джинсов я нащупал пачку сигарет и зажигалку. Вот чего не хватало последнее время! Я с удовольствием закурил. Раз я умер, чего стесняться! Правда, вкус дыма оказался горьким и невкусным. Я с отвращением выплюнул окурок и задавил его носком кроссовки. Минутку, а на чём я его раздавил?
- «Это пол», - раздался сзади чей-то голос. Я обернулся. Рядом со мной стоял никто иной, как Лео!
- «Вы тоже умерли?» - брякнул я.
- «С чего вы взяли?»
- «А что, умер только я?»
- «Никто не умер. Просто я в вашем мозгу».
- «Зачем?»
- «Чтобы поговорить с вами без ваших спутников».
- «Странный метод! Да к тому же, кажется, ваша Элейя меня отравила кофе!»
- «Бред! Просто когда я связался с вами, вы потеряли сознание. Ещё не привыкли».
- «И зачем вам всё это? Решили похвастаться своими технологиями?»
- «Хотел показать вам ваши способности. Ваши спутники не имеют возможности на такой вид связи. Вы особенный».
- «Конечно! Отобрали особенных, чтобы эксплуатировать для своих целей».
- «Не выдумывайте! Но должен заметить, что если инициировать вашу галактическую составляющую, многое человеческое в вас исчезнет»
- «Например?»
- «Вас перестанут волновать судьбы остальных людей, Земли, Солнца. Многие эмоции отомрут: гуманизм, привязанности, вообще многие эмоции, доброта в первую очередь».
- «А что останется? Зло?»
- «Опять вы о Добре и Зле! Вам не надоело?»
- «Надоело?! Вы хотите из меня сделать монстра и ещё спрашиваете? А вдруг я с этой вашей пресловутой галактической составляющей стану галактическим агрессором?»
- «И что? Вам тогда будет всё равно! Угрызений совести вы не почувствуете!»
- «Вот-вот! Это и пугает!»
- «Владимир Николаевич, послушайте! Борьба Добра и Зла – внутри человека. Но, во-первых, человеком вы уже не будете. Во-вторых, ни Добра, ни Зла внутри вас уже не будет: исходя из первого».
- «А что будет?»
- «Истина. Вы поймёте, что Истина – основа всего. Ради неё стоить жить. Тем более, что ваша жизнь удлинится раз в 20!»
- «Ого! Сильно! Правда, зачем мне жизнь без эмоций? Кстати, а как у меня тогдашнего, совершенного, будет со средствами к существованию?»
- «Вы говорите о богатстве, деньгах? Они вам будут не нужны. У вас и так всё будет. Причём по желанию! У вас будет всё, что только пожелаете! В буквальном смысле!»
- «А любовь? А патриотизм? А романтика?»
- «Да бросьте вы! Большая часть людей вас бы просто не поняла. У них, правда, нет таких возможностей. Но желаний – ого-го-го! А любовь, романтика, патриотизм!» - Лео вполне по земному сплюнул, - «В вашем обществе всё продажно!»
- «В чём-то вы правы», - обречённо согласился я. Понимая, что разговор предстоит долгий, я хотел присесть. Правда, мебели здесь не наблюдалось. И я сел прямо на белое ничто.
- «Но если бы всё было так просто, мы бы не интересовали бы вас так сильно».
- «Верно», - согласился Лео. Он вообще разлёгся на белом. – «Помимо прочего, нас интересовала и эта ваша борьба Добра со Злом».
- «Забавно», - заулыбался я, - «Нас это интересовало всегда».
- «Но вы не разобрались до конца!»
- «Что делать! Эта борьба – сущий ребус! Например: когда мы бедны, мы обозлены, но можем разумно мыслить. Мы готовы отнять чужое богатство, но помогаем ближнему последними копейками. Нас разрывает на части зависть, если у другого много. Но если болеем за
- «А вот наоборот вы примеров не найдёте!»
- «Как наоборот?»
- «Вы говорили о ситуации, если вы бедны. А если богаты? Какая там борьба Добра и Зла?»
- «Ну, если подумать… Взять к примеру олигархов. Для них те, кто победнее – быдло! Но совесть-то никуда не денешь! Она бушует внутри!»
- «Ну и что? Побесится и перестанет. А народ как был для них, как вы говорите, быдло, так и остался!»
- «Естественно! И бизнес приносит им огромные барыши. А дети, близкие… Сколько среди богатых заказных убийств своих жён или мужей! Да что богатые! Среди среднего класса, по-вашему, и даже в деревнях люди за копейки режут друг друга! Разве нет? И при этом
- «И какой же ваш вывод?»
- «Борьбу Добра со Злом вы проиграли. И получаете наказание в виде катастрофы 2012 года».
- «Значит, Дьявол победил?»
- «Вы многого не знаете, и я не буду открывать тайн. В своё время вы всё узнаете. А пока скажу: Дьявол это то Зло, которое побеждает в вас. Человечество вырождается. Все хотят всего, сразу и чтобы для этого поменьше делать. Да, люди, чтобы пробиться к ден
- «Дьявол, Зло – как не называй, смысл один. Но тогда и о власти надо думать в том же ракурсе!»
- «А как вы хотели! Во власть приходят такие же люди, как и все, но гораздо более амбициозные. Правда, в них нет гена порядочности, если такой ген существует».
- «Власть портит?»
- «Почему? Власть подкармливает всю ту черноту, то Зло, что живёт в человеке. Даже, если оно на самом глубоком дне. Власть, как и деньги, как и слава, легче всего добивается победы над Добром внутри человека».
- «Вы хотите сказать, что самые опасные люди в мире – это чиновники и управленцы всех рангов и уровней, вплоть до самого высокого?»
- «А вы хотите поспорить?»
- «Пожалуй, нет! Но это же страшно!»
- «Думаю, да! Но альтернативы власти не придумано. Мы изучали человечество очень долго. Анархия, которая когда-то пропагандировалась отдельными социальными группами, себя не оправдала. Ведущие анархисты использовали течение для завоевания власти!»
- «Замкнутый круг!»
- «А если говорить вообще о развитии вашей цивилизации, то технический прогресс только усугубил падение Человечества в пропасть Зла! За тысячи лет от древнего человека до современности только усилилось желание Homo Sapiens жрать, развлекаться, иметь влас
- «Мне даже страшно! Вы просто втоптали в грязь людей! Ну, а как же религия, искусство, мораль, этика?»
- «В каком-то смысле это притормаживает общее падение. Но неизбежное впереди! Вы идёте к гибели! И даже то, что спорите со мной, лишь нежелание посмотреть правде в глаза. Скажите, что вам надо для счастья?»
- «Ну, не знаю! Любовь?»
- «Стоп! А вы уверены, что счастье в любви возможно при вашем материальном положении? Допустим, вы полюбили
девушку из среднего класса…»
- «Не продолжайте! Я согласен…»
- «Тогда дальше. О счастье»
- «Уже и не знаю, что сказать. Ладно. Знания. Здоровье. Путешествия».
- «Не буду утомлять вас размышлениями. Только отмечу, что и то, и другое, и третье потребует достаточных материальных затрат. А с ними у вас проблемы. Вот и получается, что вы несчастны, ибо ваши мечты о счастье практически недоступны. Значит, вы будете б
- «Не пугайте меня. Я уже и не знаю, что и думать».
- «Выкиньте мысли о Добре из головы и присоединяйтесь к нам. Там Добро вам будет не нужно».
Я не ответил. Было больно и тоскливо…

… Я вновь (который раз!) открыл глаза. Потолок, стены. Шалишь, я не умер!
- «Живой!» - раздался рядом голос Странника. «Живой!» - еле слышно согласился я и привстал. Располагался я на кровати, надо мной склонились Михаил и Странник.
- «Мы уже и не думали, что ты проснёшься! Ты не дышал, и сердце не билось».
- «Серьёзно?»
- «Куда уж серьёзнее! Мы к Элейе, мол, надо «Скорую». А у неё ни один мускул не дрогнул. Сказала, это Лео с ним говорит. Это правда?»
- «Правда. Этот маньяк залез ко мне в мозги и весело агитировал побыстрее смыться отсюда».
- «Маньяк?» - заволновался Странник, - «Почему?»
- «Кажется, я был прав по поводу их коварных планов. Он утверждает, что раз мы все продажны, туда нам и дорога. В смысле катастрофы. А 500 избранных после выделения Галактической составляющей всё равно уже не люди».
Михаил и Странник переглянулись.
- «А где же наша прелестница?»
- «Решила что-то перетереть с охраной на улице», - ответил Михаил, - «Если что и решать, то только сейчас».
- «Вы это о чём?» - встревожился я. Странник сел верхом на стул (спинка впереди) и сказал:
- «Пока ты был в отключке, мы с другом подумали, что нам пора выбираться отсюда».
- «Мысль хорошая, но как? Они нас вычисляют на раз-два, а Лео ещё и в мозги ко мне заскакивает».
Михаил вытащил из кармана небольшой пистолет: «Это нам не помешает!»
- «Солидно! Только лишние жертвы ни к чему!»
Неожиданно Странник повернулся ко мне, пугая перекошенным лицом:
- «Лишние?! Скоро их будет слишком много! А эта братва с нас прибыль половником снимает! И я поверил им! Жалеть их не надо! Они не люди!» Михаил согласно кивнул головой.
- «Стойте, стойте, а если мы спровоцируем конфликт, и эти монстры сожгут Землю ещё до наступления 2012 года?»
- «Не сожгут!» - усмехнулся Странник, - «Им перед союзниками ответ держать. Они будут вынуждены помалкивать, чтобы те всё не узнали».
- «Сергей Олегович, вы стали необычайно кровожадны. Зло победило?»
- «Какая теперь разница!» - вспыхнул Странник. Неожиданно заговорил Михаил:
- «Знаете, Искатель, мы тут подумали… Ну, если мы сможем уйти отсюда. Может, нападём на базу, отобьём что-нибудь инопланетное. А вдруг целый корабль! Тогда с властями проще будет разговаривать. Ничего не надо доказывать, не надо оправдываться. Может, тогд
- «Я с вами! Хотя это смахивает на авантюру. С одним пистолетом на базу пришельцев с их технологиями… Бред!»
Михаил достал сотовый телефон:
- «У меня есть друзья. Если двое согласятся, нас будет пятеро и солидный арсенал, вплоть до гранатомётов».
Наступила тишина. Мы не на съёмках фантастического сериала? Тот же лексикон, та же бредятина, тот же героический апломб! Но я не сдавался!
- «В этой ситуации проще позвать на помощь Вьюнкова!»
-«Кого? Да он только услышит ваш голос, заверещит совсем о другом. Да и ваш бред об инопланетянах сочтёт за послешоковый или наркотический угар. И всё закончится!» В этот момент открылась входная дверь. Вернулась наша красавица!
- «Ну?» - хмуро спросил Странник, - «Сейчас или никогда!»
- «Ау, мальчики, вы живы?» - послышался весёлый голосок Элейи. А через момент в спальне появилась и она сама.
- «Владимир Николаевич, рада вас видеть в добром здравии! Как пообщались?» - защебетала девушка, обнажив в голливудской улыбке все свои 32 зубика. Интересно, вставные? Свои-то у них есть? Или как у акулы в 4 ряда?
- «Пообщались хорошо. Методы общения у вас дикие. А с виду не скажешь! – пробурчал я. Ответа не последовало.
В этот момент Элейя увидела наведённый на неё пистолет. Михаил обошёл её сбоку, закрыв возможность выбежать. Ни малейшего испуга не отразилось на её лице. Наоборот! Ситуация её развеселила!
- «И что вы будете делать? Бежать? Куда? Да и зачем? Наши парни вас схватят. И, думаю, слегка помучают»
- «Ну уж дудки!» - не менее весело отозвался Михаил.
Неожиданно Элейя стремительно атаковала ногой вооружённого Михаила. Изящный сапожок со шпилькой не менее 10 см врезался в одёжный шкаф, разнеся дверцу в щепки! А бывший оперативник лихо ушёл из-под атаки и мощно ударил девушку по затылку рукояткой пистолета. Красавица рухнула на пол с солидным для её изящной фигурки грохотом. Я с ужасом взирал на это безобразие!
- «Ребята…» - начал было я.
- «… давайте жить дружно!» - басом закончил Михаил. Я был готов поклясться, что он вот-вот расхохочется!
- «Вы считаете, что это забавно?!» - закипел я.
- «Владимир Николаевич, эта милая леди относится к нам, как к муравьям. Ваше возмущение и вправду смешно!»
Я пожал плечами. «Мне показалось, что можно было как-то и по-другому сделать», - сказал я, глядя, как Странник с Михаилом связывали Элейе руки и ноги.
- «Ну да, типа: Сударыня, а не хотите ли вы связать себя сами, а заодно и отключиться часа на 3!»
Я только махнул рукой. А вот что дальше? Но моим партнёрам сомнение уже было неведомо! Они выскочили в коридор, где дежурили два охранника. Оттуда послышались сдавленные крики, удары, шипение и ядовитый мат. Когда я, покачиваясь, вышел туда, увидел те же вариации: 2 пришельца в отключке, связанные по рукам и ногам. Странник и Михаил втащили их в квартиру и, тяжело дыша, присели отдохнуть. В холодильнике нашлось пиво. Мужики с удовольствием его цедили, похохатывая и жмурясь от удовольствия. Я смотрел на них и думал, кто из нас сошёл с ума. А Странник, Странник! Где этот добряк-интеллигент, который стал мне близким другом совсем недавно? Нет, это хамелеон, крадущийся по ветке вслед за путником, ожидая, когда тот устанет, и накинуться на него!
Я затряс головой, скидывая помутнение. Что со мной? Всё-таки последствия ранения и связь с Лео через мозг создают болезненные явления. Не свихнутся бы окончательно!
- «И что дальше?» - еле выдавил я, тяжело присаживаясь на диван. Странник с Михаилом поглазели на меня, потом
друг на друга.
- «Сейчас наши друзья разбираются с внешней охраной».
Я подошёл к окну. Джипа уже там не было. Зато стоял микроавтобус «Мерседес». Через пару минут раздался звонок в дверь. Михаил открыл, и в квартиру вошли два крепыша лет 30. Их звали Лёва и Борис. Уж не знаю, из какой спецслужбы они были, но каким-то образом они разделались с пришельцами в джипе, привезли в микроавтобусе несколько современных автоматов, с десяток гранат, несколько пистолетов и даже 2 гранатомёта! Ура! Бред вступил в следующую фазу, гораздо более решительную. Перед уходом из квартиры я стибрил из холодильника бутылку виски. На пороге обернулся и посмотрел на связанных охранников и Элейю, не подающих признаков жизни. Что-то мы делаем неправильно. Какие-то кровожадные дикари! Троглодиты первобытные! Зло победило? Мрак окутал ближайшее будущее…
В автобусе я сел поудобнее и начал хлебать виски прямо из горлышка. Но Странник обратил внимание и отнял бутылку, при этом треснув меня пару раз по физиономии. (Однако!) Пока автобус нёсся за город навстречу битве, я сидел сзади, нахохлившись, как индюк, в упадническом расположении духа. А Странник неожиданно подсел ко мне.
- «Владимир Николаевич, не переживай! Думаешь, я не понимаю, что с тобой? На тебя и так много свалилось».
- «Самое тяжёлое, что ты, Странник, не так давно, чуть ли ни силой собирался меня доставить на корабль. А сейчас с решимостью пирата несёшься на захват этого корабля. Только-только чуть ли ни целоваться собирался с Лео, а сейчас готов его изрешетить из ав
Странник немного помолчал, медленно наливаясь краской. И прорвался:
- «А ты что предлагаешь, Искатель? Может быть, тебя просто сдать Лео, да и дело с концом! Мудро? И воевать не надо! Не надо жизнью рисковать! Как вариант?»
- «Это прекрасное продолжение ваших бандитских действий. Делайте, что хотите. Мне всё равно».
Все наши спутники, включая Михаила, который вёл автобус, обернулись на нас.
- «Что?» Автобус прижался к обочине и затормозил. Все собрались возле меня.
- «Что?» - повторил я. Бить что ли будут?
- «Владимир Николаевич, очнись! Мы понимаем: рана, удары судьбы, опыты Лео. Но только не ломайся! Мне тоже не сладко», - Странник помолчал, - «За короткое время поменять свои взгляды – тяжело. Но и тема, согласись, сложная. Обо всём мы говорили, всё обсуж
- «А я то вам зачем?» - буркнул я. Михаил даже сплюнул.
- «Ну как ты не понимаешь», - терпеливо разъяснял Странник, - «Ворваться на базу мы сможем только с тобой. Предварительно свяжемся с Лео, скажешь, что ты от нас сбежал и пришёл сам. Ну, а тут мы… Ну?»
- «Дай виски!»
- «Не дам! Ты нужен трезвым».
- «Дай выпить! А потом я посмотрю на ваши хари и сразу протрезвею».
Мужики весело заржали. Выпить мне дали. Немного. И покатили дальше. Они думали, что я согласился. Виски согрел, и я задремал. Слава Богу, без сновидений. Очнулся я, когда микроавтобус остановился. Открыв глаза, я обнаружил, что в салоне один. Где это они? Я встал и направился к открытой двери. На улице меня ждал Лёва.
- «А где все?»
- «Пошли осмотреться. Наобум бросаться на базу нельзя. Хотя бы понять, что и как».
- «Это же пришельцы! Иная логика, иные технологии. Зайдёшь внутрь и превратишься в хорька».
Лёва повернулся ко мне с огромными глазами: « В каком смысле?»
- «Ну, может не совсем так. Но мы же не знаем как. Если бы на дачу к олигарху сунулись, тут более-менее ясно. Электронные датчики периметра, колючая проволока, вооружённая охрана, а может и вертолёт. А здесь… Одного лучевого оружия достаточно».
- «А ты откуда знаешь?»
- «Видел по записи Лео. Да ведь всего-то не показали».
- «Главное, что нас не ждут. Мы еще и пластид достали. Ворота в случае чего взорвём».
- «А нервнопаралитический газ случайно не притащили?»
- «А это идея! Молодец, Искатель!»
Лёва схватил сотовый и отошёл в сторону. Вот придурки! Из темноты вынырнул Странник.
- «Владимир Николаевич, пойдёмте, вам надо на это посмотреть!»
Снег стаял, теперь пришлось брести по грязи. Но я был заинтригован, поэтому поспешил за Сергеем Олеговичем. Было практически совсем темно. Однако вдали что-то светилось.
- «Это посёлок Смирново. Мы чуть в стороне, заехали через поле, потому темно. Где освещено, там люди».
Сбоку показались деревья. Неожиданно яркий свет фар едва не ослепил нас.
- «Эгей! Убери дальний свет!» - крикнул Странник. Яркость пошла на убыль, и я с удивлением обнаружил, что мы подошли к пожарной машине. Но ещё больше я удивился, увидев выдвинутую на всю длину пожарную лестницу, которая выбрала в качестве опоры высоченный
- «У нас занятия по альпинизму?» - поинтересовался я.
- «У нас занятия по тактике».
- «В смысле?»
- «Рекогносцировка местности, или короче, разведка предполагаемого поля боя, основа тактического анализа. На самом верху мы кое-что увидим!» Он повесил мне на шею странный прибор, похожий на бинокль.
- «Это прибор ночного видения. База погружена во тьму, в отличие от остального посёлка. А наверх… У них 6-метровый забор».
- «6-метровый? Зачем?!»
- «Подальше от любопытных глаз. И всё на законных основаниях. У пришельцев деньги, имущество, документы, причём настоящие».
Странник полез первым, я за ним. Кто это дал им пожарную машину? Впрочем, тот же вопрос можно задать и по поводу пластида и остального вооружения. Мало ли… Ещё днём у Странника не было ничего, а вечером спецназ, спецоборудование, спецвооружение и спецтехника! Кажется, он давно пудрил мне мозги. Или не пудрил? Наверху я огляделся. Справа вдали едва виднелись немногие освещённые окна посёлка. Левее всё было черным-черно.
- «Надевайте прибор, это одновременно и бинокль».
Я нацепил устройство. И охнул! Зеленоватое изображение только подчёркивало фантастичность картины. За огромным забором и вправду была жизнь. Слева располагался 2-этажный особняк самого шикарного вида. В окнах почти не было света, потому что они все были занавешены. А вот справа! Самый настоящий НЛО, круглый в диаметре, на опорах, размером метров 20 в диаметре! Вот это да! По двору двигались 2 охранника с собаками.
- «Как вам, Искатель?»
- «Впечатляюще!»
- «Может передумаете и полетите? А что, плюньте и отправляйтесь! И воевать не придётся!»
- «Вы серьёзно? А если и в самом деле решусь?»
- «Ваше право? Решайтесь прямо сейчас!»
Я смотрел в темноту, видел суету, передвижения. Там к чему-то готовились или были чем-то встревожены. Скорее всего, хлопоты отлёта. Удивительно, гнездо пришельцев под носом у местных жителей! Небось, не раз видели полёты НЛО. А он – вот он! Только загляни за забор! Увы! Частная территория!
- «Знаете, Сергей Олегович, жить вечно у меня вызывает приступ клаустрофобии. Не увижу никого из знакомых и друзей, родную планету. И каждый день не будет волновать, как последний. Я с вами!»
- «А я и не сомневался!»
Внизу было куда уютней, несмотря на +1° по Цельсию. А в микроавтобусе нас ждали пицца и пиво. Михаил, Лёва и Борис уже уплетали за обе щеки, одновременно что-то обсуждали, рассматривая большой лист ватмана.
- «Присоединяйтесь, мэны», - пригласил Михаил, - «Туда-сюда, а кушать всё же необходимо!»
Странник открыл бутылку пива и стал пить прямо из горлышка.
- «Не думал, что вы любитель пива», - усмехнулся я.
- «Надоело маскироваться», - засмеялся он.
- «А вы тоже в ФСБ служили?» - спросил я, жуя кусок пиццы.
- «Сотрудничал», - пожал он плечами.
- «Это как: стучали на ближних?»
- «Искатель, сегодня вы постоянно провоцируете меня. Я вас понимаю: разрушился многонедельный образ добряка. Но я сомневаюсь, что я сегодняшний хуже того, прошлого».
- «Намного хуже», - возразил я, - там вы положительный образ, олицетворение терпения и Добра. А сегодняшний…
Таких, какой вы сейчас, много. Жёсткий, нетерпимый, нервный».
- «Надёжный, крепкий, сильный», - продолжил он.
- «Но таких, как вы в прошлом, единицы. Вы предпочли быть, как другие».
- «Зато вас и всех остальных обвёл вокруг пальца. Все поверили! А вот добряку почти невозможно быть сильным. Он слаб по определению».
- «Значит, вы считаете, что вместо Добра в человеке только слабость?»
- «Естественно!»
- «Ну тогда вы, Странник, Иуда! Играли, играли! Вас все хвалили! А ради чего?»
- «Ради Истины!»
- «Ради чего?! Так говорят люди Лео! Вы сильно рассуждали о борьбе Добра и Зла! На самом деле вы ни во что не ставите ни то, ни другое!»
- «Не надо преувеличивать. В современном человеке Добро и Зло не борются, а сосуществуют. Причём на передний план выходит то одно, то другое. В зависимости от жизненной ситуации. Кто-то попал в беду, здесь ведёт Добро. Другое. Нет денег: человек вынужден
Он встал и вышел из автобуса. Остальные не очень приветливо посматривали на меня.
- «Что? Я и вам не нравлюсь? Конечно, вам нужны такие же, как вы. Вы же элита, спецназ ФСБ! Куда мне, мне, романтику, до вас!» Я неожиданно сорвался на крик. Зачем? Но мне никто не ответил. Они продолжали обсуждать план операции, как будто ничего не произ
Я стоял, согнувшись, вытирая губы платком. Что-то выскользнуло у меня из бокового кармана куртки. На земле лежал мой сотовый телефон. Ещё в больнице я его выключил.
- «Забавно!» - раздался рядом голос Странника, - «Вы отключили телефон. А, может быть, он сейчас лопается от звонков. И все они важные».
Я промолчал, но телефон включил. В самом деле, тотчас раздался сигнал вызова. Но номера вызывающего я не знал.
- «Ответить?» - на всякий случай спросил я.
- «Ну, это же ваш телефон!» Звонил Вьюнков.
- «Владимир Николаевич, это вы?»
- «Видимо, я».
- «Где вы? Как вас найти?» Я вопросительно взглянул на Странника. Тот задумался.
- «А откуда у вас мой номер телефона?» Вьюнков засмеялся.
- «Мы всё же органы. Только что-то давно вы не отвечали. У вас всё нормально? Где вы?»
- «Ну, в общем, я не совсем…»
- «Понимаю: кто-то мешает. Это Странник? Это он вас похитил? А у нас жертвы в подземном гараже. Мы его ищем. Будет серьёзный разговор. Получается, вы в плену?»
- «Нет, я бы так не сказал. И Странник скорее спас меня, а не украл».
- «Вот как! Так скажите, где вы. Придём, поможем!»
- «Не всё так просто. Кажется, у вас «крот» в органах. Это он выдал парням в масках план моего перевода за город».
Наступило молчание.
- «Чушь! Полная чушь! Не верю!»
- «Подумайте сами, проанализируйте события. А Странник случайно помог мне. Если бы не он, третий выстрел сделал бы своё дело».
- «Опять Странник! И опять случайно! Везде случайности! Вы его случайно встретили, случайно он был рядом при первом выстреле, случайно он спас вас при втором, случайно спас при третьем покушении! Вы сами-то верите в такие случайности?! Ну да ладно. Рад, ч
- «Что вы говорите!»
- «Да, да! Со мной рядом некий Эммануил. Знаете такого?» ( Знакомый голос гаркнул в трубку: «Ау, сладкая парочка, знающая вселенский секрет! Это я, любитель смешивать портвейн с коньяком!»).
- «Как вы его нашли?»
- «Александр Семёнович Смольников, хозяин кафе, мой старый школьный друг. Он позвонил мне сегодня, сказал, что есть кое-что, что не то, чтобы напрягало, но пахнет скверно. Я к нему приехал. И он мне кое-что рассказал, что смог подслушать. Докладывать на р
Странник протянул руку, и я отдал ему телефон. Пусть он решает. Я то вроде заложника!
- «Добрый вечер, герр Вьюнков!»
- «Сергей Олегович! Какие люди! Долго считал вас опасным преступником. Да вот Владимир Николаевич почему-то вас защищает. Вы опять спаситель!»
- «Вы и после этого сомневаетесь?»
- «Уж и не знаю, что думать. Впрочем, одно знаю: вы в весьма затруднительном положении. Что произошло, не ведаю. Но, кажется, вы можете наделать глупостей. Давайте сейчас встретимся и всё обсудим».
- «Встретимся – это вы, я, Искатель и Эммануил? Засады не предвидится?»
- «Нет же! Я уже сказал, что и я так совершил некие проступки должностного вида. Ну, типа, утаил от начальства. Однако, чувствую, дело того стоит».
- «Просто впечатляюще, эта ваша забота о нас. Почти дружеская. Только я не верю в подобные чувства, тем более от вас. Наверняка, на встрече нас повяжут. Ну, а потом со свежими силами будете разбираться. Назовите хотя бы одну причину, по которой мы приедем
- «Первое, что приходит на ум, это желание вычислить нашего «крота». Помогите нам».
- «Отметается начисто. Ищите сами. Это абсолютно ваша проблема. Тем более, о «кроте» вы узнали только что. Значит, вас интересует еще что-то?»
- «Второе. Вы что-то узнали «экстра», «супер» сведения. И вы подозреваете, что этому не дадут выйти наружу. Я могу вам помочь».
- «Как?»
- «У меня есть выход на политиков в Госдуме».
- «Не пойдёт».
- «Почему?»
- «Они слишком ценят своё положение. Кресло депутата – его крепость, сытое и прикормленное место. За поддержку нас человек может его лишиться. Ваш знакомый нас сдаст так же, как и спецслужбы».
- «Ладно. А если я скажу, что знаю, что вы задумали? И в силах вам помешать, что тогда?»
- «Вы о чём?»
- «Вот встретимся и поговорим. Кстати, клянусь своими детьми, что никакой засады не будет».
- «А зачем вам Эммануил?»
- «Для поддержки. Он тоже хочет вас отговорить».
- «Вот как? Хорошо, допустим, вы действительно что-то знаете. Откуда?»
- «Об этом и поговорим». Странник опустил телефон и задумался.
- «Вы думаете, что это ловушка?»
- «Не знаю, - задумчиво произнёс Странник, - хотелось бы думать, что нет. Но если это не ловушка, и он, правда, что-то знает, не сдаст ли он нас». Он вновь заговорил в телефон.
- «Хорошо. Где и когда встретимся?»
- «Это другое дело. Приезжайте в то же кафе, где встречались с Эммануилом. Надеюсь, и с вашей стороны сюрпризов не будет. Ждём через час». Странник выключил связь, передал телефон мне.
- «А что вы думаете?»
- «Он лжёт. Его прижало начальство, и ему некуда деваться. Ехать нельзя».
- «А знаете, Владимир Николаевич, может он всё-таки чем-то может нам помочь. Тем более загадочная фраза о том, что он знает о наших планах. Откуда?»
- «Но если в засаде «парни по вызову 02», вся задумка захвата базы летит к чертям! Сейчас глубокий вечер. У нас в запасе ночь и завтрашний день. Плохо, если мы проведём их в «кутузке».
Странник задумался. Потом вытащил телефон и ушёл в темноту. Стало зябко, и я вернулся в «мерседес». Парни уже ничего не обсуждали. Они спали. Вот нервы! Я тоже расположился в кресле, но сонливости не обнаружил. Ох, видно, придётся ехать на встречу! Вошедший Странник поманил меня пальцем.
- «Пойдемте, Владимир Николаевич, нам пора. Съездим, поговорим, может будет полезно».
- «А как же акция?»
- «Перенесём на завтрашний вечер. Кстати, если Вьюнков сообщит что-то полезное, это тоже может повлиять на события».
Неожиданно проснулись остальные. Вот что значит служивые! Ни зевоты, ни ропота, ни сомнений! Михаил пошептался со Странником, потом отошёл к Лёве и Борису. После этого все трое растаяли в темноте.
- «Странник, а нас кто-нибудь прикроет?»
- «Там видно будет!» - уклончиво сообщил тот. Поехали, однако, только мы вдвоём. До места назначения мы практически не разговаривали. Удивительно, но ещё сегодня утром я был в больнице и ни о чём криминальном не думал! А тут такое! Впрочем, и о Страннике
- «Да, говорить тут – полный швах», - сообщил Странник, входя в кафе. В самом деле, внутри плотность звука, табачного дыма, кабацких запахов превышала все пределы! И всё это на фоне красного давления
стробоскопов, мелькания официантов и распаренных дрыгающих тел!
- «В этой преисподней мы не выживем», - прокричал я на ухо Страннику.
- «Если только сами не включимся в процесс!» - рявкнул он мне в ответ.
Но примерять рога и копыта не пришлось. Возле нас неожиданно очутился Семёныч. Как он ориентировался в этом безобразии?! Ничего не говоря, он провел нас через подсобку в свой кабинет. Там в относительной тишине у накрытого стола нас ждали Вьюнков и Эммануил. Здесь шум преисподней доносился как отдалённая фронтовая канонада. Встреча была радушной. Эммануил чуть целоваться не полез. Вьюнков так долго тряс нам руки, что мне показалось, что он ждёт, что Семёныч накинет на них наручники. Стол тоже впечатлял: закуски и выпивки всех видов и размеров венчались блюдом в центре стола с румяным поросёнком в картофеле и овощах! Шикарная картина весьма повлияла на Странника: тот покрылся потом и без сил опустился на мягкий диван.
- «Ага!» - обрадовался Эммануил, - «Проняло! Знай наших!»
Я присоединился к товарищу. Чувствовал я вряд ли лучше. К тому же, пахло не только едой, но и предательством! Пока мы, как гости, пытались взять себя в руки, хозяева весело готовились к гульбищу. Семёныч резво кромсал поросёнка, Вьюнков раскладывал салаты и закуски, пьющий философ открывал бутылки и почти рыдал от восторга. Они наслаждались! Я шепнул Страннику: «Что это с ними?»
- «Смакуют рождающуюся сенсацию».
- «Так мы ещё ничего не сказали!»
- «Они думают, что мы нажрёмся и всё выложим. Небось, и баб за дверью готовят где-то после 3 рюмки».
Тамадировать взялся, естественно, Эммануил.
- «Итак, дорогие гости и высокоуважаемые хозяева! (Кивок Семёнычу. Когда подружились?!) Подняв свои рюмки, вы оставите всё недоброе в стороне, а хорошее, доброе вынесете на эту встречу, я бы сказал, большой «пятёрки». Я желаю, чтобы на этой встрече высоки
Если учесть, что нам со Странником налили виски в высокие хрустальные фужеры для шампанского объёмом грамм эдак по 300, поддержать этот шикарный тост с туманным содержанием было бы проблематично. Но, перемигнувшись, мы дружно чокнулись со всеми, выпив из стаканов буквально по глотку. Сей поступок вызвал у Эммануила взрыв негодования: «Сэры, это как же надо уважать присутствующих, если не пить волшебный напиток до дна?!» Сам тамада спокойно отправил в себя такой же объём водки. Вьюнков и Семёныч приняли по маленькой рюмочке коньяка. Пришлось вяло объяснять, что предстоящий разговор требует трезвого ума и ясного сознания, а потом, возможно … Запив водку коньяком, тамада мгновенно успокоился.
- «Однако после дела я с вас живых не слезу», - пообещал он, плотоядно оглядывая стол. Салат, что ли искал? Видя, что мы не собираемся пить, как свиньи, Вьюнков перешёл к делу:
- «Итак, джентльмены, вернёмся к вашим проблемам!»
- «К нашим?» - хмыкнул Странник.
- «К вашим, к вашим», - серьёзно подтвердил Вьюнков, лихо отправляя в рот рюмку коньяка. Семёныч тут же услужливо подал ему шикарный кусок поросёнка на вилке. Эммануил даже причмокнул.
- «Однако перед серьёзной беседой замечу, что плохо вы пьёте и едите!» - укоризненно обратился к нам Семёныч.
- «И впрямь, ребята, ведь халява! А халява …», - поэтично начал Эммануил, но его прервал Вьюнков:
- «Хватит!» Семёныч и Эммануил аж присели. На нас со Странником все эти оригинальности особого впечатления не произвели. Мы были сыты, а алкоголь перед серьёзным делом – дорогое излишество. Вьюнков понял, что споить нас не удастся.
- «Хорошо. Сразу перейдем к делу». Мы кивнули.
- «Джентльмены, у нас в больнице раненый боевик из группы, напавшей на вас. Скоро он начнёт давать показания».
- «И что?», - спокойно отреагировал я.
- « А то, что мы сообразим всё по этой истории».
- «Непонятно: вы нам угрожаете или что-то предлагаете?» - сурово спросил Странник. Вьюнков нервно выдернул сигарету из пачки, дрожащими пальцами поджёг её зажигалкой.
- «Всё вместе. Я готов помочь вам. Всё, что вы задумали, абсурд. Мало ли что происходит в стране! Мало ли что меняется в стане власть придержащих! Если что-то вам стало известно, это не позволяет вам срывать установленный порядок! Без этого порядка миллио
- «И что вы хотите?» - спокойно спросил Странник.
- «Вы куда-то вляпались. Выкладывайте, вместе подумаем, что делать. Не дай Бог, вы наделаете глупостей! Какого же ущерба можно нанести! Да причём тут ущерб! Люди теряют опору в жизни! Вы этого хотите?!»
- «Уважаемый сэр Вьюнков! Видимо, вы что-то напутали!» - ласково заговорил Странник, - «Во-первых, насчёт боевика. Мы-то тут причём? Наверняка, если вы его потрепите, многое узнаете. Флаг вам в руки! Только нас-то этим зачем шантажировать?! Во-вторых, есл
- «Минутку!» - взревел Эммануил, - «Не вы ли говорили мне, что у вас крайне необычная история? И намекнули ещё, что это о сверхсекретных вещах?»
- «Но мы ни слова не сказали конкретно» - спокойно ответил я.
- «Но не вы ли просили связи с ТВ? Что вы там хотели огласить?» - продолжал давить Вьюнков.
- «Ну, всё!» - не выдержал Странник, - «Это бесполезная перебранка. Мы уходим».
Мы оба встали, но Вьюнков преградил нам дорогу.
- «Прежде чем вы уйдёте, я хочу обратиться к вам, Владимир Николаевич!» Мы переглянулись. Странник кивнул.
- «Владимир Николаевич, готов биться об заклад, что вы многое не знаете о Сергее Олеговиче». Странник усмехнулся.
- «Возможно, вы правы!»
- «Хорошо! Возможно, вы знаете, что он сейчас вооружён, и в его костюме есть пистолет. Это, кстати, позволяет мне вас задержать, Сергей Олегович! Но я не буду этого делать. Успокойтесь! Владимир Николаевич, а вы знаете, что ваш друг сотрудничал со спецслу
- «Уже в курсе!»
- «Да?!» - поднял брови Вьюнков, - «Тем лучше. Правда, сейчас он скорее общается с представителями другой общественной сферы. Не так ли?»
Странник промолчал, глядя на капитана с несколько озадаченным видом. Было видно, что его мозг работает достаточно напряжённо, и ответные действия ещё не сложились. Он колебался.
- «Не пойму, куда вы клоните?»
- «Давайте порассуждаем!», - Вьюнков курил, прохаживаясь по кабинету взад-вперёд.
- «Владимир Николаевич, политически инертный член общества, несколько раз попадает под пули неизвестно кого. Прошу учесть», - он направил сигарету на нас, как ствол, - «что боевик всё же заговорит, и мы сообразим, почему Искатель под прицелом. (Странник у
Странник засмеялся и сказал: «Смотрю на вас всех и думаю: как же мы изменились, да так быстро!»
- «Обстоятельства!», - развёл руками Вьюнков.
Я не выдержал и процитировал:
«Романтика ушла в слезах, друзья внезапно сняли маски,
Любимых звали впопыхах, напрасно разрывая связки!»
Эммануил захлопал: «Ваше?» Я только плюнул. Вьюнков совершенно серьёзно выдал:
- «Только не делайте вид, Искатель, что вы здесь лишний. Так вот, Странник, моя версия!»
- «Интересно!», - проговорил Сергей Олегович, неожиданно прихлёбывая виски из своего кубка, - «У вас только одна версия?»
- «Одна. Только давайте договоримся. Если я прав, будем играть по моим правилам. Если нет, мы разойдёмся красиво».
- «Иными словами», - заинтересовался Странник, - «Вас завораживает только одна возможность развития событий?»
- «Именно!», - ответил Вьюнков. Ни коньяк, ни поросёнок, ни позёрство не скрыли, как у него дрожали руки!
- «Итак, вернёмся к нашим баранам. Думаю, что дело было так! Уважаемый Владимир Николаевич неожиданно для себя получает мощный компромат на высшие эшелоны власти, политиков, представителей силовых структур. Налицо раскрытие (возможное) мощного коррупционн
с целью чего привлекли Странника. Очень уж он хорош в качестве агента Добра! (Я вздрогнул) Но вот в чём вопрос: неужели вы, друзья мои, в самом деле считаете, что уйдёте от кары системы? Борцов за справедливость, Добро и прочие фальшивые ценности было всегда немало. Вот только где они? Отвечаю: только в кино и в книгах, да в чьей-то памяти, да и то ненадолго».
Наступила тишина. Мы переглянулись со Странником. После некоторого замешательства он пришёл в себя, а в глазах забегали искорки веселья. Ещё бы! Тем временем сам обвинитель докурил, налил ещё коньяка.
- «Как моя версия?» - вальяжно обратился он к нам. Вступил в беседу и я:
- «Вы чрезвычайно мудры, сэр! (Он склонил голову) Однако непонятно, зачем о таких вещах вы говорите при посторонних?» Я кивнул на Семёныча и Эммануила. Оба вскочили, весьма разгневанные. С уст обоих решительных помощников Вьюнкова были готовы сорваться уб
- «Тише, тише, друзья мои! А вы, гости дорогие, будьте взаимно вежливы! Семёныч – заслуженный филер со стажем, а почтенный Эммануил – философ, а, значит, знаток жизни во всех её проявлениях!»
Странник не удержался от реплики:
- «Если вы взяли с собой стукача и пьяницу-шута с зачатками мании величия в качестве поддержки, плохи ваши дела, Вьюнков!»
Ни один мускул у того не дрогнул. Зато Семёныч в мгновение ока схватил блюдо со стола, и румяный поросёнок полетел в Странника. Тот спокойно увернулся. «Снаряд» удачно влетел в большой аквариум! Поместился! Чего не скажешь о многочисленных обитателях водного пространства! В этот момент Эммануил вливал в себя грамм 300 водки. Вид салюта из разноцветных рыбок, водорослей и ракушек привёл к выведению этого напитка изо рта философа! Я был готов поклясться, что на брызгах заиграла радуга! Вьюнков невозмутимо вогнал в пасть поросёнка окурок (в аквариуме!), икнул и продолжал:
- «Экстремизм! Как это низко! А мы ведь ещё ничего не обсудили. Стыдно, братья!»
Я откровенно повеселел! А Странник насупился. Пока Семёныч веником собирал в совок бывших жильцов стеклянного дома, а Эммануил пытался достать поросёнка за ухо, Вьюнков встал перед нами:
- «И всё же, я не услышал от вас ничего конструктивного».
- « Откуда у вас сведения, что у меня есть компромат на верхи?» Капитан засмеялся:
- «Это проще всего. У нас есть плёнка, как вы в прошлом году подговариваете своего сына стибрить у вашей жены DVD со съёмкой годичной давности».
- «Ух, ты! Всё интереснее и интереснее! Потрясающие открытия! И что же?»
- «Есть ещё одна плёнка, где сын вам этот DVD передал. Вы прямо в парке засунули диск в ноутбук, а увидев, что на нём, чуть не грохнулись в обморок. Вы быстро вытащили диск, оглядываясь по сторонам, и быстро сбежали. Видно, что-то не то принёс вам ваш отр
Хороший пример тупости: правильные факты объясняются «с приветом»! Ох! Бедный Вьюнков! Впрочем, о том, что там на самом деле, лучше помалкивать. Странник покосился на меня. Я чуть заметно отрицательно покачал головой.
Обличитель продолжал: «Видимо, пацан перепутал диски, притащил компромат».
- «И что вы хотите?»
- «Отдайте диск и забудьте всё, как страшный сон!»
Странник смеялся. Эммануил даже прервал очищение тарелки с салатом. Эх, жалко нет фотоаппарата! Сколько мысли на физиономии с «шубой» до самых глаз!
- «Вьюнков, подумать только: и вы стоите в этой коррупционной цепи!»
- «И заметьте: не в конце её!»
Теперь заржал и я! Хрюкнул Эммануил. Семёныч собрал органику в совок, но задумался, куда же её выкинуть. Направившись к мусорному ведру, он споткнулся и вывалил свой груз аккурат в тарелку Эммануила! Праздник! Как же мы заливались! Казалось, ухмылялся даже поросёнок в аквариуме! Чего его Эммануил не вытащил?!
- «Ну, хватит!», - тоном босса заявил Вьюнков, - «Засиделись! Как моё предложение?» Ответил Странник:
- «Сэр, вы чудовищно ошиблись! Никакого компромата – раз! Никаких действий против верхов – упаси Боже! Это два! И вообще никакого криминала – это три!» Вьюнков забеспокоился:
- «Постойте, а как же ТВ? А чем же вы хотели огорошить население?!» Странник помолчал, прокашлялся и решился:
- «У нас очень серьёзные подтверждения всемирной катастрофы 2012 года. Это правда!»
Капитан переводил взгляд с меня на Странника и обратно и мучительно соображал. Эммануил, который всё же подцепил поросёнка в аквариуме всё тем же совком, завопил, не прерывая своего занятия:
- «Не верьте ему! Это хитрость, манёвр! Странник – лгун, каких свет не знал! В отличие от других людей, которые лгут и свою ложь забывают, этот будет наматывать десятки слоёв лжи друг на друга! И всё будет помнить!»
- «Ты-то откуда знаешь?!» - возмутился «лгун».
- «Рыбак рыбака …», - буркнул философ, наконец, вытащив порося и возвращая его в центр стола. Только, покрытый водорослями, он теперь напоминал старый пень из болота.
- «А я верю Сергею Олеговичу», - неожиданно твёрдо произнёс капитан, - «Только поклянитесь, что тема коррупции полностью отсутствует!»
- «Клянусь!» - серьёзно сказал Странник и даже перекрестился. Вьюнков рухнул на стул, вытер пот со лба, налил фужер коньяка и нервно влил в себя. Эммануил услужливо подал отрезанный кусок поросёнка. Шеф с чавканьем закусил, выплюнув мелкую рыбку. Нескольк
- «Итак, господа, инцидент исчерпан? Мы тогда двинулись бай-бай»
- «Конечно, конечно, гости дорогие! Но, Сергей Олегович, последние три вопроса. Если всё так безобидно, зачем у вас в кармане оружие? И зачем вы собрали своих бывших коллег по спецслужбам? И кто стреляет по Искателю?»
Хороший удар! Прямо по почкам!
- «Отвечать обязательно?» - спросил Странник, играя желваками.
- «Ну, если вы не ответите, то ваши клятвы ничего не стоят», - неожиданно вступил в разговор Эммануил. Вьюнков склонил голову в знак благодарности за помощь.
- «Минутку!», - не выдержал я, - «Вы были озабочены тем, чтобы коррупционные сведения не вылезли наружу. Странник поклялся, что проблемы, которые мы пытались осветить, не имеют к этому никакого отношения. Что вам ещё надо?! Оружие, бывшие друзья, стреляющ
- «Браво, Владимир Николаевич! Ваша горячность выдаёт вас с головой. Коррупция не затронута? Возможно! Но то, что ваша история затрагивает, моё ведомство точно заинтересует!»
Ни переварить сказанное, ни ответить что-либо мы не успели: раздался мощный взрыв! Мы его услышали даже в этом изолированном кабинете! Звуки преисподней смолкли, с потолка посыпалась штукатурка, послышались вопли и стоны. Ого! Вьюнков среагировал на удивление быстро. Он повернулся к Семёнычу и кивнул. Тот вскочил, что-то нажал на стене в углу. Всё вокруг задрожало, и пол ушёл из-под ног! Мы поехали вниз! Становилось всё интересней! Бац! Остановились! Посыпались фужеры, и, свалившись, разбился аквариум. Я вытер пот со лба. Странник рассмеялся.
Мгновение спустя я понял, почему. Мы-то вдвоём сидели. Не вставал и Вьюнков. Эммануил вообще валялся на диване. Стоял только Семёныч, но теперь с «Узи» в правой руке.
- «Фу, ребята! Что за хрень в вашем исполнении?», - насмешливо спросил мой товарищ.
- «Это я у вас должен спросить, сэр!» - с металлом в голосе ответствовал капитан, - «Вас решили отбить?»
- «Что за чушь?!» - совершенно искренне возмутился Странник.
- «Прошу прощения!», - вмешался я, - «Мы, кажется, переместились?»
Теперь переглянулись Вьюнков с Семёнычем. Капитан достал «Макаров» и демонстративно положил на стол.
- «Мы же договорились: без сюрпризов! Нападение – ваших рук дело?», - Вьюнкова было не узнать – Рэмбо!
- «Нас прикрывали – не скрою, но извне. При определённых условиях они бы вошли в кафе. Но нападать… Чушь! Может, это любимые «стрелки» Искателя выследили?»
- «Это вы их привели!» - сквозь зубы прошипел Семёныч. На плебея он уже не был похож. Я не выдержал:
- «Вряд ли! У вас, ментов (кивнул на Вьюнкова), точно есть «крот». Вы ведь тоже подстраховались и явно кому-то сообщили о встрече. Получайте, картина маслом! Так мы переместились или нет?»
У главы встречающей стороны на лице в считанные секунды проявились десятки эмоций.
- «Да, эта комната опустилась в подвал. Сверху её заменит пустынная, запачканная квартирка. Этот вариант лет 30 назад здесь создан спецслужбами для экстренных случаев. Потом как-то забылось, но не всеми. Возможно, это нам спасло жизнь. Что касается «крота
- «Колюха, привет! (Пауза). Ты, гнида, кого прислал в кафе? (Пауза). Не строй из себя целку! Только ты знал о встрече! (Пауза). Даже так?! (Пауза). Я-то далеко! А вот тебя, сука, я найду! И ты будешь умолять меня о пощаде! (Пауза). Если можешь, беги!» Он
- «Сергей Олегович, Владимир Николаевич, прошу меня простить! «Крот» реален. И я знаю, кто это. Не знаю только, кому он вас сдал. Но вы-то, надеюсь, знаете?», - усмехнулся оратор. Странник ушёл от ответа:
- «А наверху, в кафе, кажется, всё взрывается и простреливается?»
Семёныч убрал «Узи» и сел за стол. Эммануил бодро хлебал водку, как будто данная ситуация была для него привычной. Вьюнков, помолчав, ответил:
- «Судя по всему, да. А комната с секретом неплоха, не правда ли?»
- «Скажите, Вьюнков, а когда мы сможем отсюда выбраться?»
- «Обратного пути нет. Выйти мы сможем только через дверь, которая за вашими креслами».
Мы обернулись. На стене сзади висел огромный ковёр. Снять его мы смогли только вчетвером. А вот открыть дверь уже не смогли.
- «Какие-то хитрости?»
- «Вроде нет! Ключ, три оборота. Сделано. Может, после перемещения что-то заклинило?»
- «И что делать?» Вьюнков засмеялся.
- «Дверь ведёт в подвал под домом. Она замаскирована под сарайную дверь». Эммануил заржал:
- «Спаслись, грёбаный барсук! Подвал-то под замком!»
- «Заткнись, хмырь! Мы и эту дверь открыть не можем. Глядишь, и сдохнем здесь…» - взорвался Семёныч.
- «Дела Господни! Что творится!» - изумился Странник, - «Семёныч, кто ты? Ты же, вроде, сама лояльность! А тут «Узи» и такие спичи!»
- «О, Сергей Олегович, видел бы ты его лет 10 назад! У-у! Огонь!»
- «Где-нибудь в Чечне или Дагестане?» - съёрничал мой напарник.
- «Что?! А Марокко и Тунис не хочешь?!»
- «Боже мой! Послушайте, Вьюнков, так я понимаю, вы и мент-то лживый. Вот почему моё упоминание о ФСБ вас ни грамма не тронуло! О времена, о люди!»
- «О нравы!»
- «Что?»
- «О времена, о нравы!»
- «Эммануил, уровень ваших знаний идентичен уровню вашего морального уродства!»
- «Возможно! Только я свою грязь не скрываю, а вы свою маскируете изо всех ваших сраных сил! Вот вы, Странник, урод похлеще меня. Но показываете всем окружающим, что вы супер-пупер добряк! Когда-нибудь Искатель поймёт, что вы за тухляк! Правда, поздно буд
Ни один мускул не дрогнул у Странника на лице. Но свой виски из фужера он всё же допил.
- «Минутку, друзья мои!» - вмешался я, - «Но как же быть с нашей свободой? Мы же взаперти!»
Минут 10 мы, уже вместе, толкались у двери. Пришлось признать наше поражение: дверь не желала открываться. Тут же выяснилась ещё одна проблема: все наши телефоны не хотели работать в подвале. Телефон Вьюнкова работал, но тут же сдох без подзарядки. Зарядного устройства, естественно, у него не оказалось. Подумав, мы поняли, что есть ещё одно неудобство: отсутствие туалета. Впрочем, в торце кабинета находилась микрокладовая с вёдрами и запасами продуктов и воды. Эммануил куражился:
- «Ура! Впервые я попал в ситуацию, что больше нечем заниматься, кроме как пить и жрать! А вот насчёт действия в рифму… Ничего, главное вёдра есть!» Вьюнков был менее оптимистичен:
- «Не думал, что можно попасть в безвыходное положение! Может, правда просто пить?»
Семёныч ничего не сказал. Он сел и стал хлебать водку прямо из горлышка. Странник, видно, насидевшись, стал ходить по комнате взад-вперёд, как Ленин в камере. Думал! Думал и я. О чём? Обо всём сразу. И в первую очередь о том, что мы позорно опаздываем, и не будет никакого нападения на базу инопланетян. И они заберут всех землян с собой! Неужели зелёным человечкам повезло?! Вьюнков икнул и обратился к моему напарнику:
- «Послушайте, Странник, кажется, мы серьёзно попали. И можем здесь застрять неизвестно насколько. А вдруг воздух кончится?»
- «И что?»
- «Расскажите о своих тайнах! Перед лицом смерти чего их скрывать?»
- «Бросьте, капитан! Допускаю, что это всего лишь спектакль, чтобы нас раскрутить. Ладно, даже если всё всерьёз! И ваши, и наши будут всех искать. Найдут ведь!»
- «Что ж, принципами вы поступиться не хотите! Но я предлагаю вам помощь, реальную помощь! Сами видите, я представляю неслабые силы. Давайте вместе решать проблемы!»
- «Знаете… Кстати, как вас по имени-отчеству?»
- «Михаил Михайлович!»
- «Звучит! Знаете, Михал Михалыч, есть неписанный закон в нашей стране (про другие не говорю – не знаю): брать в друзья спецслужбы – опасно для жизни. Каждый по отдельности мент, ГБ-шник, особист, собровец и т.д., нормальные ребята, хорошие друзья, мужья,
- «А вы считаете, что это несправедливо?»
- «Как минимум два возражения:
1. А кто решил, что эти десятки и сотни – плохие? Судьи, что, по определению ангелы?
2. На место убитых встанут другие, возможно хуже, но однозначно наученные опытом предыдущих».
- «Слушаю вас и хочу спросить: вы считаете, что после удара по левой щеке надо подставить правую?»
- «Да, я против насилия. Притча о левой щеке всего лишь притча. Но все стараются не замечать смысла: надо прекратить отвечать насилием на насилие. Или, по крайней мере, стараться это делать».
- «Это вы скажите тем, чьи дети стали жертвами маньяков и насильников, чьи родственники погибли в терактах и военных действиях!»
- «Ой, только не надо столько пафоса! Зачастую самые мерзкие преступления оправдываются священной местью!»
- «Слушайте, бросьте свою софистику!» - рявкнул Эммануил, - «Задолбали! Если уж суждено здесь сдохнуть, хоть попьёмся и нажрёмся всласть! Не выбрасывать же всё это богатство! Присоединяйтесь! Если упадёт гигантский астероид, или всё Солнце сожжёт, мы не у
- «Владимир Николаевич!» - обратился ко мне Вьюнков, - «Мы тут, понимаешь, усераемся, долбим, как дятлы, друг друга, а вы только молчите. Не пойму, это тактика или жизненная позиция?»
Странник покосился на меня, сморщив мину. Дескать, выкручивайся сам.
- «Вы сказали, что долбите друг друга, как дятлы?»
- «Точно!»
- «А результат? Кто-то добился победы? Стрелять перестали? Дверь открылась? Эммануил стал образцом морали? Или ваш «крот» покаялся?»
Эммануил застыл с открытым ртом, из которого торчала куриная жопка. Семёныч поперхнулся водкой. Вьюнков побагровел и нахмурился. А Странник аплодировал!
- «Так их, Искатель! Мудрость против словесного поноса!»
- «Секунду!» - философ быстро проглотил пикантную куриную часть. – «О какой мудрости речь-то идёт? По вашей логике, Искатель, и жить не стоит: какой смысл, всё равно умирать!»
- «А ведь правильно!» - горячо согласился Семёныч.
- «Что правильно?!» - разъярился Эммануил, - «Надо, как Илья Муромец, сидеть на печи? Не то ошибёшься в выборе профессии! Работа-палач! Полжизни проводишь в её стенах, а начальник каждый день тебе доказывает, что ты полное дерьмо! Зачем работать?! Добивае
- «Ты автобиографию свою рассказываешь?» - спокойно спросил Странник. Философ в ярости открыл было рот, но шустрый Семёныч поднёс ему ко рту полный фужер коньяка. Процесс всасывания перебил гневную тираду. Некоторое время тишину нарушало только мощное соп
- «И что же мы будем делать?» - мрачно изрёк Семёныч.
- «Но вы же наш хозяин – вам и карты в руки!» - ответил Странник. Я, правда, заметил, что он начал нервничать: часто смотрел на часы, заметно вспотел.
- «Может, из автомата в замок?» - предложил я. Вьюнков оживился:
- «Что это мы такой простой способ упустили?»
- «Осторожно! Это металл: рикошет обеспечен!» - прочавкал Эммануил, запивая водкой большой кусок пиццы.
Стрельба ни к чему не привела, к тому же рикошет действительно был. Одна из пуль снесла бутылку водки со стола перед самым носом философа. Это вызвало мощный рёв и водопад слёз.
- «Слушай, ты, в подсобке 4 ящика водки. Не реви!» - пытался успокоить его Вьюнков.
- «Мудило! Что мне водка?! Лишь мелкое средство затуманивания мозгов! Меня, меня едва не свалила шальная пуля! Где я, а где водка?!»
- «Господа!» - Вьюнков постучал ножом по фужеру, - «Прошу внимания!»
Странник потихоньку зверел. Семёныч мрачно уставился прямо в рыло поросёнка. Гипнотизирует? Эммануил вытер слёзы рукавом и шумно высморкался в край скатерти. У меня неожиданно заныла рана на груди.
- «Итак, прошу внимания!» - продолжил капитан. Он был полон энергии, как будто мы не попали в каменно-металлический мешок с непонятными последствиями.
- «По воле случая мы очутились в безвыходном положении. Когда такое случается, представители власти создают основу для нормальной жизнедеятельности. Вот и я как бы беру бразды правления в свои руки».
- «Декрет, что ли, выпустишь?» - изрёк Семёныч.
- «Точно! Первым указом будет декрет о борьбе за выживание. Будем в стены бить и колотить, орать во всё горло и, главное, не терять веры в спасение».
_ «Михал Михалыч, у тебя белая горячка!» - радостно сообщил Эммануил, делая из газеты пилотку. Странник грустно рассмеялся.
- «Глупости! Я просто не хочу, чтобы вы сошли с ума!»
- «Друзья мои!» - поднял голову Семёныч. После сеанса гипноза зрачки его глаз свелись к кончику носа.
- «Мы все давно сошли с ума. Что касается представителей власти, то они и в здравом состоянии всё равно что психи». Усилием воли он развёл зрачки в стороны на прежние места, и я был готов поклясться, что это сопровождалось негромким щелчком.
- «Вы не любите власть имущих?» - спросил Странник. Семёныч потёр веки, улыбнулся нежной улыбкой младенца:
- «Друг мой, власть – это наркотик, который, правда, убивает не тело, а душу. Власть сжигает Добро в человеке. И нет ничего в мире, чего бы человек ни сделал ради власти».
- «Браво!» - воскликнул Вьюнков, - «Шурик, знаю тебя с детства, но не замечал за тобой философских отклонений!»
- «А зря! Я стал философом тайно, когда ты увёл у меня жену…»
- «Фу! Санёк, это банально! И прошло уже 15 лет. Не время и не место!»
- «Ну, почему же! Может, мы и не выйдем отсюда никогда. И время, и место!» Семёныч поднял с пола «Узи». Вьюнков побледнел и потянулся к «Макарову», который лежал на столе с начала встречи.
- «Эй, эй, пацаны, вы что, охренели?!» - кинулся к Семёнычу Эммануил. У владельца кафе глаза горели лютой ненавистью! И он направил автомат прямо в лоб капитану. Наступила тишина. Вьюнков неловко перекрестился левой рукой, нервно сжимая в правой оружие.
- «Картина Репина – «Тайные агенты наложили в штаны!» - весело прокомментировал Странник.
«Узи» и «Макаров» тотчас повернулись к нему.
- «Закон агентов 007 – мы спорим, не влезай, а влез, натянем на уши штаны, в которые только что наложили!» - добавил Странник. Вьюнков смахнул пот со лба, положил пистолет на стол и со вздохом отправил рюмку коньяка в уста с дрожащими губами. Тем временем
- «Послушайте, Владимир Николаевич, у меня такое чувство, что вы или витаете в облаках, или снимаете всё на скрытую камеру!»
- «Я дремлю. Просто устал, да и рана ноет. Всё-таки, дурацкая ситуация, и выхода не видно».
- «А вас разве не забавляет происходящее?»
- «А чего тут забавного? Эти трое с ума сходят, а вы их подзадориваете! Так и доиграться можно!»
- «Минуточку! Это кто с ума сходит?!» - возмутился Эммануил, - «Мы тут, понимаешь, для них пир на весь мир устроили, в жуткую копеечку влетело, а они нос воротят, да ещё и за идиотов нас держат! За свои слова отвечать надо!» Философ встал из-за стола, и,
- «Эммануил, вы жаждете крови? Да Сергей Олегович вам этого поросёнка в горло вобьёт и даже не вспотеет!»
Эммануил остановился, покосился на грустного Странника, а затем на флегматичного поросёнка, и… рассмеялся, почесав затылок:
- «Э, нет! Лучше его сначала прожевать, чем просто проглотить!» - с этими словами он плюхнулся на диван, предварительно чмокнув поросёнка в пятачок.
- «Знаете, Сергей Олегович, а наш алкоголик прав! Мы организовали встречу, надеясь на позитив, а вы презрительно отворачиваетесь. Ведь если вы знаете о вселенской опасности – вперёд! Только скажите, и все меры будут приняты!»
- «Вы так настойчиво об этом говорите, как бы не замечая, что мы в западне, что мне становится страшно!»
- «Да бросьте, Странник! Надо же о чём-то говорить! Иначе и вправду с ума сойдёшь!»
Я вздохнул и налил себе рюмку коньяка.
- «Ай, молодца!» - восхитился Эммануил.
- «А чего добру пропадать! Вы же сказали, что ужин в копеечку влетел. Жалко, если всё пропадёт»,
- «Пропадёт?!» - взвизгнул Семёныч, - «Там, наверху, небось, одни обломки. Разорили меня, конспираторы хреновы!»
- «Вот она, торговая душонка!» - с презрением выдавил Эммануил, - «Люди, возможно, погибли, а он всё о деньгах!»
- «А о чём же, алкаш недорезанный! Ты когда здесь хозяином был, с первого шага шёл к разорению! А я поднял дело, прибыль пошла, капитал накручивался. И всё в один мах…» Он опять заплакал.
- «Ой, как у нас в России всё запущено!» - всплеснул руками Вьюнков, - «Убивают за копейку, жадность и эмоции сметают самых близких. А какая-то мелочь вызывает слёзы и выдавливает жалость!»
- «Я бы представил это по-другому», - отозвался Странник, - «Жалость и слёзы появляются, если потери невелики, и их можно восполнить. Когда потери огромные, когда теряется всё, здесь хозяйствует злоба и ненависть. А ещё жажда мести!» Семёныч поднял голов
- «Ты правильно сказал, очень правильно. Я вот кафе после этого засранца (на философа) еле поднял, отстоял во всех инстанциях. Его закрывали намертво, да ещё и павильон снести хотели. А я конвертик туда, конвертик сюда, там чуток намекнул, здесь дочку в в
- «И какой же вывод?» - тихо спросил я.
- «Деньги душу съели. Грешник я лютый. Господь говорит, что людей любить надо, а я их ненавижу! Да и себя тоже… Хорошо, во власть не пошёл. А компаньоны предлагали в областную Думу. Говорили, там и зарплата высокая, да и дело моё серьёзно попрёт. Уже и м
- «Не плачь раньше времени», - предупредил Вьюнков, - «Может, там петарду взорвали или взрывпакет. Да и контора поможет!»
- «Контора?! Поможет?! Вслед за кафе и я взлечу!»
- «Стоп, стоп! Ребята, успокойтесь!» - вмешался Эммануил, - «Есть тост! Прошу наполнить бокалы и выслушать тост».
Семёныч угрюмо налил себе виски. Вьюнков подлил коньяка. Мы вновь переглянулись со Странником, но коньяка плеснули тоже. Эммануил, сверкая ослепительной улыбкой, продолжал:
- «Джентльмены! Несмотря на наше ужасное положение, несмотря на разгром наверху, несмотря на наши внутренние распри и недоговорённости, я предлагаю выпить за Человека, за тот идеал, к которому все люди должны стремиться. Мы друг к другу не испытываем хоро
Вьюнков захлопал и захотел что-то сказать, но тостующий жестом остановил его: «Сначала выпить!»
Странник усмехнулся, но глоток спиртного всё же проглотил. Я тоже. Семёныч залпом осушил бокал и вновь прослезился. Впрочем, на этот раз ему никто не мешал. И пока Вьюнков закусывал, я опередил его с комментариями:

- «Мсье Эммануил, а вы считаете, что такой идеальный человек появится?»
- «Безусловно. Может, наши дети смогут преодолеть Зло в своей душе?»
- «Кто тут говорит о детях?» - поднял голову Семёныч, - «У тебя их не было, нет, и не будет!»
- «Это ещё почему?!» - возмутился философ, - «Я всегда любил женщин, и они любили меня. Возможно, где-то остались мои следы».
- «Ты настолько чудовищен, как вид, что любая женщина, родившая от тебя, изо всех сил будет это скрывать. А то и аборт сделает…»
- «Может быть! Но дети могли бы и родиться!» Странник не выдержал:
- «Могли бы! Вот только идеальными они вряд ли стали бы, скорее циниками и философами-алконавтами».
Эммануил вяло согласился, кивнув головой, но пить почему-то не стал.
- «Идеальный Человек появится тогда, когда прежнее человечество сгорит в огне Апокалипсиса», - мрачно молвил Странник.
- «В буквальном смысле?» - переспросил Вьюнков.
- «Может, и в буквальном».
- «Это и есть ваша страшная сенсация?» - спросил капитан, прищурившись.
В который раз мы переглянулись со Странником?
- «А если и так, ваше ведомство это не заинтересует. Хотя подобные вещи давно обсуждаются на ТВ, есть предсказания майя, Откровения Иоанна Богослова, предсказания Нострадамуса и других пророков. Но всё это не увлекло «контору».
- «А вы тоже присоединились к пророкам? Представили материал о гибели мира? Ну, тогда в качестве приложения вам надо предложить и средство спасения!»
- «А зачем спасать этот говёный мир? – подал голос Семёныч, - «И, правда, мы все целуемся с Дьяволом в обличье Золотого тельца. Мы продали ему душу, и без денег, и без власти считаем себя никчемными. Горе, горе на наши головы! Ребята, я прошу вас: не гово
- «А дети? И они заслуживают смерти?» - сурово спросил Вьюнков.
- «Дети?! Когда они родились, когда они маленькие, это ангелы Божьи. А потом мы, слуги Дьявола, строим их по своему образу и подобию. Дети становятся даже более жестокими, чем взрослые. Они убивают себе подобных, причём часто по мелочи, колются, пьют, нас
- «Вы слишком складно говорите для бывшего рейнджера и спившегося торговца!» - заметил я.
Семёныч рассмеялся:
- «Мы когда-то с капитаном закончили юрфак МГУ».
Странник поперхнулся, а Эммануил добавил:
- «У него двое сыновей. Один женат и живёт за его счёт, не работая. А второй наркоман, которого он с переменным успехом пытается лечить уже 5 лет».
- «Значит, эскапада о детях выдана со знанием дела!» - горько заключил я .
- «А вы с ним согласны по поводу детей?» - спросил меня Странник.
- «В какой-то мере. Видимо, мы, как родители, сами виноваты во многом, что наши дети такие».
- «Какие?»
- «Жестокие, и без царя в голове!»
- «Но не все же!»
- «Конечно, не все! Но практически все поражены материальным вирусом. И всё благодаря нам, родителям!»
- «Что вы имеете в виду?» - не унимался Странник.
- «В семье муж с женой, папа и мама, всё циклят на деньгах. Ругаются из-за их траты, негодуют, если чего-то не могут купить, не скрывают зависти по поводу более богатых. А что делают, если ребёнка надо протащить в престижный вуз или отмазать от наказания
- «Ой, как высокопарно!» - сморщился Эммануил, отрезая поросёнку оба уха.
- «Знаешь, братан!» - обратился к нему Семёныч, заметно смыкая веки (пьян? засыпает?), - «Цинизм для детей не лучшее наследство!»
Вьюнков и Странник зааплодировали. Пронзённый ревностью, философ проворчал:
- «Подумаешь, Сократ местного разлива! Пока он говорил также просто, как потребители его мутного пойла, ещё не было так противно!»
- «Ты просто ревнуешь!» - улыбнулся капитан.
Семёныч неожиданно хрюкнул и упал лицом в тарелку. Нет, не с салатом! Всего-навсего с сырокопчёной колбасой.
Так вкуснее? Никто не успел прокомментировать это событие. В металлическую дверь, которую не смогли открыть, постучали. Стук был спокойный и обыденный.
- «И что будем делать?» - почему-то шёпотом спросил Вьюнков.
- «Разумеется, открывать» - пожал плечами Странник.
- «Но мы же не знаем, кто это?» - вмешался Эммануил.
- «Мы просто её не можем открыть! Дверь заклинило!» - сказал я.
Не успели мы и глазом моргнуть, дверь широко распахнулась, и к нам ворвались вооружённые парни в масках и спецоблачении! В мгновение ока мы уже лежали лицом вниз с руками на затылке! Положили и Семёныча, на что он ответил мощным храпом! Соседство с полом немного отдавало пылью и болью в плечах. Странника положили рядом со мной. Он прошептал:
- «Дождались! Теперь нам конец!» Тут же рассмеялся.
- «А что смешного?»
-«Вспомнил, как Вьюнков рыбку выплюнул!»
Я тоже рассмеялся, за что получил пинок в бедро. Захватчики, кажется, обыскивали помещение. Прошло минут 10. Они тихо переговаривались. Дверь ещё раз металлически ухнула. А вслед за этим раздался знакомый голос:
- «Какие люди! Только что-то вы мордой в грязь сегодня?»
- «Колюня! Гнида ты посадская! Как ты нас нашёл?» - раздался голос Вьюнкова.
-«А, Мишаня! Нехитрое было дело! Но теперь ты будешь умолять меня о пощаде!»
В ответ послышалось такая мощная матерная тирада, что Семёныч перестал храпеть и невнятно запел:
- «… в котором осень нам танцует вальс-бостон!» За что и получил пинок по рёбрам. Петь он перестал. Через несколько минут нас посадили на пол спиной к стене, надев наручники. Эммануил выглядел испуганным. Семёныч спал, прислонив голову к его плечу. А Вьюн
- «Ба, Странник, Искатель! И вы тут! Сама судьба вас посылает в мои руки!»
- «Что происходит?» - хмуро спросил мой друг.
- «Это я у вас должен спросить, милейший Сергей Олегович!»
- «Нас в чём-то подозревают?»
- «Подозревают?! Вас уже обвиняют!»
- «Интересно, в чём?» Вьюнков весь превратился во внимание. Эммануил тоже.
- «Вообще, надо было бы молчать. Но вы в наручниках и в моих руках. Обвиняют вас в сокрытии сведений о коррупции в высших эшелонах власти, попытке продать эти сведения бандитам и в средства массовой информации, минуя следственные органы».
- «Полная чушь!» - фыркнул Странник.
- «Чушь?!» - заревел следователь, - «А это тоже чушь?» - и он протянул к нашим лицам ордер на арест меня и Странника. Вьюнков оживился:
- «Тогда сними с меня наручники. Надеюсь, меня тебе не приказали арестовывать?»
- «Молчи, мать твою! С тобой ещё разговор будет особый! На тебе подозрение в пособничестве! Вместе с твоими одичавшими друзьями!»
- «В пособничестве чему?!»
- «Не ты ли сказал мне, что едешь на встречу со Странником, и в случае удачи озолотишься?»
- «Ого!» - засмеялся Странник, - «Да ты, амиго, был уверен в успехе встречи!»
- «Заткнитесь все!» - рявкнул Николай Николаевич, - «Слушайте теперь меня! Начнём с вас», - он ткнул пальцем в нас со Странником, - «Сейчас вы всё расскажите, что знаете, дадите все вещественные доказательства или укажите, где их взять».
- «А потом вы нас уберёте за попытку к бегству?» - произнёс я.
- «У вас нет другого выхода. В противном случае я уберу вас прямо сейчас».
- «А остальные?» - дрожащим голосом спросил Эммануил.
- «Ваша судьба зависит от показаний этих двух. Если они дадут мне, что я хочу, вас освободят и поблагодарят за помощь следствию».
- «А если они будут молчать?»
- «Думаю, что попытка к бегству будет и у вас!» Семёныч прервал храп и громко свистнул, пукнул и сладко заулыбался во сне.
- «Ну, так как? Надеюсь, ваши мозги переварили информацию? И как будем себя вести?»
Я осмотрел место действия. Показалось, что эта картина уже набила всем оскомину, и пора менять декорации. Вот только кому это под силу? Мы впятером по-прежнему сидели спиной к стене: я, Странник, Вьюнков, Эммануил и на его плече Семёныч. Перед нами 7 спецназовцев, напротив Странника, верхом на стуле и с «ТТ» в правой руке страшный следователь прокуратуры Николай Николаевич! Ещё 2 бойца отдыхали за столом, лениво поглядывая на богатый стол. Если бы не напряжённость ситуации, я бы пропустил еле слышный шёпот Странника, похожий на шипение:
- «Молчи!» Один из бойцов дёрнулся к нему, но следователь остановил его:
- «Не надо! Сергей Олегович, лучше вслух!» Я понял, что Странник будет говорить, и мне не надо вмешиваться. А что, есть другой выход?
- «Итак, Сергей Олегович, даю вам слово!» Странник сморщился, покрутил руками:
- «Сними наручники. Ручаюсь, буду паинькой!» Следователь задумался.
- «Ладно! Снимите с него браслеты. Но лишнее движение, и ребята будут стрелять. Ведите себя правильно!»
- «Я постараюсь!» Странник размял запястья.
- «Итак?»
-«Знаете, Николай Николаевич, я не ведаю, кого вы представляете, да и знать не хочу. Скорее всего, это крутые начальники, объятые коррупцией. (Н.Н. хмыкнул) Я расскажу, что знаю. И даже покажу. (У Вьюнкова брови взлетели на лоб!) Но предупреждаю: вряд ли
- «Но это не вам решать, друг мой! Выкладывайте! Кстати, что вы там сказали насчёт «покажу»?»
Странник полез в боковой карман. Спецназовцы моментально вскинули стволы в его сторону.
- «Тише, тише, ребята, я не сумасшедший!» Странник вытащил всего лишь компьютерный лазерный диск.
- «И что?» - повертел диск в руках следователь.
- «Как что? Нужен компьютер!»
Н.Н. махнул рукой. Один из бойцов тут же вытащил из рюкзака ноутбук.
- «Ого, Колюня, ты идёшь в ногу со временем!» - усмехнулся Вьюнков.
- «Заглохни, гнида! А то мне надоест слушать твои приколы!»
- «Молись, чтобы мои приколы не тебя не удавили!» - рявкнул Вьюнков и тут же получил прикладом в лоб. Как ни странно, звук был такой, как будто ударили по пустому ведру! Странник поморщился.
- «Ну, хватит уже! Так вы его убьёте!»
- «Вряд ли!» - скептически отозвался Н.Н., - «Его череп выдержит даже удар лома!»
- «С чего вы взяли?»
- «Не так давно были на задержании беглого зека. Этот зек врезал капитану сзади по голове 12-килограммовым бетонным блоком. Сшиб, конечно, оглушил. Но Мишаня не получил даже сотрясения!»
- «Крепкий череп – чистый ум!» - произнёс Эммануил.
- «В каком смысле?» - поинтересовался я.
- «Без извилин» - кратко пояснил философ. Кажется, он начал привыкать к нашему положению узников. Семёныч продолжал дрыхнуть, причём игриво закинул ногу на соседа и нежно посвистывал во сне.
- «Тише на галёрке!» - прикрикнул Н.Н. В это время боец подключил комп и отправил диск в приёмник.
- «Странник, всего 2 слова: что там?»

- «Там бомба».
- «Что?!» - вскочил Н.Н. Боец-компьютерщик моментально отключил ноутбук. А Сергей Олегович смеялся!
- «Бомба – в переносном смысле! То, что вы увидите и услышите – сверхсенсация!»
Н.Н. вытер пот со лба, бойцы опустили оружие. Однако собрались к компьютеру кучней.
- «Николай Николаевич, может всем это слушать не стоит?» - осторожно спросил я.
- «У них и так самый высокий уровень доступа к информации. А потом я не верю, чтобы от всего этого у них закружится голова». Теперь Странник пожал плечами. В это время ожил Вьюнков. Он поднял голову, ласково улыбнулся следователю и спросил:
- «Я что-то пропустил?»
- «Нет, нет, всё только начинается!»
Экран осветился. Показалась окраина леса. На переднем плане появился человек в блестящем комбинезоне. Он что-то сказал и повернул голову влево. Тут же всю верхнюю часть экрана заполнила громада «летающей тарелки». Эммануил присвистнул. Кто-то из бойцов матюкнулся. А Семёныч во сне весело рассмеялся и полез целоваться к философу. Два бойца помогли уложить эротомана отдельно. На экране продолжалось действие. Из «тарелки» выдвинулся трап и оттуда выскочили 5 существ (людей?) в таких же комбинезонах. Они быстро исчезли в кустах. Из корабля вышел еще один «парень». Это оказался Лео. Он поднял руку в знак приветствия. Справа появился Странник. Они поздоровались чисто по земному, за руку. Неожиданно Н.Н. остановил запись.
- «Что это, Странник?»
- «Это то, что вы хотели увидеть!»
- «Это розыгрыш?»
- «Отнюдь! Этот материал я готовил для ТВ».
- «Прилёт пришельцев?»
- «Нет, их предупреждение о катастрофе 2012 года».
- «А причём тут Искатель и ваше бегство из больницы?»
- «Мы оба контактировали с инопланетянами, а Искатель вообще должен был лететь с ними».
Н.Н. пожевал губами, хмуро оглядел комнату, несколько растерянно покосился на комп и спросил с надеждой:
- «А стрелял во Владимира Николаевича кто?»
- «Загадка! Пришельцы вообще попали под обстрелы. Кто-то здесь на Земле знает о них, но нападает. Может, их с кем перепутали?» Последние слова Странника вызвали весёлую реакцию у доброй половины спецназа.
Я смотрел на Странника, закусив губу. Что он задумал? Он же сдаёт миссию! А он этого категорически не хотел! Да и реакция следователя совершенно непредсказуема! А вдруг он даст ей ход? Вокруг наших гостей и так масса нежелательного внимания. Может, у моего друга туз в рукаве?
- «Забавно!» - улыбнулся Н.Н., - «Столько лет все носились с этими пришельцами, как с писаной торбой, а всё оказалось вот так просто! Ну-с, давайте продолжим!»
Боец включил запись. Бойцы сгрудились рядом с экраном, однако давая видеть и нам. На экране опять появились Лео и Странник. Беседа между ними напоминала интервью. Начало беседы было мне знакомо. Но Н.Н. и все остальные слушали с некоторым напряжением. Когда описание Апокалипсиса, который ждал нас впереди, закончилось, Н.Н. опять остановил запись.
- «Странник, это всё шутка?»
-«Конечно, нет! А что, страшно?» С пола раздался грозный рык Эммануила:
- «Я знал, я знал! Всем вам гореть в адском огне! Господи, спасибо тебе! Наконец-то!»
Ему никто не ответил, но и пинать его не стали. Все молчали.
- «Значит, Сергей Олегович, вы хотели всех предупредить о катастрофе?»
- «Точно!»
- «А кто-то отстреливает пришельцев, да ещё тех, кто летит с ними?»
- «Верно!»
- «А как они определили, кто полетит?»
Вот здесь началось самое страшное. Нельзя было рассказывать о Галактической составляющей, о скором отбытии и базе пришельцев! Нельзя? А почему собственно? Прежде власти узнавали о пришельцах раньше обывателя. Всё скрывалось и секретилось! А сейчас знания пришли снизу. Поток просочившихся сведений не остановить! Так пусть теперь власти встанут перед раскрывшейся правдой! А мы посмотрим, что получится! Я готов был вмешаться в беседу, но вспомнил предупреждение Странника. А тот продолжал беседу с Н.Н.
- «А кто его узнает! Определили и всё! Меня попросили уговорить Искателя. Он им чем-то понравился».
- «А сами на него что не вышли?»
- «Искатель – романтик, но скептик. Землянину он поверит скорее, чем непонятно кому».
Неожиданно заговорил Вьюнков.
- «Владимир Николаевич, тебя пришельцы спасти хотели? Скажи на милость! Чем же ты так им приглянулся? Может, ты можешь оплодотворять их женщин?» Это рассмешило даже собровцев.
- «Тихо!» - вмешался Н.Н., - «Несомненно, эту информацию надо донести наверх. И вас всех спрятать за решётку. Пока. И для вашего блага».
- «Ещё чего!» - рявкнул Эммануил, - «Зверьё! Эти двое, может, и ваши пациенты. Мы-то тут причём?»
- «Теперь и вы – источники! Утечку информации надо перекрыть!»
Всё ясно: ничего не изменилось! Цензура действует! Только власть решает, что должен знать обыватель! Слуги народные всегда умнее самого народа! И от того, социализм сейчас или капитализм, ничего не зависит! Власть остается властью всегда и везде! А, значит, всегда заткнёт глотку, когда почувствует для себя опасность!
- «Ну, что, посмотрим дальше твой материал, Странник?» - предложил Н.Н. Тот в ответ только пожал плечами:
- «Там только беседа. Спецэффектов уже нет».
- «Ну, послушаем!»
Интересно, какая там информация? На экране Лео и Странник удобно расположились на скамейке.
- «Лео, хотелось бы услышать что-нибудь качественно новое для землян. Что-то такое, что мозгов прибавит, процесс убыстрит».
- «Галактическая этика запрещает напрямую передавать знания. Это основа общения рас. Представьте, что было бы, если пришельцы передали энергетическое, лучевое оружие первобытному человеку? Пусть человек будет несколько цивилизованнее, скажем житель Древн
- «Пусть это будет не оружие!»
- «Ваши власти любые знания переводят на военные рельсы. Единства на планете нет. Есть противостояния по различному признаку, по политическому, по расовому, по материальному. У вас серьёзное расслоение по уровню жизни между богатыми странами и 3 миром. Пр
- «Значит, вы ничего не передадите нам».
- «Кое-что я могу сказать. Возможно, это слишком общо, но зато фундаментально. Слушай.
Во Вселенной существует 5 основополагающих принципов.
1.Во Вселенной всё возможно: любые события, мыслимые или немыслимые.
2.Для живых и мыслящих обитателей Вселенной возможно любое проявление воли, мыслей или эмоций (сознательное или бессознательное).
3.Исходя из п.2, поведение обитателей Вселенной может привести к вседозволенности, что в свою очередь ведёт к энтропии. Энтропия – процесс, противоположный развитию, аналогичный разрушению. Любая биологическая система живёт, накапливая энергию. Энтропия – её использование, расходование. Но это и разрушение любой системы за счет расходования энергии неизмеримо больше, чем та может её накопить или запасти. Создатель впаял в «тело» Вселенной закон, противоборствующий безудержному развитию энтропии, закон, дающий нравственную оценку всем проявлениям воли обитателей Космоса (карма, закон возмездия, закон справедливости, колесо Сансары, 3 закон Ньютона и т.д.).
4.Исходя из п.1, возможны варианты реальностей, создающих угрозу для других реальностей, что в итоге ведёт к гибели, т.е. к энтропии. Например, антимир. Поэтому Создатель воздвиг барьеры между реальностями-антагонистами. Это и разная мерность (у вас, к примеру, реальность 3-мерная), временные пороги и вовсе отсутствие времени, разные физические законы, жёсткие границы между галактиками и т.д.
5.Есть реальности, являющиеся вариантами других реальностей. Отличаются разветвлением одного базового события (есть Сталин, нет Сталина; был СССР, не было СССР; Америка не оторвалась от Гондваны и т.д.) У вас их называют параллельными реальностями. Такие миры тоже отделены барьерами, но не жесткими. Они могут пересекаться. Их пересечение не обязательно ведёт к энтропии: 50% на 50%».
Лео замолчал.
- «Ого! Голова идёт кругом! В принципе, всё это нам известно. Но под таким углом! И потом… Всё возможно! У нас многие бонзы от науки, политики, да и просто богатеи и знатные люди, на многое отвечают:«Этого не может быть, потому что не может быть никогда!»
- «Мы видели это!»
- «Отчего не вмешались?»
- «Галактическая этика! «Трудно быть богом» братьев Стругацких читали? Они правильно описали ситуацию. Человечество должно само решать свои проблемы».
- «Хорошо. Продолжим. Энтропия. Почему Создатель терпит её?»
- «Во-первых, по п.1. Во-вторых, в мире, где есть энергия, энтропия неизбежна. Накапливая энергию, необходимо её тратить. Энтропия – необходимое условие существования Вселенной, возникшее вместе с ней. Представьте, что энтропия – обратная сторона накоплен
- «Одну сторону олицетворяет Создатель. А энтропию, что олицетворяет её?»
- «Имейте ввиду, что мы говорим отвлечённо. Даже о Создателе: это понятие слишком глобальное, чтобы его понять. Олицетворение энтропии – Дьявол, как вы его называете».
- «Он существует?»
- «Вполне. Однако не совсем в том виде, как вы его представляете. Это тоже понятие глобальное. И абсолютно непостижимое. Дьявол – олицетворение энтропии, её вождь и проводник».
- «И как тут выглядят понятия Добра и Зла?»
- «Всё очень близко. Условно можно считать, что Создатель и Дьявол враждуют. Повторяю, условно! И в этой борьбе, или соревновании, движется эволюция. Без такой борьбы случится застой, разложение и гибель».
- «Вся жизнь – борьба!» - процитировал Странник.
- «Верно!»
- «Хорошо, но всё это общо. Вернёмся к Homo Sapiens».
- «Или ко всем разумным обитателям Вселенной? Вас интересуют только жители Земли?»
- «В общем, меня интересует всё! Допустим, что существуют определённые правила существования живой и неживой природы, так называемые законы природы, или физические законы. Как это согласуется с вашими 5 постулатами? Или не согласуется?»
- «Понятно. Начну издалека. Вы не спросили, существует ли Создатель. Значит, вы в это верите!»
- «Безусловно».
- «Правильно. Эту фигуру мы обсуждать не будем. Но пойдём дальше. Если есть Создатель и его детище – Вселенная, то будут и отдельные Галактики и отдельные миры. Вам на Земле известно, что во Вселенной 200 миллиардов Галактик, в каждой из них 200 миллиардо
- «А на самом деле их больше?»
- «Гораздо! Вы даже себе представить не можете, насколько! Но идём дальше. Если всё это создано, значит есть и цель».
- «Вы знаете, какая?»
- «Пока только версии. Думаю, что цели Создателя мы никогда не узнаем».
- «А какие версии?»
- «Например, игра».
- «Игра?! С кем?»
- «Например, с Дьяволом. Игра сверхмасштабная, не подвластная разуму обитателей Вселенной. Создатель создаёт Жизнь, Дьявол её сворачивает. Время их не интересует, они вечны. Но если есть игра, есть и правила. Вот тут и появляются физические законы. По п.1
- «А кто их устанавливает? И для каждого мира они разные или одинаковые?»
- «Установка законов для нас загадка. Мы не знаем. Но для каждого мира они разные. Например, с антимиром законы одинаковыми быть не могут. Есть миры вообще без времени, есть миры, где обитатели существуют только в виде энергии и т.д. И по этим законам жив
- «А что насчёт познаваемости этих законов? Мы ведь не все их знаем к этому моменту?»
- «Вы затронули очень серьёзный вопрос. Вообще, познать всю Истину нельзя, ибо в противном случае ты познаешь Бога. А это не в силах сделать ни одного живое существо».
- «Но это противоречит п.1!»
- «Верно! Поэтому есть 1 аксиома в виде исключения из 5 постулатов, а именно: Создатель вечен и непознаваем! Во всём остальном верен п.1»
- «Ну, а приблизиться к Истине возможно?»
- «Приближаться можно вечно! Одно живое существо не в состоянии, но цивилизация целиком движется! Причём я открою вам тайну: человеческий мозг у вас, Homo Sapiens, таит очень много знаний. Знаний различных, в т.ч. тайных и практических. Если вскрыть их по
- «Ого! А как вскрыть эти знания?»
- «Смотри п.3. Нравственность, мораль вселенского масштаба не позволяет быстро двигаться по пути прогресса. Физические законы открываются человеку по мере его взросления. А взросление определяется уровнем духовности».
- «А что имеется в виду под взрослением?»
- «По мнению Создателя, взросление разумных существ – это лояльность ко всем живым существам, не только к себе самому, и лояльность к Природе вообще! Сколько же времени необходимо, чтобы человек Земли, алчный и эгоистичный, жестокий и трусливый, архитщесл
- «Затрудняюсь ответить!»
- «Это риторический вопрос. Но именно такой путь позволит приблизиться к тайным, пока тайным, знаниям».
- «А угроза жизни Человечеству – Апокалипсис?»
- «Видимо, в вашем мире закон кармы сработал сильно. Человечество нагрешило так, что должно понести наказание. Возможно, часть землян удастся спасти и возродить цивилизацию. Но в том виде, что есть сейчас, вы Мирозданию не нужны».
- «То есть в игре победил Дьявол?»
- «Создатель и Дьявол, Добро и Зло… Хм, не поняли вы меня. Фигурально выражаясь, Добро и Зло шепчет вам своё в каждое ухо. Но поступки делает только сам человек. Он свободен в выборе поступков, но последствия необратимы! Судьбу Человечество выбрало себе с
- «Стоп!» - гаркнул Н.Н. Боец послушно остановил видеозапись.
- «А что вам не понравилось? По поводу нравственности, наверное?» - засмеялся Эммануил.
- «Ещё раз откроешь пасть, получишь по зубам!» - прошипел Н.Н. Затем он повернулся к Страннику.
- «Сергей Олегович, хватит испытывать моё терпение. Я не знаю, зачем вы состряпали эту фальшивку, но даже моё ведомство это не заинтересует. Так, сейчас вас мои бойцы закинут в машину, и мы поедем в контору. Там профессионалы разберутся, где правда, а где
Неожиданно один из бойцов СОБРа перехватил руку Н.Н. Тот от неожиданности едва не потерял равновесие.
- «Ты, что, охренел?» - заорал Н.Н., хватаясь за кобуру. Боец вновь перехватил его руку.
- «Минуту, товарищ майор! Мои бойцы хотят дослушать запись до конца!»
- «Что?! Оборзели, дятлы! Вы из этой записи хоть слово поняли?»
Боец отпустил руку, снял маску с головы. Он оказался весьма симпатичным парнем лет 30, белокурым, голубоглазым, с мощными скулами.
- «Николай Николаевич, у всех ребят высшее образование. А у меня даже два».
- «Да вы понимаете, что я вас всех посажу!»
- «Вряд ли! Но мы хотим только одного: дослушать запись до конца!»
- «Что?! Смирно!»
- «Майор, хватит! Мы всё досмотрим, а потом будем выполнять приказы! Будешь мешать?»
Н.Н. пылал сильно, но вдруг сдулся!
- «Чёрт с вами, смотрите, пудрите себе мозги! Там ценного ничего нет, только пропаганда Добра и духовности».
- «А может нам этого и не хватает!» - тихо произнёс кто-то из бойцов. Экран снова осветился.
- «Хорошо, оставим эту печальную тему».
- «Самое интересное в нашей беседе то, что, о чём бы мы ни говорили, к теме Добра и Зла мы всё равно вернёмся».
- «Что ж, ничего не поделаешь. Продолжим. Как вы, пришельцы, относитесь к религии?»
- «К вашей религии или вообще?»
- «До понятия «вообще» мы, кажется, не доросли. Ответ: к нашей религии».
- «Понятно. На среднего человека Земли материальное очень сильно воздействует. Он всегда пытается жить лучше и лучше, любыми способами, не чураясь всякой дряни: предательства, обмана, взяток, шантажа, прямого физического воздействия».
- «Ну, это вы голливудских фильмов насмотрелись!»
- «Вы предвзяты к своей цивилизации. А мы ведём наблюдение и статистику. Я, скорее, приуменьшаю. И всё же путь к успеху среднего человека не всегда прямой».
- «И что же?»
- «А то, что даже если у человека нет дурных поступков в жизни, он мечтает о магическом, сверхъестественном воздействии на судьбу. Все надеются на найденный где-нибудь чемодан денег, неожиданно выкопанный клад, возможность читать мысли собеседника, подавл
- «Точно! И какой вывод?»
- «Таких способностей человек не получит, исходя из п.3. Слишком велики последствия! Периодически у вас появляются люди с уникальными способностями. Но где они все? История сметает их, как мусор. Хотя они оставляют определённый след в вашей жизни, материа
- «Но и сейчас есть такие люди. Я слышал, одна девушка внезапно узнала 170 языков! Кто-то видит человека насквозь, кто-то не спит десятилетиями, кто-то вообще не ест, как бы питается энергией Солнца».
- «Мы постоянно изучаем ваших феноменов. Очень интересное дело! Пункт 3 действует сейчас не совсем так, как, скажем, век назад. Вашим феноменам просто не верят и объявляют шарлатанами!»
- «А среди них, хотя бы, настоящие имеются?»
- «Да, есть, но очень мало. Если они скрывают свой дар или пускают его в ход очень редко, например, в случае угрозы для жизни, то они живут среди вас более-менее спокойно. Но если такие личности пытаются обратить на себя внимание, публично исцеляют, показ
- «За что?»
- «За несоответствие потребностей материальных, внутренней алчности и этической части человека, его совести».
- «Борьба Добра и Зла?»
- «Если хотите, то да!»
- «Но среди феноменов ведь много шарлатанов!»
- «О да! Желающих заработать на экстрасенсорных способностях растёт год от года! У кого-то и вправду есть зачатки чего-то, а кто-то просто дурит людям головы. Благо, они прекрасные психологи!»
- «А причём тут религия? Мы же с этого начали?»
- «Пока человек слабо духовен, пока червь материального точит его изнутри, только религия спасёт Человечество. Помните, как это в Евангелии: «Если у тебя есть Вера хотя бы с горчичное зерно…» Вера – вот путь к спасению!
Вера в Бога означает ещё и веру в себя самого! Потому что Бог внутри каждого из людей».
- «Вы прямо как священник! Хорошо, допустим, каким-то невероятным чудом люди по-настоящему обратились к вере, стали духовными, что тогда?»
- «Вот тогда и раскроются скрытые внутри человека способности! Ему будет многое открыто!»
- «Странно! Чем больше человек жаждет, тем меньше получает. И чем меньше он желает, так как почти свят, тем больше у него возможностей! Так?»
- «Абсолютно точно!»
- «Но зачем святому сверхвозможности?!»
- «Для сближения с Истиной и приближения к Создателю! У вас на Земле есть настоящие святые, их немного. Они живут вдали от людей, уединенно. Изредка общаются с себе подобными. Причём им не надо физически находиться друг перед другом. Общение у них ментал
- «Но это же полный эгоизм! У Человечества столько проблем: войны, голод, болезни, энергетический и прочие кризисы. И им это по фигу!»
- «Интересное предложение! Но вы правы: по фигу. Человечество породило эти проблемы, оно и должно само с ними справиться. Без посторонней помощи!»
- «Но если грядёт катастрофа 2012 года, без помощи нам не обойтись!»
- «Её не будет! Если придёт Апокалипсис, значит, пришла пора людям ответить за все грехи, перед собой, другими и самой планетой!
Запись неожиданно закончилась. Наступила тишина. Н.Н. налил коньяка и шумно, с громкими глотками, выпил.
- «Не хочется умирать, апостол коррупции?» - засмеялся Вьюнков.
К его удивлению тот не ответил. Блаженно улыбающийся во сне Семёныч, лежавший в позе бревна, прекратил улыбаться, нахмурился и громко сообщил:
- «Над центральными областями России ясно, переменная облачность, местами дожди!»
Все повернулись к нему. Белокурый командир собровцев подошёл к Семёнычу, осмотрел его и даже раскрыл веки обоих глаз. В этот момент Семёныч правой ладонью ткнул его в лоб, а левой вытащил из его кобуры пистолет. Собровец падал, а Семёныч уже стрелял в Н.Н., из железной двери вылетел дымящийся предмет. И всё исчезло!..
Сознание медленно возвращалось с гигантской головной болью. Глаза не хотели открываться. Вокруг были слышны негромкие голоса, но слов разобрать не удавалось. Вдруг кто-то легонько стукнул меня по щеке: - «Подъём!» Глаза с трудом, но открылись. Я лежал на скамейке перед 5-этажным домом. Было темно. Передо мной стоял Странник.
- «Ну как? Башка, небось, раскалывается?»
- «Есть такое!» - прохрипел я.
- «На-ка, хлебни!» - Странник протянул мне пластиковый стаканчик. Я осторожно выпил содержимое. Просто вода, холодная и вкусная.
- «Полегчало?»
- «Да», - сказал я и перешёл в сидячее положение, - «И что произошло?»
- «Прямо триллер какой-то! Шпионская драма! Семёныч-то ваньку валял!»
- «Это я понял!»
- «Он всё ждал удобного момента, а когда боец близко подошёл, уделал его».
- «Но он ещё и стрелял!»
- «Да», - замялся Странник, - «Колюне пуля прямо в лоб попала!»
- «Да ты что?!»
- «Да, один боец успел ответить и влепил пулю Семёнычу точнёхонько в глаз! А тут совпало, что нас мои ребята нашли. Когда Семёныч начал двигаться, они бросили в комнату гранату с усыпляющим газом».
- «И что?»
- «Нас с тобой Михаил, Лёва с Борисом вытащили, привели в чувство. Сейчас машина подъедет».
- «А собровцы? Вьюнков с Эммануилом?»
- «Все были в отключке. Мы вытащили Вьюнкова. Когда он всё услышал, то почему-то заплакал».
- «Семёныч его старый друг!»
- «Ах, да, забыл!»
- «Так вот, говорю ему, как теперь быть. Это же экстра-случай! Мы все в дерьме по уши! Когда я оттаскивал Н.Н.. нашёл вот это у него в кармане».
И он протянул мне мою фотографию с надписью на обороте: «Убрать!»
- «Видимо, он с радикалами связан был. Тебе повезло, Искатель! Ночь могла бы закончиться и по-другому».
Меня вырвало. Опасность перестала подавать мне знаки, она просто давила мне на желудок. Меня обдало ветерком, стало легче. Посыпал лёгкий снежок.
- «Вы меня отвезли от кафе?»
- «Конечно! Там ментов море!»
- «А что было наверху? Какие-то взрывы, крики?»
- «Н.Н. провёл операцию по нашему задержанию. Он решил, что деваться нам некуда, и бойцы кинули 2 взрывпакета и дымовую шашку в зал. От взрыва у какой-то дамы загорелись волосы, она завопила. Кто-то упал, разбил водку. От сигареты полыхнуло. Бедлам был пр
- «А откуда вы узнали?»
- «Ребята-бойцы рассказали. Вообще, они удивились, узнав, что с ними едет Н.Н. Его здорово недолюбливают!»
- «Теперь-то что об этом говорить!»
- «Мы договорились: все собровцы будут утверждать, что в комнате были только Семёныч, Эммануил и Вьюнков. Услышав взрыв, они испугались и опустились вниз. Кого ждали? Да никого! Пили. О нас никто не скажет ни слова».
- «Это точно?»
- «Точно!»
- «Их начальник, ну этот, у которого два высших образования, сказал, что они не хотят быть заложниками у начальства. С бандитами они воевать готовы, а с нами… И видеозапись их встряхнула. Парни не от газа охренели, а от вашей беседы с Лео».
- «А как они объяснят ментам про газовую атаку?»
- «Договорились, что это сам Н.Н. Он был разъярён, что никого не взяли, и ударил Семёныча. Инцидент со стрельбой пришлось оставить. А вот Н.Н., защищаясь, вроде, захотел всех усыпить. Но не успел!»
- «Всё вроде складно! А теперь надо убираться!»
Подъехал микроавтобус. Из него выскочил Михаил и направился к нам.
- «Помочь?»
- «Спасибо, я сам».
Лёва сидел за рулём, Борис рядом. Оба махнули мне рукой. Я вяло ответил. Немногословные ребята! Хотя, что я удивляюсь: они солдаты! Мы потихоньку поехали. Обогнув микрорайон, проезжали мимо злополучного кафе. А там полыхало! Почему-то в рассказе это не прозвучало. Как будто услышав мои слова, Странник сообщил:
- «Про пожар сказать просто не успел!»
Возле кафе стояли 4 милицейских «УАЗика», 2 пожарных машины, 3 «скорых помощи». Вокруг столпились десятки зевак. И это в 3 часа ночи!
- «А где Вьюнков с Эммануилом?»
- «Обоих сейчас трясут менты. Но они будут утверждать, что были одни. Да, вот ещё что: философ тебе просил передать, чтобы ты улетал из этого говёного мира! Как пожелание?»
- «Жениться бы ему и желательно на мощной крестьянке. Она бы его быстро в строй поставила! Эммануил превратился бы из воинствующего трепача в молчаливого фермера!»
- «Да ладно тебе! Помнишь, горбатого…»
- «Не соглашусь! Любовь меняет всех!»
- «Ты ещё скажи, что любовь спасёт мир!»
- «Спасёт! Мне кажется, что любовь – это испытание для человека, посланное Богом. Мы всегда от своего партнёра только требуем, а от самих отношений хотим только приятности: секс, поцелуи, объятия, полное согласие. А ведь есть и быт, общее хозяйство, совме
- «Слушай, Искатель! Прошу тебя, смени пластинку! Мы сегодня столько сами вели и слушали наставительных речей, что меня, не хуже тебя, изрядно тошнит. Лучше помолчим».
Как ни странно, мы поехали в тот посёлок, где наблюдали за базой пришельцев. Выяснилось, что Михаил с ребятами на ночь снял в одном из домов посёлка флигель.
- «Надо отдохнуть и поспать. Это главное перед боем».
Ещё через 2 минуты позвонил Лео. На этот раз Странник говорил с ним очень долго, минут 20.
- «Ну, как?»
- «Их обе группы вновь попали в засаду. На базе уже собраны все выбранные из нашего региона. Базу больше никто не покидает. Они заняли круговую оборону и включили купол силового поля. Из-за этого наблюдение за нами прекратилось. Только сейчас поле выключе
- «И?»
- «Нас ждут! Я объяснил, во что мы вляпались. Лео предложил помощь, я отказался. Сказал, что им слишком досталось, чтобы ещё нести жертвы. Договорились на 23.00 завтра. Да: он не сердится за Элейю».
- «Значит, «завтра , наконец, последний бой»?»
- «Кажется, да. Ты готов?»
- «Бессмысленно всё! Ну, захватим мы их. А дальше? Ну, выдадим властям! Они перекроют информацию, а нам рты зажмут».
- «Не зажмут! Мы ещё на «тарелке» на Красную площадь сядем!»
Я посмотрел на Странника, как на расшалившееся дитя.
- «Ох, Искатель, Искатель! Ты хоть и романтик, но, как в твоих стихах, «с изъяном». Твой изъян – отсутствие широты души».
- «То есть отсутствие масштабности поступков?»
- «Точно выражено!»
- «Масштабности у меня хватает. Только как раз этого надо опасаться!»
- «Почему же?»
- «Рикошет от них смоет за борт других людей. О них нельзя забывать!»
- «Софистика!»
- «Возможно!»
Спорить не хотелось. Тем более «Мерседес» подкатил к большому дому в посёлке. После небольших переговоров ворота отворились, и нас пустили внутрь. Микроавтобус подъехал к небольшому домику слева от 2-этажного особняка. Во флигеле имелись одна большая комната и кухня, два дивана, стол, 4 стула и 3 больших ковра на полу.
- «А туалет?» - поинтересовался я .
- «На улице. Так что не обессудьте. Зато умывальник с ванной в доме».
Минут 40 мы бегали на улицу и в ванную, подкалывая друг друга и позабыв обо всех прошедших событиях. Чуть позже все устроились на диванах по обе стороны низкого журнального столика. Запасливые ребята Странника выложили из сумок кучу закуски и выпивки. Они же быстренько всё настрогали и выложили на столе.
- «Как у Ильфа и Петрова, помните: «В Берлине обедают так поздно, что не поймёшь, что это: поздний ужин или ранний завтрак».
Часы показывали 04.00. Михаил с Лёвой решили выпить водки, Борис поддержал Странника махнуть коньячку. И только я пить отказался.
- «Что так?»
- «Выпитое в кафе в желудке не держится, а новое тем более не полезет. Чуть закусить, это можно».
Ребята чокнулись пластиковыми стаканчиками, и Странник сказал:
- «Завтра и, правда, в бой. Их надо взять тёпленькими, освободить избранных. Тут же запустить прессу. Лёва, кто примчится?»
- «НТВ и «Московский комсомолец».
- «Ого! Ну, ты и шустёр! Каких монстров заказал!»
- «Старался!»
- «Так вот. Мы не жлобы, нам всё равно, если кто-то хочет улететь с Земли. Тем более, если кого-то уводят ради спасения и с его согласия. Но если есть сомнения, что согласие есть, т.е. кого-то уводят силой, да есть сомнения, что у них благие намерения, бе
- «Гип, гип!»
- «Ура!» - радостно заорали здоровые мужики. Молчал только я. Спиртное отправлялось по назначению, заскрипела на зубах закуска.
- «Искатель, что ты не очень рад завтрашней вылазке!» - заметил Михаил, закуривая.
- «А чего радоваться! Наверняка, будут жертвы! Они же не будут молча смотреть, как вы идёте на абордаж».
- «Конечно! А что тебе жалко этих зелёненьких?»
- «Но ведь они почти как мы, а умнее и развитее намного!»
- «А вдруг они солгали тебе насчёт катастрофы 2012 года? Не задумывался? Ведь нет доказательств! А вдруг это враньё, чтобы увезти людей добровольно. Представляешь, людей не надо воровать, они с радостью сами идут, как бараны на бойню!»
- «Может быть, может быть! А как насчёт жертв?»
- «Благих дел без жертв не бывает!»
- «Неверно! Нельзя одной рукой убивать, а другой креститься!»
Странник грохнул кулаком по столу. Все вздрогнули. Тарелка с колбасой развалилась. Упала бутылка водки, и струйка потекла на пол.
- «Хватит! Обвинять в фарисействе может только безгрешный! Совесть проснулась? А может ты передумал идти завтра?»
Наступило напряжённое молчание.
- «Нет, я завтра иду. Но оружия мне не давайте. Убивать я не буду».
Краем глаза я видел, как переглянулись Лёва и Борис. Странник же пристально смотрел на меня, как будто хотел прожечь во мне дыру. Неожиданно он рассмеялся.
- «Ладно, Владимир Николаевич, не обижайся! Все мы перенервничали. Давай лучше выпьем!»
Я вздохнул глубоко, как перед прыжком:
- «А, ладно, наливай!»
Мужики загоготали, как гуси, обрадовано что-то несли:
- «Это другое дело! Молодец! Правильно!»
Только Странник озабоченно смотрел на меня, о чём-то размышляя.
- «А может, что-то скажешь?» - предложил Странник. Я задумался.
- «Давайте выпьем за то, чтобы жизнь была долгой и счастливой!»
- «Несколько банально!»
- «Я не закончил. А для этого хотелось бы, чтобы наступило и завтрашнее, и послезавтрашнее утро. Выпьем за то, чтобы все были живы!»
Пили в полном молчании. Неужели они впервые поняли, что завтрашний захват может быть и кровавым? Вряд ли, если они бывшие спецы! Может ли их напугать ещё одно приключение! Как там в песне: «Привыкли руки к топорам!» Однако, привыкнуть к убийству может только маньяк!
- «Послушайте, Искатель, а вы уверены, что готовы завтра с нами идти? Ведь без оружия там будет очень опасно?» - спросил Михаил.
- «Готов. Я же понимаю, что в качестве наживки я вам необходим».
Лёва поперхнулся яблоком, а Михаил порезал палец, очищая огурец. Что это с ними? Странник шумно выдохнул воздух через рот:
- «Владимир Николаевич, прости меня, но ты окончательно превратился в бабу! Хватит ныть! Ты просто достал всех!»
Борис крякнул, Михаил насмешливо закурил, а Лёва отошёл к окну.
- «Знаете, многоуважаемый Сергей Олегович, три дня назад вы до слёз переживали за всех: меня, себя, Избранных, судьбу Земли. Сегодня мне угрожали пистолетом, собираясь силой отвезти к Лео. Сегодня же воспылали к Лео ненавистью, собираясь даже убивать. Я п
- «Современный человек – актёр, а мир – театр. Мы играем роли, а бытие меняет декорации. Раз! – И трагедия! Два! – Комедия! Три!..»
- «…Балет!» - брякнул Михаил.
Мужики заржали, а Странник только махнул рукой.
- «Если я вас правильно понял, уважаемый Серж ибн Олег, за несколько дней ваши цели сильно изменились. Думаю, цели далеко идущие! А может, вы на «тарелке» сами хотите улететь к далёким мирам?»
Лёва с Борисом чуть со стульев не упали от смеха. Михаил только переглянулся со Странником, криво усмехаясь. Странник налил коньяка и залпом выпил.
- «Мне кажется, вы, Искатель, за всё это время слишком возгордились собой. Все с вами носятся, как с писаной торбой. Вы и посчитали себя незаменимым. Если у вас проблемы с совестью, езжайте, куда хотите. Мы справимся и без вас». Наступила тишина.
- «Без меня жертв будет больше. Я с вами».
Ребята загудели и продолжили гуляние. А я нашёл в углу огромное кресло, свернулся калачиком и мгновенно заснул.
Проснулся я ясным днём. На часах было 13.15. Ребята спали на диванах. А вот Странника видно не было. Я потянулся и огляделся. За окном всё было белым-бело. Парни храпели на 3 голоса. По бутылкам я определил, что они выпили не меньше бутылки на брата. Погуляли! Интересно, оживут к вечеру? Впрочем, эти парни способны на многое. Кошмарно захотелось кофе! Пришлось брести на кухню. К моему удивлению, там я обнаружил Странника. Он сидел перед ноутбуком. Увидев меня, он прекратил работу и захлопнул компьютер.
- «Выспались?»
- «А вы, похоже, и не ложились!»
- «Да, надо было ещё раз обдумать диспозицию, действия и т.д. Ребята облазили всё вокруг, многое засняли на видео. А я перевёл в цифру и 3-мерное изображение поле боя».
- «Значит, у нас есть план атаки?»
- «Есть!»
- «Но я всё равно наживка?»
- «К сожалению, да. От оружия вы отказались. Но бронежилет вам одеть придётся».
- «Придётся, так придётся».
Странник уже пил кофе. И тем не менее быстро перезарядил кофеварку для меня. Так же быстро он сотворил мне пару бутербродов.
- «Лопайте». На мгновение мелькнула тень бывшего товарища по несчастью!
Я весело заработал челюстями. Всё-таки утро – время позитивного подъёма!
- «Владимир Николаевич, а как вы относитесь к компьютерам?» Вчерашнее столкновение забыто?
- «Я однажды говорил вам об этом в больнице».
- «Ах, да, вспомнил! Считаете комп необходимым атрибутом современности, но, с другой стороны, считаете его средством массового зомбирования. Где-то так?»
- «Почти».
- «Вы даже что-то говорили о том, что компьютер – начало конца человечества. Что вы имели в виду?»
- «Думаю, что это ещё один путь Человечества к Апокалипсису!»
- «О чём это вы?»
- «Вы не задумывались, что, в принципе, компьютеры и человек похожи? Решение логических задач, питание, защита от вирусов, обучение или программирование. У человека свой язык программирования – ДНК. И человек, и комп стареют и зависают, сгорают и играют.
Странник поморщился:
- «Кажется, вы перестарались с фантастикой в книгах и в кино. Нравится «Терминатор»?»
- «Вы правы. Фантастикой я «наелся» вдосталь, но в душе вы со мной согласны».
- «Возможно. Но нашей жизни хватит без мыслящих компьютеров».
- «Но это, повторяю, один из вариантов Апокалипсиса. Причём очень, очень нескорый. Есть варианты гораздо более горячие».
- «Кофе понравился?» Я засмеялся.
- «Вы меня так охлаждаете?»
- «Так лучше, чем сказать что-то обидное. Вы отдохнули?»
- «Конечно! А вот вы, кажется, и не ложились».
- «Что-то не спится».
- «Волнуетесь перед боем?»
- «А вы нет?»
- «Я так вообще боюсь того, что может быть. Кровью вряд ли можно сделать кого-то счастливым».
- «Это точно! Всё Семёныч стоит перед глазами. Странный человек! И чем-то симпатичный! Зачем он стрелял? Не пойму».
- «Теперь мы это не узнаем».
На кухню заглянул Михаил.
- «Опохмеляемся?»
- «Нет, завтракаем».
- «Опохмеляются, если пьянка продолжается. Если заканчивается, то лучше позавтракать».
И он по-хозяйски загремел посудой, зажёг плиту. Вскоре Михаил, убрав следы вчерашнего, или ночного, гудения, заставил журнальный столик в гостиной кружками, тарелками с порезанной колбасой и сыром, жареным хлебом и яичницей. Завершали картину чайник с кипятком и банка кофе. Лёва и Борис встретили эту картину восторженными репликами. После шумного умывания мы опять собрались за столом. Командовал Странник.
- «Спиртного ни-ни. Никому!»
Борис хотел что-то возразить, но махнул рукой.
- «Прошу завтракать. А я посвящу всех в общий план вечерних действий».
Он развернул ко всем ноутбук и включил его. На экране возникло 3-мерное изображение базы пришельцев. Справа от ворот, снабжённых электронной системой слежения, дом охраны. Там находились 6 охранников, вооружённых различным оружием, возможно и энергетическим. Чуть дальше по дорожке – «тарелка» диаметром 20 метров и высотой 6 метров. «Тарелка» была 2-этажной с круглыми иллюминаторами. По данным Странника, в ней постоянно находилось 12 пришельцев. По косвенным данным, центр управления находился на 2 ярусе. Туда предстояло проникнуть. Слева от центральной аллеи располагался 2-этажный особняк, в котором должны находиться 9 избранных. Их предстояло освободить.
- «А люди-помощники у Лео есть?» - спросил Михаил.
- «Есть», - ответил Странник, - «Где-то человек 20».
- «Ого!» - удивился я, - «А нас только пятеро. И на что вы надеетесь?» Все заулыбались.
- «Не волнуйтесь, Искатель!» - успокоил меня Странник, - «Нас не пятеро, нас больше. Но пока это секрет. Итак, продолжим!»
Признаться, слова Странника меня напугали. Значит, у ребят есть ещё волонтёры? Значит, самая настоящая война?
- «Итак, к 23.00, созвонившись с Лео, мы подъезжаем на «Мерседесе» к воротам. Вам, Искатель, придётся выйти и показаться видеокамерам. Только после этого ворота откроются».
- «А если они разрешат войти только мне?»
- «Нет, по разговору с Лео мы должны будем забрать с собой человек 6-8 персонала с собой в город. А кроме того, надо обговорить с Лео последствия отлёта: что делать, что говорить. Значит, въезжает «Мерседес», нас будут сопровождать ещё 2 машины и ещё 2 гр
1. Избранные выведены за пределы;
2. Пришельцы обезврежены, связаны;
3. «Тарелка» в наших руках;
4. Прибыли журналисты и ведут репортаж.
Главный герой – Искатель».
Я опять почувствовал тошноту. Опасность? Естественно! Весь план – тот же бред, что сопровождал меня вчера!
- «А сейчас, ты, Михаил, отправляйся на встречу с партнёрами по атаке, переговори и скорректируй время. Лёва, проверь весь транспорт, автобус, пожарную машину и … Ну, сам знаешь! Борис, на тебе проверка оружия и всего оборудования. Вся техника не должна
Михаил, Лёва и Борис оделись и покинули дом. Мы остались со Странником вдвоём. Мне было не по себе, и я занялся уборкой посуды.
- «Послушай, Искатель, давай поговорим», - обратился ко мне Странник, - «Чёрт с ней, с посудой! Садись, хочу пообщаться!»
Я всё-таки перетащил посуду на кухню. Странник терпеливо ждал. Его покрасневшие глаза подтверждали то, что спать ему сегодня не пришлось.
- «Вам бы поспать надо, Сергей Олегович. Плохо, если усталость свалит вас прямо на деле».
- «Не беспокойтесь, я выдержу!»
- «Так о чём вы хотите поговорить?»
- «Я понимаю, за один день столько произошло, столько наворочено, столько разочарований и новостей. Вам не по себе, и вы смотрите на меня, как на врага. Прошу, не судите меня строго. Я же не совершил ничего предосудительного. Согласен, маску надел. Но я с
Я пожал плечами.
- «Конечно, я вас разочаровал. Но вы живы! Это главное!»
- «Теперь вы суёте меня в логово пришельцев, как таран, и вряд ли думаете о моей жизни!»
- «Это неправда! Если бы я знал другой путь, я бы не тащил вас с собой. Но вы же сами знаете, что официальный путь – путь в никуда! А если у нас будет результат, вся Земля всколыхнётся!»
Я промолчал.
- «Конечно, я понимаю, вы отнеслись ко мне как к другу. И знаю, как погано, когда друг неожиданно поворачивается спиной!»
Я и не думал отвечать!
- «Не молчите! Я ухаживал за вами несколько месяцев, спасал от пуль. Неужели одно это не доказывает, что я отношусь к вам, как к другу!»
- «Я очень вам благодарен за ваше милосердие. Но не называйте это дружбой! Дружба – это нечто другое!»
- «Что же?»
- «По-моему, дружба ещё сильнее любви. Любовь, как сексуальная привязанность, проходит. Не буду говорить об идеальной любви, когда людей объединяет ещё и душевная связь: это бывает очень редко. Буду говорить о том, что бывает чаще всего. Так вот, дружба о
- «Вот как! Ну, а если отбросить напыщенность, вы её видели, дружбу? Ведь если вспомнить все наши беседы, события, выводы о Добре и Зле, о неизбежной гибели человека-вируса, то придётся признать, что дружба – фантастическая отрыжка романтики. А романтика,
- «Красиво! Ручаюсь, многие поспорили бы с вами. И что?»
- «Сейчас романтика в загоне. И дружба пропала. Я в детстве зачитывался книгами «3 мушкетёра», «3 товарища» Ремарка, смотрел фильмы о дружбе. И у меня были друзья. Бежали годы. Что я читал и видел в фильмах, наяву я не встречал. Были друзья, казалось, но
- «Вам не помогли, и вы обиделись! А сами-то, конечно, никому не помогали!»
- «Смешно, но помогал. Однажды ко мне обратился бывший одноклассник с просьбой дать в долг определённую сумму, чтобы открыть дело. Я предложил, сколько смог. А он обиделся».
- «Почему?»
- «Мало дал. А нашим общим знакомым соврал, что я загнул большой процент за долг. Зато я здорово попал на дефолте 1998 года. Ко многим обращался с протянутой рукой. Все отказали. Только один честно сказал, что просто не имеет за душой ничего. Я обращался
- «А те, кого вы считали настоящими друзьями?»
- «У них были свои проблемы. Но общаться мы начали только тогда, когда я вылез из грязи».
- «Если вы не верите в дружбу, то зачем сказали, что относитесь ко мне, как к другу?»
- «Впервые, общаясь с вами, я почувствовал, что насчёт дружбы я ошибался. В вас есть что-то, что мне близко».
- «А вы уверены, что это не проявление «голубизны»?»
Странник здорово посмеялся. Не выдавливал, не лгал, смеялся от души. А перестав, заметил:
- «Уверен. Когда-нибудь мы поговорим и об этом».
- «Итак, дружба – пшик, но вы всё же ко мне испытываете что-то дружеское?»
- «Дружба не пшик! Настоящая дружба, как и настоящая любовь, существует, только очень, очень редко! Дружба и любовь – это проверка любого человека на вшивость. И, как правило, эту проверку люди не проходят! Они отстаивают своё эго, забывая о том, что «Воз
Он опустил голову.
- «А вы считаете, что вы проверку прошли?»
- «Увы! Кажется, нет! Я очень надеюсь, что наше с вами общение изменит что-то в наших судьбах, причём в лучшую сторону. А пока… Ничего случайного в жизни не бывает. Я верю в это. Может быть, я вырвусь, с вашей помощью, из круга проблем, в который сам себя
- «Это вы о чём?»
- «Сейчас уже неважно! Главное то, что будет сегодня, и сделать всё, как задумано. Думаю, то, что сегодня произойдёт, очень важно для меня. Сегодняшний вечер всё решит. Хорошо бы, чтобы всё закончилось по-человечески!»
Я глядел на Странника откровенно с недоумением. Что с тобой, товарищ по борьбе? Я многое не знаю о тебе! Ты что-то темнишь, чего-то не договариваешь. Зря! Я уверен, что мог бы помочь тебе! Но Странник уже замкнулся. Всплеск был минутным. Через пару минут Сергей Олегович стал самим собой.
- «Ну, Искатель, покажем сегодня зелёненьким, что мы не хуже их!»
Я промолчал. Теперь болтать нет никакого смысла.
- «Вы презираете меня?» - неожиданно спросил собеседник.
- «С чего бы?»
- «Не оправдал ваших надежд», - усмехнулся Странник.
- «Не прикидывайтесь идиотом: с чего бы вам оправдывать мои надежды. Вы идёте к своим целям, и зачастую чужое мнение вам ни к чему».
- «Как и другим!»
- «Вы слишком обобщаете. Не все люди одинаковы».
- «Правильно! Но за время нашего общения вы всегда поддерживали обратную мысль».
- «Какую же?»
- «Что люди настолько пропитаны материализмом, что будут за это наказаны. Страсть к наживе в любом виде сжигает людей и их планету».
- «Эту мысль поддерживал и я, и вы. Это была общая точка зрения».
- «Возможно, что я где-то переигрывал, но должен заметить, что человек не так плох».
- «Что это вы пошли на попятную? Не хочется выглядеть как все?»
- «Вы думаете, что человек – полное дерьмо, погрязшее в материальных грехах? Скажите это больным раком, ЦРБ, изувеченным в пожарах, стихийных бедствиях, войнах, матерям, похоронившим своих детей, миллионам голодающим, бедствующим от болезней в Африке».
- «Ну, вот, теперь и вы перешли к пафосу! Если нечего сказать по существу, лучше всего бичевать то, что бичуют все! Не проиграешь!»
- «Однако они-то чем виноваты?»
- «Этого мы не знаем. Пути Господни неисповедимы! Вы готовы сказать, что вас наказывать не за что, что вы идеальны с точки зрения морали, пусть не Божьей, пусть даже человеческой?»
- «Тут вы правы. Я не готов так сказать».
- «А почему вы думаете, что любой другой готов? Судят, к примеру, молодого человека за убийство. Мать страдает, рыдает, говорит всем, что он – сущий ангел. Убийство – случайность, судить строго нельзя. Его хвалят сослуживцы, друзья, подруги. Но началось с
- «Но ведь все хотели выжить?»
- «Выжить?! Жить лучше других! И за счёт других! Вот что хотела большая часть людей!»
- «А сам-то ты, чай, считаешь себя праведником?»
- «Я не праведник. И не лучше остальных. И не вещаю на площадях для всех. Я говорю вам это, потому что разговор зашёл. Могу замолчать, так как вижу, как мои слова вас раздражают». Он помолчал.
- «Если бы представители молодых каким-то образом посмотрели на наши приключения, то просто оплевались бы!»
- «Почему это?»
- «У них это называется «полный отстой». Скучно и бесполезно!»
- «Всё, что с нами произошло – скучно и бесполезно?»
- «Именно!»
- «А с точки зрения молодёжи, что же полно интереса, что зажигает?»
- «Экстрим! Адреналин в кровь и поменьше болтовни!»
- «Позвольте! В меня стреляли не раз, за нами гнались, держали в плену и т.д. Адреналина – целая река!»
- «Но сколько болтовни! Если бы в нашу историю, кроме экстрима, добавить побольше секса, танцпола, разборок, травки и алкоголя, тогда всё нормально!»
- «Вот как раз алкоголя у нас было море! Эммануил и Семёныч, Царство ему небесное, вдвоём рекорды по питию ставили. А вот остальное! Да, бедновато!»
- «Слушайте, Искатель! Может вам, когда всё это кончится, и вправду описать наши приключения? Конечно приврать где надо! Хорошая история без вранья скучна! А?»
- «Это чтобы молодёжь читала?»
- «Вот именно! Пусть знают, что экстрим есть не только у них!»
- «Вряд ли! И потом не очень-то я верю в успех сегодняшней миссии!»
- «Что так?»
- «Не знаю. Внутренний голос подсказывает. Что-то муторно и холодно в груди!»
- «Тогда выпейте! Будет весело и тепло!» Я махнул рукой.
- «Вам надо поспать. Вздремните! Не помешает. А вечером будете бодреньким!»
Странник не успел ответить: зазвонил его телефон. Звонил Лео. Разговор длился довольно долго. Причём говорил Странник на кухне. Из гостиной я не слышал ни слова, только бубнение. Минут через 10 Сергей Олегович вернулся.
- «Вам привет!»
- «От зелёненьких?»
- «Точно! Они все в сборах. 9 ваших собратьев уже готовы, остались только вы. Да, кстати, вам необходимо одеться в наряд, который соответствует отлёту».
- «Что вы имеете в виду?»
- «Лео всех избранных одевает в специальные костюмы. Вам тоже выделен, Лёва привезёт».
- «Наряд клоуна?»
- «Что вы! Приличный и даже дорогой костюм от Версаче!»
- «А если будет мал или велик?»
- «Они знают ваш размер. Всё подобрано как надо».
- «Не пойму, зачем это».
- «Представители Человечества должны выглядеть солидно!» Меня это рассмешило.
- «На убой в белой рубашке?»
Странник не успел ответить. Вошли Лёва и Борис.
- «Командир, всё выполнено. Оборудование в порядке».
- «Что-то вы быстро!»
- «Ребята уже всё сделали, пока мы спали. Всё на мази!»
- «Слава Богу!»
Ребята привезли мне чудный серый костюм-тройку и шикарный галстук. В комплект входили и мощные остроносые чёрные туфли, настолько зеркальные, что в них можно было смотреться. Мужики заставили меня примерить обновки. Всё, действительно, было в пору, и, как ни странно, очень мне шло. Все цокали языками и уверяли, что мне надо на подиум.
- «Владимир Николаевич!» - сообщил мне Странник, - «Ты солидный мужик, красавец в полном расцвете сил. Какой ты конструктор! Ты, как минимум, управляющий банком».
Я только махнул рукой. Но вынужден был признать, что дорогой наряд мне очень шёл. 2 этап примерки мне понравился меньше: под пиджак пришлось примерить пуленепробиваемый жилет. Красота исчезла, зато появилась внушительность: я потолстел. И это очень насмешило публику.
- «Нормально», - резюмировал Михаил, - «Танцевать там не придётся».
На том и порешили. Начались сумерки. Ноябрь! С темнотой пришли сомнения. В голову лезли разные, в основном, дурные мысли. На этот раз я их прогнал. Надоело! Перед глазами только стояло грустное лицо Веры и озорная мордаха сына. Если эта авантюра закончится плохо, они недолго будут грустить обо мне! Мало ли что было в прошлом! Для всех важней настоящее, и в особенности будущее! Я для них – прошлое! До нападения оставалось ещё много времени. Каждый развлекался по-своему. Странник сидел за ноутбуком. Фанат! Михаил и Лёва смотрели телевизор и весело гоготали. Борис играл в компьютерную игру на мобильном. А я сочинял стихи. Очнулся от процесса, когда меня окликнул Странник.
- «Муза нагрянула?» Я не ответил.
- «Но удачно? Почитайте, если выдали что-то на-гора!»
Я подумал и стал читать.
Тишина. Только шепчется ветер с листвой, и вопрос мой опять без ответа.
Всё ушло, но осталось незримо со мной эта грусть уходящего лета.
Я гляжу и пытаюсь понять, почему за рожденьем идёт умиранье.
К разговору со мной приглашаю луну, чуть циничным стихом подкрепляя желанье.
А луна почему-то не хочет смотреть на уставшее море людское.
Целый день все пытались чего-то успеть, к темноте осознав: всё пустое!
Ты, луна, поддержи, ты же свет! Пусть, конечно, слегка мрачноватый.
Дай надежду на то, чтобы нынешний бред улетучился с утром куда-то.
Но не слышит светило. Откликнись, луна! Мы же брошены, мы одиноки!!!
Мы реальные ночью в объятиях сна, ну, а днём – в оболочке порока!
Оболочку порвём! Пусть рассеется тьма! Пусть друг к другу протянутся руки!
Пусть надежда на рай ненадёжна весьма, прекратим эти адские муки!
Хватит выть по ночам, хватит душу топтать! Обратись к закоулкам сознанья!
Ты пойми, Человек, ты же можешь летать! Расшифруй залежалое знанье!
Материальное сбрось, хватить бытом болеть! Заполняй сердце солнечным светом!
Ты поверь, чтоб парить, надо лишь захотеть! И лети, и лети за рассветом!
Я поднял голову. Вокруг стояли остальные. Все молчали.
- «Что, плохо?»
Лео с Борисом отошли, не сказав ни слова. Михаил задумчиво курил. Странник сел напротив.
- «Не буду говорить о художественных особенностях ваших стихов: не знаток. Одно скажу: стихи любые, и эти ваши тоже, капают на остатки совести в человеке. А совесть – это связь с Богом, это та нить, что человека возвращает к морали. Для них (он кивнул на
- «Они настолько потеряны?»
- «Они многое видели, многое пережили. Да, убивали, да, были жестоки. Но они остались людьми. Ту работу, что они делали, должен кто-то делать. Судьбе было угодно, что это были они. Стихи их, как бы это поэтичнее, ранят, что ли!»
- «Им стыдно за свою жизнь?»
- «Нет, конечно! Просто вместе с романтикой приходят сомнения и раздумья».
- «Но это же хорошо!»
- «Для многих очень плохо. Чем чаще человек думает, тем больше понимает черноту своих поступков. Поэтому в современном мире сомнения и раздумья, а значит и романтика, не в чести! Вы пережиток, Искатель!»
- «К сожалению, в прошлое я отправиться не могу!»
- «Зачем? В настоящем всем места хватит!»
- «Только его ещё найти надо! Наверное, среди вас я лишний!»
Странник пожал плечами. Парни, тем временем, вновь устроились у ТВ, настроившись на «Комеди Клаб». Через пару минут они опять уморительно смеялись. Странник пошёл на кухню. Я отправился за ним.
- «Не любите эту передачу?» - улыбнулся Странник.
- «Если честно, нет».
- «Что так? Это гламурно и креативно!»
- «Вот именно! Корм для обывателя!»
- «Ну, уж, для обывателя! У них там и высокие гости бывают!»
- «Значит, те же обыватели! Вы сомневаетесь, что, например, министр может быть обывателем?»
- «В общем, нет. Хотя, всё зависит от того, кого вы считаете обывателем!»
- «Интересно! А вы?»
- «Ну, обыватель – эдакий тупой, ограниченный человек. Интересы его весьма узки: еда, деньги, диван, ТВ, тишина и спокойствие».
- «Возможно! Хотя, это то, о чём мечтают практически все люди на Земле. Видите, вы тоже не очень жалуете Человечество!»
- «Вы меня заговорили окончательно, Искатель. Только что я своей рукой подписал приговор почти всем, в том числе и себе. Но это смешно: есть большинство – обыватели, материалисты, приземлённые; есть явное меньшинство – романтики, поэты, святые, одухотвор
- «Видимо, нет. Мы все должны жить вместе, а, значит, ассимиляция всех этих черт неизбежна. А, значит, Добро и Зло есть во всех, правда, в разных пропорциях».
- «Опять 25! Куда ни кинь: Добро и Зло! Каин и Авель! Бог и Дьявол! Свет и Тень!»
- «Человек свободен в выборе! Как сейчас говорят: свобода – это и есть возможность выбора!».
- «Может, это и плохо!»
- «Разве?!»
Странник промолчал, вновь включив ноутбук.
- «Опять стратегия?»
- «Нет, просто поиграю во что-нибудь».
- «А я пойду, вздремну».
- «Это верно: вам надо отдохнуть».
Я опять прилёг на диван и мгновенно заснул. Мне опять снился странный сон: Странник с Элейей друг против друга на боксёрском ринге, поодаль Семёныч с огнетушителем и на роликах, Эммануил с Лео, танцующие вальс, Н.Н в католической рясе, дирижирующий оркестром и прочая, и прочая ересь!..
… Очнулся я от лёгкого толчка. Надо мной стоял Михаил:
- «Пора, Искатель!»
На часах было 22.00. Все уже были одеты, ждали меня. Я облачился в дорогие наряды перед зеркалом шкафа. Лёва даже прищёлкнул языком. И было от чего! Костюм мне очень шёл! Из зеркала на меня смотрел молодой мужчина в элегантном дорогом костюме, чуть седоватый и с аристократической грустинкой в глазах. Странник почему-то печально вздохнул.
- «Ну, что ж, ещё раз пройдёмся по плану».
Сев за стол, мы пробежались по намеченным действиям. Вроде, вопросов не оставалось.
- «Все уверены, что им ничего не мешает. Болезни, сомнения, иные причины?»
Странник придирчиво оглядел всех нас. Сейчас наш шеф был собран, суров и напряжён. На лбу проявились морщинки. Ты всё же немолод, собрат мой по событиям! Все четверо облачились в спецназовские комбинезоны со множеством карманов, с ножами, пистолетами и автоматами. Прямо боевик какой-то! Внизу живота опять шевельнулось, ушедшее было, чувство опасности! Поздно! Мы на передовой!
- «Искатель?»
- «Я в порядке!»
- «Уверены?»

- «Да, уверен!»
- «Хорошо! Все по местам!»
Мы вышли из дома в полную темноту. Только в соседнем особняке горело одно окно.
- «Нас не испугаются хозяева?»
- «Все спят! Ворота закроются автоматически!»
- «Загадка! Или…»
В «Мерседесе» свет тоже не зажигали. В полной темноте и тишине мы выехали за ворота. Лёва за рулём сидел с прибором ночного видения. Ехать-то всего метров 500, а также предосторожности! Двигались мы еле-еле, скорость не превышала 30 км/час. Но нас же ждут! Что-то не стыковалось, но не задавать же вопросы! Вскоре мы остановились. Странник склонился ко мне и шепнул:
- «Я буду звонить Лео, вы тоже скажите пару слов».
Я кивнул. Однако говорить мне ничего не пришлось. Лео просто сообщил, что нас ждут, и охрана предупреждена.
Метров за 50 Лёва включил фары и лихо подкатил к массивным воротам. На верхотуре (6 метров!) заворочались видеокамеры. Мы остановились. Странник вышел из автобуса и приблизился к воротам. Раздался щелчок, и грубый мужской голос произнёс: «Что вам надо!»
- «Вы что, не узнали нас? Ну, беда!»
За стеной помолчали и сообщили:
- «Всем выйти из машины!»
Мы повиновались. Как только я подошёл ближе, в динамике чертыхнулись, и ворота медленно стали раздвигаться. Странник шепнул мне:
- «Мы въедем, а ты входи пешком. К тебе подойдут 2 охранника. Пошуми на них, что, мол, спите на работе».
Я оторопело покосился в ответ, но собеседник уже сидел в машине. Площадку перед караулкой освещал фонарь. За воротами стояли 2 охранника, один с собакой. Овчарка рвалась с поводка. Мы ей не понравились. Один бросился ко мне: «Прошу прощения, сразу не узнали! Да и дату приезда всё время меняли…» Неожиданно для себя я завопил, как резаный:
- «Зажрались тут на вольных хлебах, спите, как свиньи!»
Бедный служивый аж зажмурился! Это, судя по всему, человек. За мной «Мерседес» медленно въехал на территорию. Собака совсем ополоумела! И тут из автобуса вышли Лёва с Борисом. В руках они держали странное оружие. Приглядевшись, я понял, что это арбалеты. Только охрана соображала с трудом. Доли секунды, 2 бесшумных выстрела, и охранники легли на заснеженную землю. Секунду спустя успокоилась и собака. А со мной очутился Странник с пистолетом с длинным стволом. Глушитель!
- «Ещё не передумал насчёт оружия?» - по-прежнему шёпотом спросил он. Я только отрицательно покачал головой. В НЛО не светилось ни одного огня. В доме – только три на 2 этаже.
- «Что дальше?»
- «Ждём сигнала!»
В это время в доме на первом этаже трижды мигнул свет в одной из комнат.
- «Это всё!»
- «Сигнализация и связь отключены. Ты с Лёвой и Борисом в НЛО. Они знают, что делать. Поможешь им».
Я хотел было ответить, но увидел, как над воротами появилась пожарная лестница с внешней стороны. Лестница выдвинулась на несколько метров внутрь двора, и с неё посыпались один за другим 6 бойцов в защитных комбинезонах с оружием. Они молча побежали за Странником к дому. Удивляться было некогда. До НЛО было 10 метров. Я шепнул Лёве: «Ни мало нас?» Тот усмехнулся: «Нормально. Да и не ждут нас». А кругом стояла тишина! Только шум поднявшегося ветра нарушал её. Подумать только, 10 человек напали на базу инопланетян! Да они проснутся и порубят нас лазерами! «Тарелка» выглядела солидно! Но и мрачно одновременно. Ни одного освещённого окна! А где охрана? Но как только мы поднялись по трапу к основанию 1 этажа, возле двери вспыхнул экран. С него на нас смотрел молодой человек в форме:
- «Мы ждали вас. С прибытием! А это кто?» Он показал на моих спутников. На мгновение, смутившись, я ответил:
- «Это родственники. Беспокоятся за меня».
- «Родственники?» - с сомнением спросил охранник.
- «Конечно. Открывайте!»
Парень на экране пожал плечами, но что-то нажал сбоку от себя. Дверь стала отъезжать в сторону. Нашим глазам предстал широкий круглый вестибюль, и два охранника, вышедшие откуда-то сбоку. Увидев в руках Лёвы и Бориса арбалеты, они попытались вытащить пистолеты из кобуры, но упали, поражённые дротиками.
- «Вы убили их?» - прохрипел я. Голос меня не слушался. Парни перешагнули через упавших с улыбкой:
- «Да будет тебе, это сонные дротики! Зачем же убивать потенциальных свидетелей!» Верно!
- «А теперь куда?» - спросил я.
- «Сейчас в рубку управления, там ещё есть охрана. Пока мы их уберём, группа Странника своё дело сделает. Запустим ТВ, и в эфир!»
Мне почему-то стало страшно! По коридору влево вверх вела винтовая лестница. Мы бегом взлетели на 2 этаж и оказались в широком коридоре, отделанном металлом. Справа располагалась широкая дверь.
- «Там!» - кивнул Лёва. Я распахнул дверь настежь и вошёл.
Это была не рубка. Это скорее напоминало большую столовую, богато отделанную шелками и коврами. На стенах висели дорогие картины. Посредине располагался длинный стол. Я повернулся к парням:
- «Вы ошиблись!» Оба широко улыбались, и в руках у них были автоматы.
- «Мы не ошибаемся!» Пока я собирал мозги в кучу, события продолжали энергично развиваться. И что бы ни задумали Лёва с Борисом, у них это не получилось. Из ниши в левой стене выскочили несколько парней с оружием и вмиг уложили моих спутников! А я… Меня
- «Искатель! Привет! Мы вовремя проиграли битву за спасение Человечества. А ты уходи! Теперь это не твоя битва. Ты был прав: Зло победило. И я плачy за это».
Он замолчал, говорить ему было тяжело. А я даже не знал, что делать.
- «Может помощь привести?» - брякнул я сорвавшимся голосом, - «Как тебе помочь?»
- «Не кричи! Уже не поможешь», - прохрипел он. Левой рукой он полез в боковой карман и достал компьютерный диск в упаковке и с пятнами крови.
- «Это тебе. Ты всё поймёшь».
Я взял диск, трясясь то ли от страха, то ли от бессилия. Странник улыбнулся, но вдруг страшно дёрнулся и застыл с открытыми глазами. А сверху на лестнице появился новый персонаж. Он был как две капли похож на меня: и внешне, и костюмом. Только в руках он держал пистолет с длинным дулом, и вид у него был совершенно угрожающий. И Странник на этот раз уже не мог меня спасти! Раздался выстрел…

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Огонь всегда притягивал меня. Вот и сейчас пламя от горящих поленьев просто завораживало. Спасибо тебе, майор, ты славно перестроил печку под камин! За пару дней до моего освобождения он получил назначение на Урал, искал меня, но, естественно, не нашёл, съехал, отдав ключи соседям. Майор вообще оказался молодцом: утеплил стены, обустроил чердак, провёл Интернет. Конечно, затраты учёл в оплате, снизив её за последние 4 месяца, впрочем, как мы и договаривались. Но я был очень доволен развитием событий! Я дома и живой! А месяц назад всё было не так радужно. Очнулся я в больнице под присмотром милиции. Пуля ударила в бронежилет (Спасибо тебе, Странник!), но точно напротив предыдущей раны! Удар был такой силы, что я был без сознания 3 часа. В результате открылась старая рана. И меня опять латали! Голова у меня работала еле-еле, я с трудом понимал, что происходит. Гостей в моей палате было хоть отбавляй! Всех интересовало наше нападение. А я лепетал что-то об инопланетянах и катастрофе 2012 года! Врачи решили, что у меня слегка поехала крыша, и на пару дней отменили все визиты. Однако одному следователю я разрешил допросить себя: он показался мне посмышлёней остальных. Собственно, я не ошибся. Капитан Серебровский терпеливо пробирался через бурелом чуши (с его очки зрения!), что я нёс, и в конце концов разобрался. Через 3 недели моего пребывания в больнице он пришёл ко мне с ноутбуком.
- «Сегодня я вас обрадую и огорчу одновременно, Владимир Николаевич!»
- «Меня выписывают, но сажают лет на 10?»
Следователь рассмеялся:
- «Вас действительно скоро выпишут, но вы ошиблись. Обрадую тем, что с вас сняты все обвинения по этому делу. А огорчу тем, что вы встретитесь со своим старым другом».
- «Странник жив?» - напрягся я.
- «К сожалению, нет. Он получил смертельные ранения, и вы видели его смерть. Но тот диск, что он передал вам, практически вас оправдал. Мы думаем, что Странник сделал это намеренно. Он, видимо, не верил в успех своего мероприятия. И, записав этот диск, сд
После ухода следователя я некоторое время размышлял. Отдельные моменты прошлого стали проясняться, но многое до сих пор было непонятно. А что гадать? Ставлю диск и смотрю! Я вздрогнул, когда на меня с экрана внимательно посмотрел Странник. Несомненно, он это записывал в ночь перед нападением.
- «Владимир Николаевич, если ты смотришь этот диск, значит, я мёртв. Пусть это звучит банально, во многих фильмах подобное событие – обычное дело. Но я решил, что только так мне и надо сделать».
Странник вытащил откуда-то снизу бутылку водки и налил в стакан грамм 100!
- «Раз я мёртв, помяну сам себя. И ты меня не забывай, Искатель!»
Он замолчал, вылил в рот водку, закусил солёным огурцом и опустил голову.
- «Извини. Не люблю водку. Но пивом не поминают. Так вот. Решил я покаяться перед тобой. И совесть заела, да и шансов у нас почти никаких. Ты думаешь, мы за Землю-матушку рубаху на груди рвём? Как бы не так!»
Он горько усмехнулся.
- «Всё гораздо банальнее. Но я постараюсь рассказать всё по порядку. Кратко о себе. Когда-то я воевал в Афганистане, чудом остался жив. Тогда-то и пристрастился к эзотерике. Одно время даже увлёкся буддизмом. Представляешь, одни афганцы спивались, другие
Странник замолчал и опять налил водки. Странно, утром я не чувствовал запаха.
- «В феврале этого года мне позвонил Лёня Пригода, мой бывший ученик. Он уволился из ФСБ и работал в охране известного олигарха Тарбанько. Ты аполитичен, иначе бы наша задумка развалилась бы в самом начале. Но я недаром изучал тебя так долго. Так вот, Лён
Странник хотел было ещё налить водки, но передумал.
- «Мне Лёня предложил совместно разработать план и грабануть хозяина. Представляешь? Первое, что я сказал ему тогда: нет. Но тот посоветовал подумать и предложил встретиться через неделю. Я согласился. На следующей встрече Лёня огорошил меня интересным с
Перед глазами сразу же возникла лестница в доме олигарха, лежащий Странник, и стреляющий в меня мой двойник.
- «И даже тогда я отказался. Криминал меня не привлекал. Мы расстались с Лёней. И не виделись пару месяцев. За это время кое-что изменилось в моей жизни. Поэтому когда Лёня позвонил мне в мае, я пошёл на контакт. И даже начал разрабатывать план нападения
Странник всё же налил водки и медленно выпил.
- «Удивлён, небось? Водка, в принципе, не мой конёк. Просто ситуация такая. Впрочем, далее. Ещё одна загадка: кто же в тебя стрелял? Как тебе вопросик?»
Странник весело рассмеялся, но тут же взял себя в руки.
- «Не весело это, ты прав. А эти таинственные киллеры имеют те же ноги, что и Леонид сотоварищи. На одной из пьянок поддатый Михаил проговорился про двойника хозяина. Трое подчинённых Лёни решили его шантажировать, угрожая всё раскрыть. Лёня ответил угроз
Он опять замолчал, несколько минут молча смотрел куда-то в сторону.
- «Что-то вспомнил твой маленький опус про зиму. Помнишь, ты мне читал в больнице?»
Я помнил.
И водка выпита до дна, и далеко ещё до лета.
Туманом утреннего сна слегка дымилась сигарета…
Заря кровавая несёт дыханье близкого мороза,
Снежинок бархатный полёт. А в вазе засыхает роза…

- «Это так пронизано невероятной усталостью и хандрой! Это мне очень близко! Ладно, хватит лирических отступлений! Я продолжаю. К моменту твоей выписки всё было практически готово к штурму. Оставалось тебя психологически добить и вывезти на базу. Но вновь
Опять водка. Странник чокнулся с экраном и выпил. На этот раз плотно закусил. Интересно!
- «Из истории твоих болезней – да, да! Я и в больницу проник! – мы узнали о весьма сильном действии на тебя обезболивающего: мощные галлюцинации в первые 30 минут и последующий глубокий обморок. Всё остальное было делом техники плюс наркотик в кофе. И ты
Я был очень рад за них. Действительно, картина и впрямь получалась забавной!
- «Звонок Вьюнкова застал меня врасплох. От Лео известий нет, а тут предложение что-то им известное обсудить. Я поддался. Был, конечно, риск, но нас страховали. На всякий случай я тот диск взял. Оказалось, правильно сделал.
Вот, почти всё. Остались только две вещи. Первое. Мы планировали вооружённый грабёж, ты понимаешь. В 4 км отсюда есть заброшенный аэродром. Там нас ждал зафрактованный ЯК-4 на 4 человек с грузом для полёта в Мурманск. А там в скалах прячется удивительное создание Лёни: небольшая подводная лодка на 4 человек. И отплытие в Голландию или Швецию. Куда, неважно. Говорю: на 4 человек. Знаешь, кто эти четверо? Я, Лёня, Мишаня и ещё кое-кто. А это уже второе. Четвёртым членом экипажа должна быть Элейя, а точнее Елена. Это дочь Мишани, актриса ТЮЗа. Однако накануне нападения она отказалась уезжать. Я посчитал это плохим признаком и решил сделать тебе послание. Короче, не верю я во всё это мероприятие. Ощущение смерти бродит рядом и мешает сосредоточиться!» Он рассмеялся.
- «Только одно радует: можно расслабиться!»
И он прямо из горлышка выдул последние грамм 150 из 700-граммовой бутылки!
- «А теперь прощай! Для меня это в прямом смысле. То есть прошу у тебя прощения: втянул я тебя в эту афёру из-за жажды денег. И признаюсь, почему. Я уверен, что катастрофа 2012 года неизбежна. А потому не хочу больше жить в этой стране. Душно! Доживу своё
обогащения в миллиарды раз страшнее и опаснее. Внутри каждого человека сидит Добро и Зло, Рай и Ад. И у каждого человека есть выбор. Стремление ко Злу, к обогащению и власти каждый из нас оправдывает стремлением выжить, но, по большому счёту, за счёт других. Знаешь ответ, когда спрашивают: «Как жизнь?» Ответ:
- «Как в курятнике: каждый хочет забраться повыше и обосрать нижнего». Это горькая правда! Мы так живём! От добрых чувств друг к другу в застойные времена, пусть даже и привитых идеологией, почти ничего не осталось! Да, видимо, доброту, может, и насильно
- «Прости, сорвался! Жаль, водку всю выпил. Строго говоря, не верю я в успех этого мероприятия, но биться буду до конца. А ты живи, Искатель, за себя и за меня! Что касается катастрофы 2012 года, то она неизбежна! Неизбежна, потому что мы превысили наличи
Я потёр виски. Что это там за фокусы в день рождения? Фокус был один, я его помнил. Но почему?.. Спустя секунду я всё понял. Я вытащил диск из ноутбука и повернул его к себе тыльной стороной. Ну, конечно же! Однажды Странник показал мне, как двухсторонний диск сделать односторонним, чтобы что-то скрыть от посторонних глаз. Всё просто: надо сделать из тонкой бумаги рубашку на диск (с отверстием!) и приклеить на вторую записанную сторону на мыло. Мыло застывает, а диск становится с одной поверхностью. Только нельзя допустить, чтобы на него попала вода. Я осторожно намочил рубашку и тихонько снял её. Я оказался прав: на обороте была запись. Это послание Странник утаил от спецслужб. Зачем? Диск опять отправился в ноутбук. Та же комната, тот же Странник.
- «Если ты это смотришь, значит, всё понял. Надеюсь, менты обмануты. Ибо всё, что я скажу, не для них. Я очень рискую, пойдя на эту афёру. Однако ты должен кое-что знать сверх сказанного. Помнишь, мы как-то говорили о лжи? Ложь – тоже грех. И ложь тоже сп
Он взял пустую бутылку из-под водки.
- «Ну, например, водка. Ты видел, что я её пил, но не пьянел. И утром перегара не было. Небольшая ложь! Я пил воду, обычную минералку без газа. А вот тебе большая ложь! Какая к чертям подводная лодка! Небось, сейчас все шхеры Кольского полуострова кишмя
Я усмехнулся. Толково!
- «Впрочем, если ты это смотришь, то, значит, живой. Дай-то Бог!
4 место предназначалось не Элейе, а моей подруге Насте. Удивлён? Да, около года я встречаюсь с девушкой на 20 лет моложе меня. Только не называй меня старым ловеласом, Казановой и прочими кличками. Однажды, как ты помнишь, я пришёл в больницу не в себе, небритый и т.д. У меня была размолвка с Настей. Мне казалось, что сойду с ума. Ты знаешь, сколько мне лет. И я не наивный мальчик. И многое повидал и пережил! А тут рассопливелся как пацан! Если не возражаешь, я расскажу поподробнее. Год назад я уже работал в охране на стоянке, а метрах в 25 от входа стоит павильон «Овощи-фрукты». И как-то заходит к нам хозяин этого павильона, он паркуется у нас. Говорит, мол, работаем до 22.00, а вечером темно, и часто какая-то братва заходит, пугает девчонок. Он поинтересовался, не подежурим ли мы и у них за приемлемую плату. Мы со сменщиком согласились. И с 17.00 до 22.00 мы по очереди, как и на стоянке, стали дежурить у них. А там неплохие выручки, хотя продавцов всего двое. Вместе с нами к ним в магазин во вторую смену пришли новенькие девчонки, взамен уволенных за недостачу. Обеим по 24 года, подружки с детства. Одна плотненькая, кругленькая, Маша. Другая, крашеная блондинка, красивая девушка с классной фигурой, но вульгарно накрашенная, Настя. Обе не замужем, несколько лет работают в торговле, последние полгода на рынке, но с наступлением холодов решили уйти в тепло. Я с ними сразу наладил контакт. Мы вместе курили, травили анекдоты, как-то выпивали после закрытия магазина. Девчонки были симпатичные, и у меня появилась мысль переспать с Машей. Да и она, собственно, была не против. Настя тоже оказывала мне знаки внимания, стреляла глазками, но я боюсь красивых. Поэтому продолжал обхаживать Машу, пару раз прихватывал её в подсобке. Однако Настя как-то неожиданно заняла моё внимание. Однажды я погадал ей о её жизни. По её реакции оказалось, что почти во всём я прав, даже в несколько чёрных страницах её жизни. Неожиданно я увидел в её глазах заинтересованность, странную для нашей разницы в возрасте. Всё бы ничего, если бы через пару смен я не отказался от работы. Причины были веские: появился солидный приработок на другой стоянке. В последний день моей работы Настя подошла ко мне со слезами на глазах и протягивает мне записку. В ней было написано: «Милый Странник! Если ты уйдёшь, я покончу с собой. Не уходи!» Конечно, я рассмеялся. А она бросилась мне на шею и разрыдалась. В результате я отказался от левого заработка и остался. Зато, опять же по инициативе Насти, мы стали задерживаться после работы в павильоне, закрывая его после смены. Сначала это были посиделки с пивом и вином. А спустя неделю я не выдержал и полез целоваться после выпитой бутылки вина. К моему удивлению, Настя не противилась, более того, поцелуй закончился бурным проявлением сексуального влечения. А проще говоря, мы несколько часов занимались любовью, пытаясь найти удобное положение. Наконец, мы поняли, что лучше всего это получается на табуретке. Ты не поверишь, но за 2 недели невероятных любовных игр мы расшатали и практически развалили 3 табуретки! Это было волшебно! Красивая девушка, красивое бельё, нежность, эмоции! Голова кругом!»
Он замолчал, внимательно посмотрел на экран, т.е. прямо на меня. Я даже на секунду забыл, что это уже было в прошлом.
- «Я не знаю, что ты думаешь об этом. Я имею в виду секс между мной и молодой красивой девушкой. Не удивлюсь, если ты в некотором замешательстве, если не сказать большего. Может, горит лицо? Возмущение распирает изнутри? Тебе не хочется, чтобы так продолж
- «Зачем? У тебя кто-то есть?»
- «Нет, и мне с тобой очень хорошо. Но…»
- «Что?» - не на шутку испугалась Настя.
- «Пойми меня правильно. Через 2-3 месяца ты очнёшься от иллюзий, да и родители помогут, друзья нажмут, соседи добъют. Скажут тебе, что ты круглая дура, раз свою молодость отдала мужчине в годах. А тебе ещё рожать! Любить надо ровесника, молодого парня! О
Настя остановилась и отвернулась. Я подошёл и заглянул ей в лицо. Огромные голубые глаза, и потоки слёз! Она плакала , не плача! И вдруг она обняла меня за шею и горячо зашептала в ухо, вздрагивая от всхлипов:
- «Не бросай меня, я умру без тебя! Ты нужен мне, нужен!!! Ну, а если что, ну, придумаем что-нибудь! Сейчас всяких виагр тьма-тьмущая! Только не уходи-и-и!» Она рыдала у меня на груди, а я думал о том, что ребёнок просто хочет игрушку. Я вздохнул, поцелов
- «А что будет со мной, когда ты проснёшься?» Настя вытерла слёзы ладонью и совершенно серьёзно ответила:
- «Это будет нескоро!»
- «Ну, тогда договорились!»
Девочка отпустила меня, отошла на шаг и не менее серьёзно сообщила:
- «Чтобы ты понял, насколько это для меня серьёзно, с сегодняшнего дня я бросаю курить».
Я только прыснул. Конечно, курить она не бросила. Однако свела алкоголь к минимуму, до бутылки пива по субботам, помирилась с родителями и даже вернулась домой. Отец на радостях бросил пить, да и мать ожила. Настя жила дома на рабочей неделе, я встречал её с работы вечером, провожал до дома, а на свободной неделе она жила у меня. Мы ходили в кино, в парк, загорали, пили пиво и любили. Со мной давно такого не было, поверь, Искатель! Каждый день от 4 до 10 раз, и всё в радость! Настя похудела, похорошела. С ней по улице нельзя было пройти. Мужики смотрели на неё с высунутыми языками, машины гудели. А она заливалась звонким, заливистым смехом. И становилась ещё красивее! Иногда мы не встречались: то моя работа, то её подруги, та же Маша, то поездки в деревню и родственникам. Тогда я страдал. Я неожиданно заметил, что влюбился по уши! А эти разлуки рассматривал, как преграду. А вдруг с кем познакомится, а вдруг мозги промоют, а вдруг отвыкнет! А вдруг, а вдруг, а вдруг! В глубине души я понимал, что конец неизбежен, но теперь я был собственником. Я ревновал и бесился. Даже гуляя с ней, я чувствовал, как в девочке просыпается интерес к другим мужчинам. Я понимал, что её чувство ко мне превращается в привычку, а привычка – увы! - преодолима! Постепенно страсть Насти ко мне стала угасать, а отношения двигались по инерции. Потом, спустя какое-то время, я узнал, что мои прогнозы сбываются: и друзья, и соседи, и родители обрушились на мою подругу с благородным гневом: он же старик, а ты!.. Очнись! И она стала просыпаться. В тот вечер, когда я пришёл в больницу небритый, помните, вы спросили:
- «Шерше ля фам?» Я едва не раскрылся. (Я помнил) В тот день она была у меня, и мы в первый раз поссорились. Сначала всё было нормально. Но к обеду я собрался в магазин и спросил Настю:
- «Принести что-нибудь вкусненького?»
- «Мне всё равно!» Она всё ещё лежала в постели в рубашке. Я заметил, что пепельница у кровати битком набита окурками. И я решил пошутить:
- «Для бросившего курить ты слишком много куришь!» К моему удивлению, она промолчала.
- «Что-то не так?» Молчание, и следующая сигарета.
- «Настя, не понимаю!» Неожиданно она криком прервала меня:
- «Уходи!» Я разделся.
- «Что случилось?» Она молчала.
- «Ты, наконец, поняла, что я стар для тебя». Молчание.
- «У тебя кто-то появился?» Пауза. Тихое «нет».
- «Но вакансий, видимо, много?» Молчание.
- «Я люблю тебя!» В ответ неожиданный крик:
- «А толку?!»
Я медленно оделся и вышел. В магазин ходил на автомате, что делал, не помню. В голове стоял фоновый шум, и не одной мысли. Также на автомате я приготовил обед. Мне это было не в лом, хотя мы часто готовили вместе. За столом мы сидели, как пришибленные, молча и не глядя друг на друга. Наконец, девушка не выдержала, взяла мою руку в свою и приложила к щеке:
- «Прости, я виновата!»
Потом подошла ко мне, села на колени и спрятала голову на груди. Так мы просидели полчаса. Наконец, не выдержал я:
- «Это всё?»
- «Что «всё»?»
- «Наши отношения!»
- «Не знаю!»
- «Как это?»
- «Не мучь меня, я сама не понимаю!»
- «А о каком толке ты говорила?» Молчание, только нервное вращение ложки в руках.
- «Это о деньгах?»
- «Ты сам пойми, мы почти год вместе. Мне платят 12 тысяч в магазине. Родители, правда, ничего не жалеют. Но я хочу самостоятельности, семьи, детей, своего дома».
- «Давай поженимся. Я тоже хочу детей. А квартира у меня есть».
- «Но ты тоже получаешь не более 15 тысяч! А я не хочу бедной жизни! Почему у других есть машина, престижная работа, а у меня нет? Я не хуже других!»
- «Понятно! Я уйду на старую работу, 30-40 тысяч получать смогу».
- «А я? Обо мне ты подумал?! Сам недавно сказал, что я ещё буду молодой и красивой, а ты уйдёшь на пенсию. И зачем мне всё это?!» Я опустил голову. Чужая агитация достигла цели. Я пропал. Однако я не сдавался.
- «Но у многих немолодых олигархов молодые жёны!»
- «Но ты же не олигарх!»
- «Вот в чём дело!» Я медленно оделся и вышел. На пороге я оглянулся и увидел огромные голубые глаза, наполненные слезами». Странник замолчал.
- «Как тебе история, Искатель? Правда, забавная? Я так понимаю, что ты догадался насчёт моих действий. Ты прав, я решил разбогатеть. И тогда я согласился с предложением Лени окончательно. Когда я сказал Насте, что скоро разбогатею, и мы уедем в Бразилию,
- «Это номер багажной ячейки на вокзале с паролем, там ты найдёшь ключ от моей квартиры. Вот адрес. Тем же ключом откроешь сейф в стене под ковром. Там 75000 долларов. Живи сам и береги Настю!»
Он отвернулся.
- «Ты прав, что-то в глаз попало». Он повернулся к экрану.
- «Мы все погрязли во лжи. Сдаётся мне, Владимир Николаевич, и ты не так прост, как кажешься. Как минимум, ты догадался, что история с инопланетянами – лажа, как максимум (он замолчал), даже предположить боюсь. Впрочем, это мои нервные размышления. Повтор
Я продолжаю вспоминать этот сеанс практически каждый день. Конечно же, обратную сторону диска я отформатировал и опять заклеил. Корявая защита, да теперь мне былоабсолютно всё равно!За прошедший месяц много воды утекло. А ощущение того, что Странник где-то рядом, не проходило. Он был чертовски умён, а до конца разгадать головоломку не смог. Ты многого не знал, мой несостоявшийся дружище!
За 2 месяца до памятной встречи у динозавра я возвращался домой с работы. Внезапно из переулка вылетел чёрный «мерс» и, запрыгнув на тротуар, перегородил мне дорогу. Я человек неробкий, но и у меня сердце ёкнуло. Из машины выскочили два мощных амбала в длинном пальто и направились ко мне.
- «Ты Искатель?»
- «В каком смысле?»
- «Не умничай!» Тут из кабины вышел четвёртый участник событий. Смешно, но он был похож на меня, как зеркальное отражение, только одет, как «денди лондонский».
- «Ребята, отдохните, а мы с Владимиром Николаевичем чуть пройдёмся. Не возражаете?»
- «А у меня есть выбор?»
- «Верно! Впрочем, вы можете отказаться. И я исчезну из вашей жизни. Но вам интересно! Правда?»
Он был прав. Я загорелся.
- «Видите ли, милейший Владимир Николаевич!» - начал он, взяв меня под руку, и направил меня по переулку прочь от моего дома, - «Всё дело в нашем сходстве!» Я оглянулся назад. «Мерс» медленно следовал за нами.
- «А сходство, скажу я вам, удивительное! Даже крупная родинка на правом плече – один к одному! Я уже подумывал о генетической экспертизе: не украли ли вас, уважаемый Искатель, от моей матери в роддоме? Потом, правда, успокоился. Согласитесь, на хрена оли
- «Не трудитесь, я знаю, кто вы!»
Тарбанько Виктор Алексеевич, собственной персоной, миллиардер и совершенно закрытый человек, шёл сейчас со мной под руку по грязноватому переулку и мило вёл беседу. В Интернете я прочитал, что паппараци гоняются за его фото похлеще, чем за снимками инопланетян. А сам Виктор Алексеевич тщательно скрывается от внимания, как светского, так и делового. Ходили слухи, что на совете директоров он присутствует за экраном, используя только звуковую связь, и что в совете в лицо его знают только двое. Брехня, наверное! А вот то, что мы очень похожи, я узнал несколько дней назад. Я случайно прорвался на странный сайт в Интернете, где увидел пресквернейшее фото Тарбанько. Но и этого хватило понять, что мы двойники!
- «Однако, друг мой!» - удивился олигарх, - «Меня в лицо мало кто знает! А вы даже не сомневались! Мило! Не удивлюсь, если мы впрямь родственники. Впрочем, к делу это не имеет никакого отношения».
- «К делу? Какое же дело у столь высокого человека ко мне, скромному инженеру?»
- «Не скромничайте, Владимир Николаевич, вы умны, осторожны, в меру азартны. Правда, пудрите мозги одной молодой, весьма красивой даме».
Я остановился и угрюмо взглянул на собеседника. Тот смотрел на меня серьёзно и внимательно, только в уголках глазах пряталась усмешка. Серьёзный противник!
- «Вы следили за мной?»
- «Боже упаси! Сорока на хвосте принесла!»
- «Надеюсь, эта сорока – не ЦРУ, не ФБР, не МИ-6 и т.д.?»
- «А почему вы не упомянули ФСБ?»
- «Думаю, что ФСБ не будет работать на опального олигарха!» Он с интересом покосился на меня.
- «Браво! Рад, что не ошибся в вас! Что касается дела, оно у меня к вам, безусловно, есть!»
- «Тогда нам не о чем разговаривать!» - решительно рявкнул я и развернулся к дому. Из «мерса» выскочили давешние громилы, но Тарбанько остановил их.
- «Подождите, господин Макеев. Вы не узнали сути дела, а уже торопитесь распрощаться! Ну, какой же вы Искатель! Прямо Обрубатель какой-то!» Я остановился:
- «Вы хотите предложить мне работу?»
- «В некотором смысле. Тут в двух кварталах хороший ресторан. Давайте поедем, посидим, и я введу вас в курс дела. Поверьте, дело стоящее».
Я колебался. Мне было известно, что величина дохода личности обратно пропорциональна величине её совести и прямо пропорциональна величине коварства. Поэтому лучше было уйти, но… А вдруг и вправду удачу за хвост можно поймать! В машине олигарх, не таясь, наклеил усы, бородку, а на златокудрый парик нацепил тюбетейку.
- «Как?» - спросил он меня.
- «Чучело!» - не удержался я. Тарбанько весьма заразительно засмеялся.
- «Люблю откровенность! Спасибо! Значит, на вас я уже не похож?»
- «Ясное дело».
В ресторане, закрывшись в VIP-кабинке и включив какой-то хитрый прибор (от прослущки, пояснил олигарх),
Виктор Алексеевич посвятил меня в премудрости своего дела. Признаюсь, поначалу оно меня напугало. Оказывается, его шеф службы безопасности, трое его подчинённых и их друзья собрались его ограбить. Узнал олигарх об этом случайно, получив сигнал от осведомителя, что его жена ему неверна. Да с кем! С его же «безопасником»! Наладив слежку и прослушку, он многое узнал. Заодно убедился, что как профессионал, его шеф безопасности есть ноль. Слежки не замечал, на свиданиях был безалаберен, неосторожен в телефонных разговорах и т.д. А тучи над головой самого Тарбанько сгущались очень серьёзно.
Друзья-враги олигархи нашли серьёзную причину, чтобы сдать его по полной программе, как Ходорковского. И история с безопасником могла иметь другое направление, снюхайся он с противником. И Виктор Алексеевич ударил: заснял бурную встречу любовников на видео. Тарбанько тут же по брачному контракту получил развод, так как жена была уличена в долговременной измене.
- «Бедная Лина! От такого удара она вскрыла себе вены и умерла в больнице. Представляете? Но мне что-то не очень её жаль!»
- «Вы настолько жестоки?»
- «Только не делайте вид, что вы ученик Матери Терезы. На моём месте вы были бы не более гуманны».
Я пожал плечами. Пока до сути дела мы еще не дошли, надо помалкивать. Виктор Алексеевич продолжил свой рассказ. После похорон жены он собрался судить шефа безопасности. Тот упал перед хозяином на колени, вымаливая прощение. Странно, но Тарбанько его пощадил и даже оставил на работе.
- «Странно, вы говорите? Нет, мой друг, всё целенаправленно! Леонид Смолин, ветеран спецслужб, должен был сыграть роль живца. Впрочем, всё по порядку!»
Отдав почти за бесценок крупное предприятие, Тарбанько отсрочил расправу за собой. И вот тут он получил сведения об ограблении. Оказывается, главным действующим лицом заговора был его двойник, то есть я.
- «И что вы хотите от меня?» - осторожно поинтересовался я .
- «Хорошей актёрской игры», - с улыбкой ответил олигарх.
- «А точнее?» - настаивал я.
- «Идите им навстречу, идите на контакт. Ваше участие в их подготовке даёт мне козырь: я всё буду знать об их планах».
- «И как же это?»
- «Мы подвесим вам видеокамеру и микрофон».
- «А если вам понадобиться что-то мне сообщить, или наоборот?»
- «Не проблема! Возле вас всегда будет мой человек. И вы до связи об этом не будете догадываться. В нужный момент он вступит с вами в контакт».
- «Хм, прямо триллер какой-то!»
- «Возможно. Так вы согласны?»
- «Я должен подумать. Тем более, что я не понимаю, зачем мне всё это?»
Тарбанько выдернул салфетку из-под шеи, наклонился ко мне и перешёл на шёпот:
- «Если вы приведёте эту группу ко мне в пасть, вас ждёт чек на 100000 долларов». Я вздрогнул.
- «Не понимаю. Такая ломовая сумма за актёрскую игру?» Он откинулся в кресле.
- «Ну, думаю, что это будет нелёгкая прогулка. И очень опасная! Мне кажется, что вам придётся рискнуть как минимум здоровьем!»
- «А максимум?»
- «Не будем заходить так далеко. Вот вам сотовый с моим телефоном. Пользуйтесь им только для связи со мной и не с кем более».
- «Вы думаете, я согласился?»
В ответ последовал театрально удивлённый взгляд. А затем он рассказал о действующих лицах пьесы. Странник, Лео, Михаил, Лёва, Борис – все они стали мне знакомы и визуально, и психологически. Я узнал о доме в форме НЛО, о заманухе в стиле фэнтэзи на тему инопланетян, катастрофе 2012 года и попытке спасти пришельцами избранных. Теперь заливался хохотом я, да так, что чуть со стула не упал. Олигарх с совершенно серьёзным видом ждал, когда я успокоюсь. А когда я отсмеялся, то задал мучавший меня вопрос:
- «А что же в этом балагане опасного?»
- «Опасны несколько вещей. Первое. Если команда Лео узнает, что вы крот, за вашу жизнь я не дам и гроша».
Я кивнул.
- «Второе. Если вы не согласитесь сотрудничать с ними, смотри первое». Я опять кивнул.
- «Третье. Возможно, у группы Лео есть конкурент. И они захотели вас, как бы это сказать, отбить, что ли!»
- «И что?» Он пожал плечами.
- «Ну, я не знаю!»
- «Так. Полное впечатление, что вы планируете мою смерть. А, значит, могли бы посулить мне и миллион».
Тарбанько рассмеялся.
- «Вы мне нравитесь всё больше и больше».
Вальяжным движением он достал из бокового кармана 2 пачки 100-долларовых купюр.
- «Это аванс. Как понимаю, вам есть куда его тратить».
- «Опять намёки? – прищурился я.
- «Нет. Это прямой ответ. Потому что это четвёртое».
- «В смысле?»
- «Ваша девушка Настя живёт со Странником». Я поперхнулся. Краска медленно заливала мне лицо. Хотя я отчаянно этого не хотел. Да, мне было известно, что Настя замужем. Она говорила, что муж старый и нудный. Поэтому мы встречались в стиле «экстрим». Я «во
- «Нет!» - сказал я твёрдо и протянул Тарбанько обе пачки денег. Тот смотрел на меня внимательно, вытянув губы в трубочку, не замечая баксы.
- «Послушайте, Искатель, вся наша жизнь сплошная ложь и рискованная игра. Уровень риска пропорционален уровню материального успеха. Ваша Настя спит с двумя мужиками сразу. Вы это и раньше знали. Зато получив деньги, вы купите себе девчонку намного шикарне
Я кинул деньги на стол и, повернувшись, вышел из кабинета. Как только я оказался на улице, зазвонил телефон олигарха.
- «Знаете, Искатель, я вас понимаю. Но вы не дослушали меня. Есть ещё и пятое».
Я повернул обратно. Виктор Алексеевич сидел в той же позе и всё также серьёзен. Если бы он улыбался, я бы ушёл и не вернулся. Но он был весьма серьёзен.
- «И что же пятое?» - спросил я.
- «В процессе операции вы сможете убрать Странника, и вам ничего за это не будет».
- «Как это?»
- «Вам будут пудрить мозги, что вы избранный землянин, и что вам надо улетать с Земли. Какой ещё будет бред, я не знаю, но общий итог сведётся к тому, что вы будете во главе прорыва на мою базу, изображая меня. Вас, наверняка, снабдят оружием и оденут бро
Я сел в кресло и налил себе вина. Тарбанько внимательно наблюдал за мной.
- «Значит, твёрдого и определённого сценария нет?»
- «Нет!»
- «И развитие событий может быть каким угодно?»
- «Точно!»
- «Но у меня средства связи и ваш человек на связи?»
- «Угу!»
- «А как же Настя?»
- «Это серьёзный вопрос. Скажите ей, что уезжаете в командировку на 2-3 месяца. Если дело усложнится, позвоните потом, успокойте. Но встречаться с ней опасно».
- «Это ещё почему?»- угрюмо спросил я.
- «За вами будут следить. Будут изучать каждый ваш шаг. Наверняка, будут прослушивать телефон. Вы должны быть чисты как ангел и соответствовать категории Избранного».
Потом я хохотал, хохотал долго, до тех пор, пока слёзы закапали…
Дальше всё полетело перед глазами, как кинолента в ускоренном режиме. Была жаркая ночь прощания с Настей, её ненасытная страсть, слёзы расставания, боль, которую я чувствовал. Правда, я не удержался от едкого упрёка:
- «Брось, старикан-муж тебя быстро успокоит!»
Девушка медленно отодвинулась, встала с постели и закурила, как была нагишом.
- «Кто я для тебя?» - тихо спросила она.
- «А кто я для тебя?!» - с вызовом крикнул я.
- «Я люблю тебя», - вновь тихо произнесла Настя.
- «Тогда уходи от него, вас же ничего не связывает!»
- «Ты не понимаешь. Я нужна ему. Без меня он пропадёт».
- «Понятно. Хорошая вывеска. А под ней ты спишь с двумя мужиками и с обоих тянешь деньги!»
Она бросилась ко мне, била меня кулачками, рыдала и ревела одновременно. Я не останавливал её. Успокоившись, она молча оделась и ушла. Может, так лучше? Оставшись один, я нажрался, как сивый мерин, и прогулял работу. Насте я решил не звонить.
Для меня начался странный отрезок времени. Я перестал жить своей жизнью и стал примерять наряды ангела. Честно говоря, это было тяжело. Я практически не пил, практически бросил курить, много читал, много работал, переводил старушек через дорогу, защищал граждан от мелких хулиганов и пьяниц. А через пару недель после начала вхождения в роль Избранного я заметил слежку. Поначалу это выглядело, как мимолётное ощущение взгляда на спине и затылке. Потом я стал замечать и ребят в толпе. Обычно их было двое. Я узнал их: Странник и Михаил. Они были мастерами своего дела, лихо меняли наряды, классно прятались за прохожими и естественными преградами. Если бы я не был предупреждён, точно не обратил бы внимание. Попыток уйти от слежки никогда не делал. А в середине лета зазвонил мобильный олигарха. Незнакомый голос сообщил мне:
- «Искатель, слушайте внимательно! В ближайшие дни с вами пойдут на контакт. Больше гуляйте, изображайте зеваку. Контактировать будет Странник. Поэтому будьте паинькой. Мы рядом».
И пошло… Играть оказалось тяжело. И ранение никто не планировал. Как я это вытерпел, до сих пор понять не могу. И Страннику я в самом деле благодарен, когда его ребята шлёпнули киллера. Даже Тарбанько развёл руками, мол, понятия не имел о покушении. Но ведь о конкурентах-то предупреждал! Пожелав мне скорейшего выздоровления, он отметил, что гонорар я отрабатываю не зря. Слава Богу, я удержался от комментариев! В больнице пошли серые дни, где мы со Странником упражнялись в актёрском искусстве и изящной словесности. Меня, помимо нездоровья, мучила ещё и неизвестно откуда взявшаяся ревность. Когда я уводил Настю из дома, я вообще не думал о муже. А тут боли мои удвоились, едва я представлял, что в моё отсутствие девочка отчаянно любит моего лжедруга! Пару раз она звонила мне. Хорошо, что я был один. Звонок я сбрасывал. Зато, попав в больницу, выяснил интересную вещь. Умница-врач, оказывается, был человеком Тарбанько, а точнее его связником. Именно он передал Страннику, что менты меня решили запереть на базе защиты свидетелей. Олигарху совсем не хотелось живца отдавать спецслужбам. Естественно, Странник подготовил операцию захвата. А врач перед моей отправкой выдал мне рубашку с видеокамерой в пуговице и микрофоном в воротнике. Семёныч тоже оказался человеком Тарбанько, причём очень верным человеком. Чтобы вывести меня из-под удара, он даже пошёл на смерть, устраняя самого опасного в той ситуации. Я был на его могиле и долго сидел там на лавочке, недоумевая, нужно ли было в той ситуации идти на смерть. Людям трудно понять друг друга, если вообще возможно. Чем ближе был финал, тем больше у меня сдавали нервы. Я едва не сорвался на приёме у Семёныча, причём дважды, но обстоятельства спасали меня. А на базе за городом сюрпризом оказалось, что и Михаил был засланцем олигарха. Крепко же Виктор Алексеевич держал всех за горло! Собственно, зачем ему я, если он мог вся и всех распахать, потом ментов и судей подмазать, и всё высший класс! Прямо перед операцией, когда я одевал свой костюм с жилетом, а Михаил помогал мне, я покряхтел от тяжести одёжки. Миша с готовностью брякнул:
- «Да сними ты эту тяжесть! Я же прикрою, если что!»
Я снял, но походив немного, понял, что очень рискую. И вновь одел бронежилет! Как оказалось, был прав. Михаил меня подставил. Тарбанько стрелял в меня над трупом Странника, полагая, что я без жилета. Когда я очнулся в больнице, моей первой мыслью было: «Зачем?» Не верю, что олигарх 100000$ пожалел! Как оказалось, мертвы были все: Странник, Михаил, Лёва, Борис, Лео, а также 6 друзей Странника из другой охранной группы. Выжил только я. Судя по всему, это олигарх не планировал. Зато сколько шума было в прессе! Одни заголовки чего стоят! «Конкуренты не сломили мятежного олигарха и послали взвод киллеров!» «Недоказанная вина смывается кровью!» «Мы знаем, кому выгодно вторжение!» И даже «Выживший в бою достоин президентского кресла!» На 4 день после того, как я пришёл в себя, в палату заявился сам олигарх. Его мордовороты перекрыли вход в палату, а Виктор свет Алексеевич по-хозяйски расположился за столом в центре палаты, не забыв включить свой хитрый приборчик. Пару минут мы сверлили друг друга глазами. В бой первым вступил мой оппонент.
- «Я держу слово, ведь задание выполнено» На стол лёг «дипломат» , который он открыл и показал мне. 10 пачек по 10000 баксов удобно расположились внутри.
- «Наверное, жаба душит?»
- «С чего бы?»
- «Ну, я живой!»
- «Да, Мишаня оказался наивнее тебя. Но дважды я снаряды в одну воронку не посылаю. Видно, сам Господь не хочет твоей смерти».
- «Мило! Только Господь Бог выше олигарха Тарбанько!»
Он уже знакомым образом вытянул губы в трубочку.
- «Не зарывайся, Искатель! Ты неожиданно можешь подавиться едой, захлебнуться водой, поскользнуться на мокром кафеле и разбить голову насмерть».
- «Это угроза?»
- «Скорее дружеское предупреждение. Что касается самой операции, а точнее её итогов, результаты превзошли все ожидания. Я уже получил ряд выгодных предложений и на финансовом поприще, и на политической арене. Поэтому сегодня я добрый. Вот ещё подарок!»
Он положил ключи от машины на чемодан с деньгами.
- «Это BMW X4, в знак благодарности». Я молчал.
- «Понимаю, что обида ещё кипит в вашей крови. Но ведь всё хорошо закончилось!»
- «А как же погибшие? Совесть не мучит?»
- «Что?! Совесть?! Это кто же тут о совести заговорил?? На операцию ты пошёл, чтобы Странника убрать, прекрасно знал, что убьют всех. Ради денег и девчонки ты своих ближних сам в землю закопал! И теперь меня стыдишь?!» Я молчал.
- «А может тебе деньги и машина не нужны вовсе?» Я молчал.
- «Так я возьму обратно!» Я не обронил ни слова. Собеседник с трудом взял себя в руки.
- «Так вот, не строй из себя праведника. Слишком ты в роль вошёл. А приглядишься: тот же Иуда, только вид в профиль!»
- «Герой нашего времени», - неожиданно сказал я.
- «Что?»
- «Вы Герой нашего времени!»
- «Вы что же, мне льстите?»
- «Да нет, констатирую факт! Раньше Героями тех времён были Онегин, Печорин, Чацкий. И знаете, почему? Конечно, знаете! Ведь у вас советское, мощное образование! Не то, что у нынешних выпускников! Но я напомню. Героями нашего времени тех времён были самые
Вы, современные олигархи, оказались самыми умными людьми. Вы ведь одурачили всю страну, разграбив её до нитки! Большинство людей ничегошеньки не понимали, боялись за свою жизнь и жизнь своих детей. Они верили всему, чем вы их пичкали: пирамиды, фонды, ваучеры, банки на час и лживая реклама. В отличие от тех, из 19 века, вместо совести у вас куча денег, высосанных из карманов сограждан и родной земли! Но вы выше всех! Все вас ненавидят, бояться, но очень хотят с вами дружить! Вы Герои нашего времени!»
Вновь губы трубочкой.
- «Не пойму, чего вы хотите, Владимир Николаевич! Дело сделано, вы своё получили сполна. Да, там, в коридоре сквозь моих мальчиков прорывается красавица Настя. 200% успеха! Или вы мне завидуете? Вы, Негерой нашего времени!» Я опустил голову. А олигарх пр
- «Вы тешите свою совесть. Вы такой же, как все, но более тщеславны. Вы готовы на всё ради успеха, но тут же строите из себя мученика. Эдакий совестливый Каин! Жаль, если такие. как вы, будут сильно размножаться. Одной рукой вы будете убивать, другую прот
Виктор Алексеевич ухмыльнулся. А я решил ответить:
- «Вы знаете, мне поначалу показалось, что вы презираете меня. Но в вашем голосе я почему-то почувствовал уважение». Он пожал плечами.
- «Может быть, может быть! Возможно, мы, Герои и Негерои нашего времени, во многом похожи и должны контактировать!»
- «Ещё бы! Кто же вам будет выполнять изощрённые задания, как не мы! Вы на одном полюсе, мы на другом! Посередине все остальные». Опять губы трубочкой.
- «Может, вы и правы, Искатель! В подтверждение ваших слов можно вспомнить о тех, кто в этой истории ушёл от нас. Все они не входили ни в вашу, ни в мою категорию. А вот мы живы!»
- «Звучит как-то цинично!»
- «Зато, правда! Ладно, пойду! Засиделся я. Да и ваша Настя, кажется, скоро уроет моих бойцов».
Из коридора всё громче были слышны девичья брань весьма жёсткого характера.
- «Хорошо бы нам не пересекаться, Искатель! Но если что…»
- «Если не возражаете, один вопрос напоследок!»
-«Валяйте!»
-«Зачем вы стреляли в меня? Это не логично! Это же было дело ребят Странника!»
- «Верно мыслишь, Искатель! Только прямо перед штурмом Странник приказал Михаилу тебя не убивать. Я подтвердил Мишке своё согласие, чтобы сделать это самому. Ну, остальное ты уже знаешь!»
Скрипнули зубы, думаю, что не его. Он вышел, а вслед, раскрасневшаяся и гневная, как мегера, вбежала Настя.
- «Кто это? Что это за быки? Козлы полные!»
Я улыбнулся. Это была моя Настя! Красивая, ласковая, энергичная, как пороховая бочка. И такая же двойная, как и я! Она что-то жарко шептала, целовала меня через слово. А я знал, что если рядом появится кто-то моложе и богаче, моя песенка спета.
- «Ты совсем не слушаешь меня!» - рассердилась девушка, - «Я тут заливаюсь соловьём, облизываю его, как кот сметану, а он…»
- «Открой чемодан на столе!» - оборвал я.
Она открыла. И оглушительно взвизгнув, кинулась ко мне на шею, едва не сломав кровать и едва не проломив мне грудную клетку.
- «Они наши?»
- «Наши!»
- «Этот бульдог в кашемире принёс?»
- «Он».
- «А за что?»
- «Ты, наверняка, знаешь!»
- «Ну, слышала что-то. Мол, ты его драгоценную жизнь спас. Едва сам не погиб».
- «Почти».
- «И он не забыл твой горячий подвиг!»
- «Почему горячий?»
- «Ну, не знаю! От пуль?» Вдруг её озорное выражение сползло с лица.
- «Что такое?»
- «Меня сегодня вызывали в ФСБ!»
- «Неужели?»
- «Да. Какой-то мордатый полковник с огромным пузом вручил мне уведомление о смерти Странника Сергея Олеговича. Говорит, вы, как жена, и т.д. Не жена, говорю, подруга. Что ж, говорит, гражданская жена. Спрашиваю, как это произошло. Он, мол, погиб смертью
Она замолчала и заплакала. Я гладил её по голове и шептал:
- «Что поделать, его уже не вернёшь. Ты любила его?» Она подняла голову, вытерла слёзы:
- «Не знаю. Он хороший был, добрый. Доброта, наверно, самое неправильное, что в нём было. От такого количества доброты человека, все окружающие начинают его ненавидеть. И его хочется переделать, сделать, как все». И она опять заплакала.
- «Успокойся, мы поставим ему памятник. А потом уедем на карнавал в Бразилию!»
- «Правда?!» Миг, и слёзы высохли! Прекрасные голубые глаза опять сияют! И вновь безоблачное небо! И вновь любовь и счастье!
Настя переехала ко мне, мы были счастливы. Памятник Страннику мы отгрохали на славу: он стоял возле обломка скалы в камуфляже, держа на вытянутой руке голубя. Настя проплакала целый день, и я никак не мог её успокоить. А утром она мне сказала, что видела сон, в котором я ножом зарезал Странника. О, Господи! После этого она несколько изменилась, стала меньше веселиться. Так как Настя уже несколько месяцев не работала, у неё появилось много свободного времени. Она много общалась с семьёй, друзьями. Мы бывали во многих злачных местах. А тут как отрезало! Она сидела дома, забравшись в кресло с ногами , обняв колени. И молчала. Мне показалось, что она стала побаиваться меня. Ещё через несколько дней мы улетели с ней в Бразилию. Первые два дня мы много пили и веселились. А на третий Настя исчезла. Я искал её два дня и, наконец, нашёл. В той же гостинице, двумя этажами повыше, в постели у молодого, красивого, богатого американца. Парень неплохо говорил по-русски и с улыбкой объяснил мне, что девушка решила поменять «папика». Я не возражал, только попросил немного поговорить с ней наедине. Янки пожал плечами и пропустил меня в номер. Впрочем, он тоже остался. Настя сидела в кресле в шикарном халате, растрёпанная, не накрашенная, с бутылкой виски и со следами двухсуточной пьянки на лице. Но всё равно красивая, зараза! Вместо приветствия она сделала гигантский глоток из бутылки, после чего её и так огромные глаза расширились до размеров блюдца.
- «Стыдить будешь? Я тебя больше не люблю!» - буркнула девушка.
- «А любила? Бабки ты любишь, да себя, родную! Хотя мне наплевать. Я пришёл тебе сказать, что через 4 дня мы улетаем, и твой паспорт у меня. Не забывай! Дойную корову ты нашла, но без документов ты ничто». Я повернулся и вышел. Парень хотел что-то сказать
- «Поехали?»
За всю дорогу мы не сказали друг другу ни слова. Да и о чём говорить! Не о том ли, что взятые в доме Странника 75000$ я передал вдове Семёныча? Она бы не поняла. Или о том, что я забрал у неё кредитную карту «MasterCard» на 10000$ вместе с ключами от «BMW»? А зачем? Всё это ей уже не понадобится.
Последние дни я сидел дома у камина. Прихлёбывал пиво и ничего не делал. На работе я оформил отпуск без оплаты на полгода. Коллеги шумно обсудили это за пятью бутылками коньяка (за мой счёт), дружно хлопали меня по плечу, понимающе подмигивали. Как же, как же, олигарха спас! Вера часто звонила и неделю назад предложила пообедать. Я вежливо отказался. Зато передал сыну ту самую карту «MasterCard». Парень дико веселился, и направо, и налево рекламировал предка, «закрывшего грудью одного из хозяев России». Мои ставки росли, а ставки отчима-культуриста дико падали. А недавно круто нажрались с весёлым врачом из больницы. Тот, еле ворочая языком, сообщил:
- «Камрад Вольдамур, вы симпатичный человек и очень удачливый. Но несчастный. Это потому, что вы внутри не такой. Другой. У, какой страшный! Даже говорить боюсь!»
Вчера я заглянул в кафе Семёныча. Там уже хозяйничал его былой товарищ Эммануил. Увидев меня, он побледнел, и отступил на шаг.
- «Призрака увидели, философ?»
- «Почти…», - еле выговорил он. Правда, тут же взял себя в руки и крикнул:
- «Игорь, коньячку и закуски! Ну, там сам сообразишь!» Через пару минут мы уже сидели за столом с Эммануилом, как в старые добрые времена! Только мой собеседник почему-то был напряжён и с трудом скрывал, как дрожат его руки.
- «Что с руками?»
- «Сам не пойму! Как увидел вас, так…»
- «Давай выпьем, глядишь перестанут дрожать».
Философ, к моему удивлению, налил маленькую рюмку.
- «А что это за доза?»
- «Мне хватит, я на работе».
- «Я смотрю, ты полностью восстановил порядок после штурма?» Он пожал плечами:
- «Да, пришлось».
- «Ладно, не мнись! Что-то хочешь спросить? Спрашивай!»
Он помолчал и, наконец, решился:
- «Слушай, Искатель, а как ты остался жив? Я и за упокой души твоей молебен заказал!»
- «А кто тебе вообще сказал, что я…» Эммануил замялся, но всё же ответил:
- «Вьюнков через 2 дня после наших посиделок позвонил. Он вообще был напуган. Говорит, всё засекретили, все материалы отобрали. Его и ребят, что тебя в больнице упустили, ФСБшники допрашивали. Раненого вообще куда-то увезли. Когда Вьюнков поинтересовался,
- «Что с тобой, дружище? Как-то ты размяк!» Он вытер слёзы рукавом и неожиданно сообщил:
- «Странника жалко. Кажется, я хреновый психолог, и здорово ошибся. Стоящий он мужик! А вот ты мутный!»
- «Странно, что ты поменял своё мнение!»
- «Сам не пойму, но совесть покоя не даёт! Совсем недавно у тебя глаза были наивными. А сейчас, как у хищника! Слушай, а может ты какой-нибудь агент, вроде того 007? Одно скажу, актёр ты великий! Даже меня обманул! Не знаю, что произошло у олигарха. Но у
- «А ты знаешь, что именно Странник разработал всю операцию, прикрыв инопланетянами банальный грабёж? И по его сценарию меня должны были грохнуть в самом конце?»
- «Возможно! Только, кажется, что ты заранее обо всём узнал, и грохнул его первым!»
- «Я его не убивал!»
- «Конечно, нет! Ты его банально подставил! А мог бы спасти!»
Я встал и направился к выходу. Он кричал мне во след, но я не обернулся.
- «Ты гораздо умнее всех нас. Но и гораздо опаснее! Ты долго будешь водить всех за нос. Но, в конце концов, все тебя прочитают. И ты останешься один! А без аудитории ты почти мертвец. Героя из тебя не получилось!»
Я вздрогнул и обернулся. Эммануил смотрел на меня со страхом и болью. Хорошо, что он больше ничего не сказал.
Я долго раздумывал, что же произошло. Почему около меня образовался вакуум? Никто не лучше меня или Тарбанько! Всё дело в зависти! Добро и Зло в любом человеке сильно мутировало. Абсолютных понятий уже нет. Добро с вкраплениями жадности, жестокости, тщеславия, извращений! Зло с областями милосердия, привязанности к семье и детям, уступок в любви и дружбе, элементами благородства! А соединяет их в Человеке зависть! Герои нашего времени завидуют обычным людям и Негероям, завидуют простоте их жизни, меньшему количеству проблем, риска и ответственности, меньшему количеству страха за имущество и социальное положение. Негерои завидуют Героям за то, что они господа, завидуют обычным людям за гораздо меньшую внутреннюю агрессию, за семейное тепло, за дружбу, которых у них самих практически нет. Обычные люди завидуют всем: и за большие материальные блага, за более высокое социальное положение, за большие права, за размытые обязанности, за большую свободу, за более дорогую машину, за более красивое платье, за лучшую жену, за более оборотистого мужа, за… За всё! Пока все считали меня добрым, меня все любили, т.к. добряк означает слабый. И ему не надо завидовать! Если я добрый, я не конкурент ни в чём, и собутыльник хороший, и коллега неплохой, и жену не уведу, и детям нравлюсь, и против никогда не пойду! Злой – всё наоборот! Да ещё тебе завидуют! Потому и вакуум! Я достал из холодильника бутылку абсента и кусок сала. Чёрт с ними со всеми! Я сегодня пью!

ЭПИЛОГ

Руководитель 4 экспедиции выключил объёмный визир, расширяющий изображение до половины комнаты. Информация с Земли, а ,точнее, из разных её районов, изрядно его утомили. Наконец-то, он принял решение по судьбе миссии. Мысленно он вызвал референта:
- «Дранг, я вас жду!»
- «Понял, Экселенц!» А вот и он! Расторопен, однако, его помощник!»
- «Сообщите мне о событиях последних 2 месяцев, пока я отсутствовал».
- «Я подготовил доклад. Ознакомитесь сами?»
- «Нет! Доложи!»
- «Хорошо! Итак, начнём с Эммануила. Философ окончательно спился и вчера сгорел в пламени пожара от непогашенной сигареты. Настя. Она долго жила у владельца заправок Хазбуллаева по кличке Хазбулат, беспробудно пьянствуя. Две недели назад в совершенно бес
- «Не надо! Я знаю. Продолжайте!»
- «Искатель начал тайно встречаться со своей бывшей женой, но прекратил после смерти Насти. Всю неделю спустя пил жестко и безжалостно. А потом вернулся на работу и набил морду начальнику, за что был уволен по статье. Неделю назад был арестован по подозр
- «Бред какой-то! У жителей Земли нет никакой логики мышления, одни эмоции. Хорошо, что у нас эмоциональная сфера изрядно усечена».
- «Совершенно согласен, Экселенц! Самое интересное, что любой из землян может с изрядной долей вероятности, до 85%, предсказать последствия своих поступков. И тем не менее они все делают то, что ведёт их к хаосу и разрушению».
- «Правильно, Дранг! А потому я принял решение свернуть на Земле 4 экспедицию, не помогать землянам пережить катастрофу и благополучно вернуться домой».
- «Осмелюсь спросить, Экселенц! Значит, гибель человечества неизбежна?»
- «Конечно, Дранг! Конечно, сроки катастрофы не привязаны жёстко к какой-то дате. Однако я боюсь, что до наступления природного Апокалипсиса они сами уничтожат себя и Землю, утвердив победу Зла над Добром внутри каждого землянина».
- «И их ничего не спасёт?»
- «Только они сами, Дранг, только сами! Правда, я в это не верю!»
- «Почему, Экселенц?»
- «К сожалению, вытянуть себя за чуб из болота, как сделал их знаменитый Мюнхгаузен, могут на Земле единицы. Духовность повысить по желанию нельзя. Её надо культивировать поколениями. А на Земле поколениями культивировалась только философия потребительств
- «Слушаюсь, Экселенц!»
Референт исчез так же как появился.
- «Ну, наконец, я один. Теперь я могу отдохнуть и принять ванну».
Смахнув щупальцами прядь ложноножек, прикрывших три пары глаз, он вытянул своё тело из рабочей кабины и нырнул в ванну с дымящейся концентрированной азотной кислотой.
- «Хорошо!» - прошипел Экселенц и расслабился. После стольких месяцев напряжённой работы можно и отдохнуть…